Веб-опитування про проект правопису на сайті Ізборник


[Г. Конискій. Исторія Русовъ, или Малой Россіи. — М., 1846. — С. 58-84.]

Предыдущая     Главная     СлЂдующая






Правительство Польское, издавна запрещавшее и возбранявшее выборы Гетмановъ Малоросійскихъ, умыслило, наконецъ, держать въ войскЂ Малоросійскомъ Наказныхъ Гетмановъ изъ старшинъ ихъ Генеральныхъ и Полковниковъ, каковъ покажется преданнЂйшимъ на сторону Польскую, дабы удержать тЂмъ войска сіи отъ запрещенныхъ имъ выборовъ. И по сему плану, въ 1646 году опредЂленъ и объявленъ въ ЧигиринЂ Наказнымъ Гетманомъ Есаулъ Генералъный и Полковникъ Чигиринскій, Иванъ Барабашъ, а при немъ въ сочленахъ оставленъ прежде выпущенный отъ Кабинета Королевскаго и пожалованый отъ Короля Жикгмунда Третьяго Писаремъ Генеральнымъ, Зиновій Богданъ Хмельницкій, который задолго передъ тЂмъ женился на дочери Дозорцы Чаплинскаго, АннЂ, нЂкогда освободившей его изъ-подъ ареста. Онъ имЂлъ отъ нея сыновей, Тимоθея и Юрія, Хмельницкихъ. Сей мужъ, будучи великаго разума и искуства, въ 1647 году уговорилъ и понудилъ Наказнаго Гетмана, Барабаша, взнесть представленіе къ Королю отъ лица всея Малоросіи, въ которой онъ есть теперь верховнымъ начальникомъ, слЂдовательно и опекуномъ народнымъ, о чинимыхъ народу сему отъ Польскихъ войскъ и начальниковъ несносныхъ гоненіяхъ, насильствахъ и крайнемъ его порабощеніи и разореніи. Королемъ тогда былъ Владиславъ Четвертый, извЂстный Рускій патріотъ, ходатайствовавшій нЂкогда за войска Рускія у Короля отца своего, вмЂстЂ съ Густавомъ, Королемъ Шведскимъ. Представленія Барабаша принялъ Владиславъ благосклонно, предлагалъ ихъ на разсужденіе и уваженіе Сенату и чинамъ Польскимъ, доказывая имъ въ сильныхъ выраженіяхъ, взятыхъ изъ бытія и примЂровъ разныхъ народовъ во /59/ вселенной, „что всякое правленіе насильственное и тиранское, каково теперь наше въ Руси  133, никогда не было прочно и долговременно, но, яко нЂчто вынужденное и взаимными интересами и согласіемъ неукрЂпленное, всегда оно разрушалось и съ трескомъ падало. А что народъ Рускій съ городами, селеніями и землями своими соединялся съ, Польшею добровольно на одинакія и равныя съ нею права и преимущества, сего опровергнуть мы ни чЂмъ не можемъ, яко утвержденнаго торжественными договорами и пактами, въ привиллегіяхъ и архивахъ хранящимись. Ежели же на опроверженіе того поставлять причиною возмущенія народныя, то справедливость требуетъ противоставить имъ и гоненія ихъ, нарушающія права и свободы народныя.“ Магнаты и чины Королевства, большею частію преклонны бывши на сторону Примаса Королевскаго, яко особы первенствующей духовной, на вся разрЂшающей, держалисъ его совЂтовъ и мнЂній, и обезсиливъ съ нимъ издавна власть Королевскую, и сдЂлавъ ее одною проформою, расхитили и подЂлили между собою премногія имЂнія національныя, Польскія и Рускія, и потому на перемЂны, стяжанію и самолюбію ихъ противныя, весьма не согласовали. И Король, по многихъ словопреніяхъ и уговорахъ, видячи, что онъ ни въ чемъ не успЂваетъ, нашелся принужденнымъ выговорить посламъ Малоросійскимъ и написать къ Наказному Гетману ихъ и войску, между прочимъ, сіи достопамятныя слова: „Поневажъ вы воины есте и имаете у себе мушкеты и сабли, то что вамъ возбраняетъ стать за себя и за свою свободу? Ибо видно жребій вашъ таковъ, чтобы имЂть все отъ меча, и даже самую свободу; а я помогать вамъ не въ силахъ,обуреваемъ будучи партизанствомъ и ихъ факціями.“


Наказный Гетмамъ, Барабашъ, получа рескрипть Королевскій, объявилъ его только одному Писарю Генеральному Хмельницкому; но и то по необходимости, яко Канцлеру націи, а отъ прочихъ чиновъ вовсе его утаилъ, держась стороны Поляковъ, отъ которыхъ онъ былъ знатно обдаренъ и имЂлъ. съ ними нарочитую дружбу. Хмельницкій многократно уговаривалъ Барабаша объявить Королевское изволеніе чинамъ, народу и войску, дабы ихъ ободрить благоволеніемъ къ нимъ толь справедливаго и милостиваго Монарха, и дать знать изъ-подъ руки Полякамъ, чтобы они вЂдали мысли Королевскія, пособствующія невинности народной, своеволіемъ насилуемой, и страшились бы обороны, позволяемой самимъ Монархомъ. Но Барабашъ, упоенный дарами Польскими и усыпленный ихъ льщеніями, ни на что оное не уважалъ, и принудилъ Хмельницкаго исполнить самому тотъ долгъ начальства, который онъ Барабашъ учинить былъ обязанъ. Хмельницкому оставалось употребить великое искуство, чтобы достать у Барабаша Королевскій рескриптъ, со тщаніемъ имъ хранимый, и огласить его чинамъ и войску. Благопріятный случай скоро ему въ томъ способствовалъ. Для новорожденнаго младенца въ фамиліи Хмельницкаго надобно было имЂть при крещеніи воспріемника; къ сему упрошенъ /60/ Хмельницкимъ Барабашъ, и онъ со всею свитою своею отправился изъ Чигирина въ жилой домъ Хмельницкаго, въ мЂстечко Субботовъ; а тамо, по совершеніи надъ младенцомъ таинства крещенія, начались обыкновенныя въ такихъ случаяхъ пиршества, на которыхъ употчиванъ Барабашъ и штатъ его съ умышленнымъ стараніемъ. Хмельницкій, снявши у соннаго Барабаша съ руки перстень и забравши перначь и шапку съ кокардою, достоинство Барабашево означающія, отправился съ ними ночью въ Чигиринъ и, явясь у жены Барабашевой, показалъ ей знаки мужніе, требуя у нея выдачи нужныхъ писемъ изъ кабинета Барабашева, яко бы имъ, Барабашемъ, для самонужнЂйшихъ надобностей и скоропостижно испрашиваемыхъ. Жена Барабашева, видя знаки мужніе и зная должность Писаря Генеральнаго, до котораго дЂла письменныя особливо принадлежатъ, отворила Хмельницкому кабинетъ мужній, и онъ нашелъ въ немъ извЂстный рескриптъ Королевскій и другіе важные акты, до народа Рускаго и правъ его относящіеся, забралъ ихъ и отправился изъ Чигирина прямо въ Запорожскую СЂчь, и прибылъ туда 7-го Августа, 1647 года.


Въ СЂчи Запорожской Хмельницкій нашелъ готовыхъ и способныхъ подъ ружье Козаковъ только съ небольшимъ триста человЂкъ, а прочіе разсЂяны были по ихъ промысламъ и ловитвамъ рыбнымъ и звЂринымъ. Къ нимъ призвалъ и собралъ Хмельницкій реестровыхъ Козаковъ, оставшихся отъ командованія Гетмана Гулака и въ зимовникахъ Запорожскихъ проживавшихъ, три тысячи сто пятнадцать человЂкъ, коимъ объявя изволеніе Королевское, позволяющее на оборону отечества, соглашалъ ихъ поднать оружіе противъ Поляковъ, общихъ своихъ супостатовъ. Козаки сіи, не дождавшись почти окончанія рЂчи Хмельницкаго, единогласно возгласили готовность свою на всЂ его предпріятія въ пользу отечества, и тогда же прикрыли Хмельницкаго шапками своими, въ знакъ выбора его въ Гетманы; но онъ, отклонивъ выборъ до общаго войсковаго и всЂхъ чиновъ согласія, вызвался предводительствовать ими въ прежнемъ своемъ чинЂ, и скоро за симъ предпринялъ завладЂть городомъ Кадакомъ, наполненнымъ Польскими войсками, чтобы симъ возстановить по прежнему сообщенія Малоросіи съ предЂлами Запорожскими. Атаку надъ Кадакомъ произвелъ Хмельницкій скоропостижно, и штурмъ, учиненный имъ нечаяннымъ образомъ, споспЂшествовалъ его намЂреніямъ весьма удачно. СпЂшившіеся Козаки, одною ихъ половиною дЂлали приступъ фальшивый со стороны степной, и производя пальбу и крикъ, лежачи на землЂ, обратили на себя все вниманіе и оборонительныя мЂры войска Польскаго; а другая половина пЂшихъ Козаковъ подползла берегомъ ДнЂпровскимъ подъ самую крЂпость и водными воротами вошла въ нее съ малымъ сопротивленіемъ; а внутри крЂпости ударили Козаки въ тылъ Польскихъ войскъ со всею опрометчивостью и произвели въ яихъ страшное убійство. Поляки тогда уже увЂрились о впаденіи непріятеля въ крЂпость, /61/ когда имъ побЂждены были. ДЂйствовавшіе отъ степу Козаки, свЂдавъ, что товарищи ихъ сражаются внутри крЂпости, перемЂнили притворную атаку свою на дЂйствительную и вломились въ крЂпость при слабомъ сопротивленіи, и тамъ докончали пораженіе войскъ Польскихъ на голову, такъ что не остался изъ нихъ ни одинъ, которой бы возвЂстилъ роду своему о ихъ истребленіи. Оставшаясь въ городЂ воинская аммуниція, со многими всЂхъ родовъ запасами, досталась въ добычу побЂдителямъ, и знатно помогла вооружить армію Козацкую.


По овладЂніи городомъ Кадакомъ, Хмельницкій назначилъ его сборнымъ мЂстомъ для войска Малоросійскаго, и послалъ въ околичные города и селенія окружные листы, съ извЂщеніемъ о предпріятіи его на оборону отечества и съ прописаніемъ послЂдовавшаго на то письменнаго соизволенія Королевскаго, и чтобы войска Малоросійскія, отложась отъ Наказнаго Гетмана, Барабаша, дознаннаго зрадтцы и предателя отечественнаго, контрактующаго тайно и явно съ Поляками на пагубу народную, собирались къ нему, въ Кадакъ, для дальнЂйшихъ совЂтованій и предпріятій. Скоро за симъ оповЂщеньемъ прибыли въ Кадакъ три тысячи человЂкъ реестровыхъ Козаковъ: Полтавскій, Миргородскій и Гадяцкій, и части другихъ полковъ, удалившихся отъ Барабаша въ ту пору, когда онъ вновь приводилъ къ присягЂ войска своего командованія на вЂрность службы ихъ, при поискахъ надъ Хмельницкимъ и его сообщниками. Барабашъ, скоро свЂдавъ о предпріятіи и успЂхахъ Хмельницкаго, тотчасъ далъ знать о томъ Коронному Гетману, Павлу Потоцкому, а онъ также, въ самой скорости, послалъ на помощь къ Барабашу сына своего, Стефана, съ девятью тысячами Польскихъ войскъ, кои, соединясь съ Барабашемъ въ городЂ Черкасахъ, учинили тутъ распоряженія къ нападенію на Хмельницкаго. Барабашъ, бывъ тогда объявленъ отъ Короля Гетманомъ Малоросійскимъ, имЂлъ при себЂ пять тысячь реестровыхъ Козаковъ, присягнувшихъ ему въ вЂрности, кои сЂли съ нимъ на струги и лодки и отправились ДнЂпромъ внизъ, съ тЂмъ, чтобы осадить Хмельницкаго въ КадакЂ и съ рЂки, сдЂлать въ городъ высадку; а Гетману Потоцкому, съ тринадцатью тысячами реестровыхъ и Польскихъ войскъ, осадить Кадакъ отъ степу и пресЂчь Хмельницкому и войску его всякую ретираду.


Хмельницкій, знавши о намЂреніи Барабаша и распоряженіяхъ его съ Потоцкимъ, сдЂлалъ и свои распоряженія къ оборонЂ. Онъ для флотиліи Барабашевой построилъ на одной косЂ ДнЂпровской, вышедшей далеко въ рЂку, сильную батарею и, снабдя ее тяжелою артиллеріею и пЂхотою съ длинными копьями, прикрылъ все то насаженнымъ вокругъ батареи тростникомъ и кустарникомъ. А въ КадакЂ оставилъ небольшое число пЂхоты, приказавъ ей всегда показываться на валахъ и батареяхъ городскихъ, и, расхаживая съ мЂста на мЂсто, увеличивать число свое; самъ же со всЂмъ коннымъ и пЂшимъ войскомъ скрылся въ байракахъ за нЂсколько верстъ передъ Кадакомъ. Войска Польскія шли степомъ, вровень съ пловучею по ДнЂпру флотиліею /62/ Барабашевою; и какъ только сближилась и насунулась флотилія сія на батарею, то пронзведенъ съ ней сильный залпъ изъ пушекъ, весьма удачно наведенныхъ по судамъ, съ которыхъ многія были разбиты и повреждены, а остальныя, отяжелены бывши навалившимися въ нихъ изъ разбитыхъ судовъ людьми, начали приставать въ безпорядкЂ къ берегамъ Хмельницкій по первому изъ пушекъ выстрЂлу вышелъ со всЂмъ своимъ войскомъ изъ байраковъ и ударилъ во фланги и тылъ войскъ Польскихъ, неожидавшихъ таковаго нападенія. Сраженіе было тяжкое и убійственное. Хмельницкій, врЂзавшись съ своими войсками въ середину Польскихъ, смЂшалъ ихъ и отнялъ всю артиллерію непріятельскую, а за тЂмъ, поражая непріятеля своими выстрЂлами и копьями, противъ которыхъ всегда Поляки трепещутъ и стоять не могутъ, загналъ ихъ между города и ДнЂпра въ узкое мЂсто и тамо простыхъ драгуновъ и жолнеровъ Польскихъ истребилъ до послЂдняго, а чиновниковъ ихъ и всЂхъ реестровыхъ Козаковъ принудилъ положитъ оружіе и отдаться въ плЂнъ; и сихъ чиновниковъ осталось сорокъ три человЂка, а въ томъ числЂ и Гетманъ Потоцкій.


По истребленіи Хмельницкимъ Польскихъ войскъ, бросился онъ къ реестровымъ Козакамъ, приплывшимъ съ Барабашемъ на флотиліи; онъ засталъ ихъ на берегу ДнЂпра, устроенныхъ къ оборонЂ. Хмельницкій, не дЂлая на нихъ нападенія, велЂлъ выставить противу нихъ бЂлое крещатое знамя съ провозглашеніемъ: „Миръ Христіанству.“ Потомъ пригласилъ къ себЂ подъ знамя всЂхъ чиновниковъ и многихъ Козаковъ, отложившихъ отъ себя оружіе, и такъ говорилъ имъ: „Помыслите, братіе и други, помыслите и разсудите, противу кого вы вооружились и за кого хотите бранъ съ нами имЂтъ, и кровь свою и нашу втуне проливать ? Я и окружающее меня товариство есть единокровная и единовЂрная ваша братія; интересы и пользы наши одни суть съ пользами и нуждами вашими. Мы подняли оружіе не для корысти какой или пустаго тщеславія, а единственно на оборону отечества нашего, жизни нашей, и жизни чадъ нашихъ, а равно и вашихъ! ВсЂ народы, живущіе во вселенной, всегда защищали, и будутъ защищать вЂчно, бытіе свое, свободу и собственность, и самыя даже пресмыкающіяся по землЂ животныя, каковы суть звЂри, скоты и птицы, защищають становища свои, гнЂзда свои и дЂтища свои до изнеможенія; и природа, по намЂренію Творца всЂхъ и Господа, снабдила разными къ тому орудіями въ самыхъ членахъ ихъ. Почто же намъ, братіе, быть нечувствительными и влачить тяжкія оковы рабства въ дремотЂ и постыдномъ невольничествЂ, въ собственной еще землЂ своей? Поляки, васъ вооружившіе на насъ, суть общіе и непримиримые враги наши; они уже все отняли у насъ: честь, права, собственность и самую свободу разговора  134 и вЂроисповЂданія нашего; остается при насъ одна жизнь, но и та ненадежна и несносна самимъ намъ; да и что за жизнь такая, когда она преислолнена горестей, страховъ и всегдашняго отчалнія? Предки наши, /63/ извЂстные всему свЂту, Славяне или Савроматы и Русы, соединясь съ Литовцами и Поляками добровольно и ради обоюдной защиты отъ инноплеменниковъ, пришли къ нимъ съ собственною своею природною землею, съ своими городами и селеніями и своими даже законами и со всЂмъ, въ жизни нужнымъ. Поляки ничего имъ и намъ не давали ни на одинъ пенязь, а заслуги наши и предковъ нашихъ, оказанныя Полякамъ въ оборонЂ и разширеніи Королевства ихъ, извЂстны сутъ всей ЕвропЂ и Азіи; да и сами Поляки хрониками своими очевидно тое доказываютъ. Но пролитая за нихъ кровь наша и избіенныя на ратныхъ поляхъ тысячи и тьмы воевъ нашихъ награждаются отъ Поляковъ однимъ презорствомъ, насиліемъ и всЂхъ родовъ тиранствами. И когда вы, о братья наши и други, когда не видите униженія своего отъ Поляковъ и не слышите презрЂнныхъ титуловъ, наданнымъ вамъ отъ нихъ, то есть, титуловъ хлопа и Схизматика, то вспомните, по крайней мЂрЂ, недавнія жертвы предковъ вашихъ и братіи вашей, преданныхъ коварствомъ и измЂною и замученныхъ Поляками самымъ неслыханнымъ варварствомъ. Вспомните, говорю, сожженныхъ живыми въ мЂдномъ быкЂ Гетмана Наливайка, Полковника Лободу, и другихъ; вспомните ободранныя и отрубленныя головы Гетману ПавлюгЂ, Обозному Гремичу и имымъ; вспомните наконецъ Гетмана Остряиицу, Обознаго Сурмила, Полковниковъ: Недригайла, Боюна и Рындича, коихъ колесовали и живымъ жилы тягли, а премногихъ съ ними чиновниковъ нашихъ, живыхъ же на спицы воткнули и другими лютЂйшими муками жизни лишили. Не забывайте, братія, и о тЂхъ неповинныхъ младенцахъ вашихъ, коихъ Поляки на рЂшеткахъ жарили и въ котлахъ варили. ВсЂ оные страстотерпцы замучены за отечество свое, за свободу и за вЂру отцовъ своихъ, презираемую и ругаемую Поляками въ глазахъ вашихъ. И сіи мученики, неповинно пострадавшіе, вопіютъ къ вамъ изъ гробовъ своихъ, требуя за кровь ихъ отмщенія и вызываютъ васъ на оборону самихъ себя и отечества своего.“


Едва кончилъ Хмельницкій рЂчь свою, возстало въ войскЂ волненіе и поднялся шумъ, яко духъ бурный; всЂ начали бросатъ оружіе и кричать: „Готовы умереть за отечество и вЂру нравославную! ПовелЂвай нами, Хмельницкій, повелЂвай и веди насъ, куда честь и полъза наша требуютъ. Отмстимъ за страдальцевъ нашихъ и за поруганіе вЂры нашей, или умремъ со славою. Да не увидимъ болЂе поношеній нашихъ, не услышимъ стону потомства нашего! Одно насъ теперъ смущаетъ только, что мы клялись предъ Богомъ и учинили присягу на евангеліи о вЂрномъ послушаніи Барабашу, сему врагу отечества и предателю нашему! „Вынужденныя клятвы неважны, отвЂчалъ Хмельницкій, и Богъ воевидЂцъ обратитъ ихъ на главу того, кто ихъ вынудилъ и призывалъ имя Его всуе. Законы Божественные, естественные и гражданскіе всегда такія клятвы уничтожаютъ; и вы отъ нихъ свободны; а болъше всЂхъ клятвъ обязаны вы своему отечеству, самою природою, и вЂрЂ святой, /64/ символомъ ея, вами исповЂдуемымъ. О семъ поборайте и за нихъ стойте; а болЂе сихъ жертвъ ничего отъ васъ не требуется.“


Козаки, утЂшенные рЂчами Хмельницкаго, устремились искать Барабаша, чтобы предать его на судъ войска, и нашли его, спрятавшагося въ одномъ суднЂ; но какъ выведенъ былъ изъ судна на берегъ, то, вырвавшись изъ рукъ Козацкихъ, бросился онъ стремглавъ въ рЂку и утопился; а Козаки тогда возгласили: „И погибе нечистивый! Да погибнеть же и память его съ шумомъ!“


Хмельницкій, соединивъ Барабашевы войска съ своими, провозглашенъ и утвержденъ отъ нихъ Гетманомъ Малоросійскимъ, Октября 15-го дня, 1647 года, и первымъ попеченіемъ его было возстановить и устроить полки реестровые на прежнемъ основаніи по планамъ Гетмана Ружинскаго, и разставить ихъ на кантониръ - квартиры въ Черкасахъ, ЧигиринЂ и УманЂ съ ихъ округами, отколь Поляки и Жиды заблаговременно убрались къ границамъ Польскимъ, а въ полки Малоросійскіе ежедневно приходили новыя войока изъ Малоросіи, и туть они формировались и вооружались. А между тЂмъ Гетманъ Хмельницкій отправилъ плЂнныхъ чиновниковъ Польскихъ и самаго ихъ Гетмана Потоцкаго въ Крымъ къ Хану, Исламъ-Гирею, даруя ихъ Хану для полученія надежнаго и прибыточнаго за нихъ выкупа. Просилъ онъ притомъ Хана о заключеніи съ нимъ союза противъ Поляковъ, напоминая о прежнихъ союзахъ и услугахъ Гетмановъ, Гулака и Полтора-Кожуха, съ войсками Малоросійскими, Крыму оказанныхъ, и объясняя, между прочимъ, что ни мало Поляковъ и войскъ ихъ не страшится, а только опасны ему одни ихъ подкупы и коварства, которыми они многихъ Гетмановъ и чиновниковъ Малоросійскихъ предательски къ себЂ захватили и перемучили, и теперь такимъ же оружіемъ грозять поступить, огласивъ въ народЂ знатную сумму червонцевъ за его предательство и измЂну, каковы въ партизанствахъ и факціяхъ суть обыкновенны.


Ханъ Исламъ-Гирей, поблагодаря Хмельницкаго за такой хорошій подарокъ, отказался, однако жь, отъ союза его съ нимъ и съ Малоросіею, поставлял непреоборимыми тому причинами мирное положеніе Султана, Его Императора, съ Польшею, и ссору Султанскую съ сильными сосЂдними державами Европейскими и Азіятскими, въ которыя и Татарскія войска непремЂнно будутъ употреблены. А совЂтовалъ онъ Хмельницкому принять къ себЂ за гвардію друга его Мурзу, Тугай-Бея, съ его ордою, состоящею изъ четырехъ тысячь; но и то подъ видомъ найму, на что сей Мурза имЂетъ изключительное право или особую привиллегію; а онъ за поведеніе и вЂрность Мурзы и за войска его ручается и отвЂчаетъ, обЂщевая во всемъ прочемъ быть несомнЂннымъ Хмельницкому пріятелемъ и покровителемъ, яко испытавшій многократно непостоянство Поляковъ и знающій совершенно коварный ихъ характеръ, за что поклялся онъ себЂ быть вЂчньмъ имъ непріятелемъ. Хмельницкій, бывши хорошій политикъ въ дЂлахъ /65/ министерскихъ, сего только и желалъ, чтобы свЂдать мысли Ханскія въ разсужденіи Поляковъ, а коресподенція его съ нимъ для того начата, дабы предварительно преклонить Хана на свою сторону, предупреждая Поляковъ, о которыхъ онъ зналъ, что не преминутъ подарками своими и посулами склонять Хана на свою сторону, чтобы онъ, въ случаЂ надобности, одЂлалъ войсками своими диверсію въ Малоросію. И такъ, согласясь Хмельницкій на Ханскія предложенія, послалъ въ Крымъ сына своего, Тимоθея, для договора съ Тугай Беемъ и пребыванія его, съ тайными наставленіями, при дворЂ Ханскомъ, въ характерЂ министра.


Гетманъ Хмельницкій, ратоборствуя во всю зиму на Поляковъ, послалъ на нихъ отряды войскъ своихъ во всЂ селенія Малоросійскія, позади своихъ позицій состоящія, и очистилъ отъ нихъ и отъ Жидовства ту часть Малоросіи по самый Кіевъ и Каневъ. Бывшія изъ нихъ на стражахъ начальства и мытничества избиты до послЂдняго, а имущество ихъ и вооруженіе забраты на войско. ЗнатнЂйшее же шляхетство Польское, то есть, ихъ вельможи, какъ то: Князь Вишневецкій, Яблонскій  135, воевода Кисиль  136, и многіе другіе, жившіе въ Малоросійскихъ городахъ и мЂстечкахъ, прежде бывшихъ ранговыхъ Гетманскихъ и урядничьихъ, а послЂ захваченныхъ ими своевольно и присвоенныхъ себЂ въ вЂчность по надачЂ, яко бы, Сената и РЂчи Посполитой, которыми они совершенно владЂли, именно, въ Лубнахъ, ЗолотоношЂ, Трахтемиро†и иныхъ, выправлены съ честію изъ городовъ оныхъ, во уваженіе, что изъ нихъ иные были Руской породы, обратившіеся въ первыя гоненія въ Католичество и Поляцтво; а другіе, бывши въ чинахъ и должностяхъ Малоросійскихъ, управляли народомъ и должностями съ благоразуміемъ и кротостію. И таковымъ всЂмъ никакого озлобленія не сдЂлано, а только за провладЂніе неправильнымъ образомъ Малоросійскими имЂніями взыскана съ нихъ контрибуція деньгами, лошадьми, военными снарядами и хлЂбомъ; и то все употреблено на войско. Равно и Жиды, признанные народомъ въ хорошемъ поведеніи и невредными, а полезными въ общежительствЂ, искупились цЂною серебра и вещьми, для войска надобными, и отпущены за границу безъ озлобленія.


Въ началЂ 1648 года имЂлъ Хмельницкій готоваго при себЂ войска, хорошо вооруженнаго, сорокъ три тысячи семь сотъ двадцать человЂкъ, и въ томъ числЂ реестровыхъ Козаковъ 35 тысячь, охочекомонныхъ или волонтеровъ 4,900, да Запорожскихъ Козаковъ 3,820 человЂкъ. Съ перваго АпрЂля того года, свЂдавши онъ, что Коронный Гетманъ, Павелъ Потоцкій, со многочисленною Польскою арміею, собравшись при КаменцЂ Подольскомъ, идеть внизъ по рЂкЂ ДнЂпру къ УманщинЂ, выступилъ противъ него съ двадцатью пятью тысячами войска, оставивъ прочее въ крЂпкомъ положеніи при рЂкЂ БугЂ резервнымъ корпусомъ. И идучи внизъ по рЂкЂ Егарлику, выслалъ противъ арміи Польской нЂсколько партій легкихъ войскъ, и повелЂлъ /66/ имъ, нападая на авангардъ Польскій, удалятъся оть него скоропоспЂшно, показывая видъ, что они противъ ихъ трусятъ, и всЂ войска Козацкія отъ того бЂгутъ къ границамъ Татарскимъ. А между тЂмъ поворотилъ Хмельницкій со всЂмъ войскомъ въ степъ къ Желтымъ Водамъ, гдЂ, укрЂпивъ на возвышенности обозъ свой окопами и тяжелою артиллеріею и оставивъ въ немъ нЂсколько пЂхоты съ подъемными лошадьми, построенными вмЂсто конницы, скрылся ночью всторону отъ обоза за очерета и балки тамошнія. Гетманъ Потоцкій съ войсками Польскими, гоня передъ собою партіи Хмельницкаго, насунулся на обозъ Козацкій, за который партіи сего скрылись, и возмечтавъ, что все отъ него бЂжитъ и кроется, безъ должнаго размышленія и пріуготовленія, не укрЂпивъ даже обоза своего, повелъ заразъ атаку на станъ Козацкій. Произведенная съ обЂихъ сторонъ пальба изъ пушекъ и ружьевъ причинила обыкновенный громъ и трескъ, а поднявшійся отъ того дымъ помрачилъ горизонтъ и покрылъ сражающихся. Хмельницкій въ ту самую пору со всЂмъ войскомъ вышелъ изъ закрытья и, прошедъ обозами Польскими до самаго тылу ихъ войскъ, ударилъ на нихъ во всей опрометчивости, и сдЂлавъ первый, весьма удачный, выстрЂлъ изъ пушекъ и ружьевъ, напустилъ потомъ копьями. Поляки, только что узнавъ о нападеніи непріятеля, начали на него оборачиваться, но уже имъ побЂждены и смЂшаны были. Убійство произведено жестокое и повсемЂстное, Поляки, обстрЂлявшись на обозъ Козацкій, не успЂли собраться съ новыми зарядами, оборонялись однЂми саблями; но сабли противъ копьевъ есть оборона весьма слабая, и Козаки перекололя ими Поляковъ болЂе двЂнадцати тысячь, и въ томъ числЂ убиты Сенаторскія дЂти : Шембекъ и І СапЂга, и многіе Полковники и другіе знатные люди. Окончилось тЂмъ, что они разбЂжались въ великомъ безпорядкЂ и куда кто видЂлъ, оставивъ обозъ свой со всЂми снарядами и запасами въ добычу Козакамъ. На погонЂ схвачено въ плЂнъ чиновниковъ Польскихъ сорокъ девять человЂкъ, въ томъ числЂ самъ Гетманъ Потоцкій. Сраженіе сіе произходило АпрЂля 8-го, въ день Субботный, и Хмельницкій, отправивъ на мЂстЂ благодарственныя Богу мольбы за такую знатную надъ непріятелемъ побЂду, похоронилъ мертвецовъ своихъ и Польскихъ, а живыхъ плЂнниковъ Польскихъ и Гетмана ихъ, Потоцкаго, отослалъ въ новый даръ къ Хану Крымскому, отъ коего получилъ благодарственный адресъ, съ увЂреніемъ о непремЂнной дружбЂ его къ Хмельницкому и ко всей націи Малоросійской, и съ обнадеживаніемъ о готовности своей на ихъ помощь, въ случаЂ нужды и коль скоро откроется къ тому возможность.


Гетманъ Хмельницкій, отправившись отъ Желтыхъ Водъ, поспЂшилъ съ войсками Казацкими къ городу Каменцу Подольскому, который почитался, наровнЂ съ Кадакомъ, непобЂдимою у Поляковъ крЂпостью, и былъ гнЂздомъ или сборнымъ мЂстомъ для войскъ Польскихъ, направляемыхъ на Малоросію. Резервному корпусу своему, /67/ бывшему подъ командою Писаря Генеральнаго, Максима Кривоноса, велЂлъ слЂдовать съ правой стороны арміи надъ рЂкою Бугомъ. Приближась къ Каменцу, засталъ тамъ Хмельницкій новаго Гетмана, Калиновскаго, съ свЂжими Польскими войсками, разположеннаго станомъ подъ батареями крЂпости. Онъ разположилъ и укрЂпилъ станъ свой въ виду непріятельскаго и въ теченіи первыхъ дней производилъ объЂзды и осмотръ стана Польскаго и крЂпости, съ легкими съ обЂихъ сторонъ перестрЂлками; а 16-го числа Мая, на самой зарЂ, повелъ Хмельницкій атаку на станъ Польскій съ боку крЂпости, подъ которую еще съ полуночи подползла, съ нижней стороны, знатная частъ его пЂхоты съ одними ружьями и копьями. И когда съ стороны Козацкой началась на станъ Польскій сильная пальба изъ пушекъ и ружьевъ и произведенъ нарочито великій крикъ отъ войска, то въ то самое время пЂхота Козацкая, выскакавшая завременно и отворившая себЂ проходы въ крЂпости за водою, ввалилась чрезъ нихъ во внутрь крЂпости. Гарнизонъ тамошній, не ожидавшій никогда съ этого мЂста нападенія, яко со стороны неприступной и самою натурою, то есть, каменною скалою укрЂпленной, оборотясь, къ тому мЂсту спиною, смотрЂлъ внимательно на произходившее внизу за крЂпостью сраженіе, а Козаки, напавъ на него нечаянно въ тылъ, повергли большую часть солдатъ гарнизонныхъ копьями на землю, а остальные изъ нихъ, хотя, оборотившись на непріятеля, и принялись за оборону, но уже было поздно и все разстроено, и они истреблены Козаками всЂ до единаго. И такъ, очистивъ Козаки крЂпость сію отъ гарнизона, обратили съ батарей ея пушки на станъ Польскій и произвели въ немъ ядрами и картечами великое пораженіе. Поляки, ощутивъ гибель свою изъ той крЂпости, которую почитали своею защитою, пришли въ изумленіе и разстройство и начали въ крайнемъ безпорядкЂ бЂжать изъ стана; а Хмельницкій, примЂтивъ удачное дЂйствіе пЂхоты своей изъ крЂпости и побЂгъ Поляковъ изъ ихъ стана, наступилъ всЂми силами на оный и, занявъ его съ малымъ сопротивленіемъ, погнался конницею своею за бЂгущими Поляками, изъ коихъ спаслись не многіе бЂгствомъ, а прочіе были избиты, и станъ достался въ добычу побЂдителямъ, со множествомъ артиллеріи и всякихъ запасовъ. При погребеніи обостороннихъ убитыхъ сочтено тЂлъ Польскихъ, въ крЂпости и внЂ оной, 12,713, а Козацкихъ только 377, и сіе великое неравенство приписывается удачному взатію крЂпости и стана, съ слабымъ сопротивленіемъ отъ Поляковъ, и ихъ оплошности.


Въ КаменцЂ Подольскомъ оставилъ Хмельницкій достаточный гарнизонъ Козацкій, а разкомандировавъ оттоль многіе корпусы и деташаменты во всю Малоросію, сопредЂльную съ рубежами Польскими и Литовскими, повелЂлъ начальникамъ тЂхъ командъ выгонять и истреблать Поляковъ и Жидовъ, гдЂ они ими найдены будутъ, а паче примЂчать за движеніемъ войскъ Польскихъ и Литовскихъ внутрь ихъ земель, и ихъ отражать при границахъ, а ему давать о томъ знать для вспомоществованія. /68/ И сіи деташированные были: Обозный Генеральный, Носачь, и Полковникъ Дорошенко въ Галицію и Княжество Острожское; Писарь Генералъный, Кривоносъ, и Полковникъ Лукашъ Шаблюка, черезъ Кіевъ, къ городу Слуцку и рЂкЂ Случи, а Есаулъ Генеральный, Родакъ  137, и Полковники: Остапъ Нестелій  138 и Федорь Богунъ къ рЂкЂ Припети и далЂе въ Литву, Хорунжій Генеральный Буйносъ и Полковники охочекомонные: Яковъ Гладкій и Кондратъ Худорбай  139, за Черниговъ, въ ПолЂсье и СЂверію; а самъ Хмельницкій, съ главнымъ войскомъ, проходя Малоросію срединою, остановился при городЂ БЂлой Церкви и оттоль, 28 Мая, разослалъ въ Малоросію прокламацію свою или универсалъ слЂдующаго содержанія:


„Зиновій Богданъ Хмельницкій, Гетманъ славнаго войска Реестроваго и Запорожскаго и всея по обЂимъ сторонамъ ДнЂпра сущей Украины Малоросійской, вамъ всЂмъ Малоросійскимъ по обЂимъ сторонамъ рЂки ДнЂпра Шляхетнымъ и Посполитымъ, большаго и меньшаго чина, людямъ, а особливо шляхетно урожонымъ Козакамъ, истой  140 братіи нашей, симъ универсаломъ нашимъ ознаймуемъ, ижъ не безъ причинъ нашихъ слушныхъ мусилисьмо зачать войну и поднять оружіе наше на Поляковъ, черезъ которое що ся, при всесильной помощи Божеской, на Жолтой водЂ АпрЂля 8-го, а потомъ подъ Каменцомъ, Маія 10-го, — надъ ними Поляками стало, то всЂмъ Вамъ уже совершенно есть вЂдомо. Теперь же, по двоихъ оныхъ надъ Поляками неровныхъ битвахъ нашихъ, скоро получили вЂдомо, же они тЂмъ несчастіемъ своимъ разгнЂваны и разъярены будучи, не только сами Панове и Княжата около Вислы и за Вислою многія на насъ стягають и совокупляють войски, але и самаго найяснЂйшаго Короля своего, Владислава, Пана нашего милостиваго и отца ласковаго, на насъ подмовляють и возбуждають, абы со всЂми силами своими, пришедши въ Украину нашу Малоросійскую, латво насъ огнемъ и мечемъ завоевали, и мешканье наше сплюндровавши, разорили и въ прахъ и пепелъ обернули, а самыхъ насъ выбили, другихъ же въ немилосердую неволю забрали и на иншія далечайшія за Вислу мЂста выпроводили, славу нашу не только въ части свЂта Европейскаго право славленую, но и въ одлеглыхъ за моремъ Чернымъ странахъ Азіатскихъ довольно народамъ тамошнимъ вЂдомую, испразднили и поглотили. Постановилисьмо въ намЂреніи нашемъ не противъ Короля, Пана нашего милостиваго, а противъ Поляковъ гордыхъ, за ни защо имаючихъ его Королевскія высоковажныя привилеи, намъ Козакамъ и всЂмъ обще Малоросіянамъ данныя, права и вольности наши древнія, при насъ заховуючія и укрЂпляючія, мужественнымъ и небоязненнымъ, при помощи Божіей, станути сердцемъ и оружіемъ. Для сего, притягнувши отъ Каменецка  141, и станувши обозомъ нашимъ войсковымъ тутъ подъ БЂлою Церковью, пишемъ до васъ сей универсалъ, чрезъ который зазываемъ и заохочуемъ васъ всЂхъ Малоросіянъ, братію нашу, къ намъ до компаніи военной, /69/ а тое прикладуемъ и извЂствуемъ, ижъ они Поляки, подлугъ ихъ же кроникаровъ Польскихъ свидЂтельства, оть насъ, Савроматовъ и Русовъ уродившись и изшедши, и заедино съ початку съ самовласною братіею нашею, Савроматами и Русами бувши, а несытой славы и богатства душевреднаго себЂ ищучи, оть сопребыванія съ предками нашими древнихъ оныхъ вЂковъ отдЂлились и иное именованіе, еже есть Ляхи и Поляки, себЂ учинившн и за Вислу заволокшись, на чужихъ грунтахъ и земляхъ, тамъ, между знаменитыми рЂками, Одрою и Вислою, засЂли; многимъ околичнымъ землямъ и панствамъ НЂмецкимъ и инымъ западнымъ и полуночнымъ сошкодивши и державы ихъ, съ людьскими населеніями, звоевавши и разбойническимъ образомъ прошлыхъ оныхъ древнихъ вЂковъ утрутавши и укравши себЂ, завладЂли. Потомъ, за прошествіемъ многихъ временъ, въ селеніяхъ своихъ понадъ Вислою, въ пространныхъ тамошнихъ чуждыхъ земляхъ расплодившись и умножившись, а прореченными людскими шкодами и издырствами недовольны будучи, повстали напрасно и безсовЂстно, яко же иногда Каинъ на Авеля, на Русовъ альбо Савроматовъ, власную съ древности природную братію свою, и за предводительствомъ Короля своего, Казимира Великаго, уже имъ сего имени Третьяго, року отъ Рождества Христова 1335, альбо 1359, звлаща умалившимся и оскудЂвшимъ тогда Кіевскимъ и Острожскимъ и инымъ истиннымъ Рускимъ Княземъ нашимъ, завоевавши ихъ своей несытости, привлащали и подчинили истинныя съ древнихъ вЂковъ земли и провинціи Сарматскіа альбо Козацкія, наши Рускія, отъ Подоля, Волыня и Волохъ посполу и ажъ до самаго Вильня и Смоленска, долгія и обширныя границы свои имущія, а имянно: землю Кіевскую, Галицкую, Львовскую, Хелмскую, Бельзскую, Подольскую, Волынскую, Перемышлевскую Мстиславскую, Витебскую и Полоцкую. И не только въ упомянутыхъ земляхъ и провинціяхъ нашихъ Рускихъ славное имя наше Козацкое изпразднили, але, що найгорше и найжалостнЂйше, всЂхъ оныхъ, братію нашу, Роксоляновъ, въ невольническое подданское ярмо запрягти, отъ вЂры отеческія Православныя, душеспасительныя Грекороссійскія, отторгнули и до пагубной Уніи и Римскаго заблужденія силою, гвалтомъ и многими надъ совЂстію Христіанскою мученіями и тиранствомъ привлекли и приневолили, всЂхъ первыхъ Князей и Королей своихъ Польскихъ, благочестіе наше Грекороссійское хранившихъ и утвердившихъ, привиллегіи и мандаты презрЂвши, уничтоживши и цале противъ политики шляхетской и доброй совЂсти ихъ скасовали. Но гды и того душевреднаго, въ погибель влекущаго, Схизматическаго ихъ несытаго учинку (еже благочестіе святое на Унію обернули и честь Козацкую въ нечестіе и незнаніе претворили), заздрость ихъ и гордость мало быти показывала, то, наконецъ, положились було, мимо волю Королевскую, Пана нашего милостиваго, и изъ самихъ крайнихъ и остатнихъ, оть Поль Дикихъ будучихъ, яко /70/ то : Чигирина, Трахтемирова Переяслова, Полтавы и иныхъ многихъ городовъ и селъ, по обЂыхъ сторонахъ рЂки ДнЂпра зостаючихъ, Украины Малоросійскія, властной, предковЂчной отчизны нашей, отъ Святаго Равноапостольнаго Князя Владимира Кіевскаго, святымъ крещеніемъ Русь просвЂтившаго, благочестіемъ истиннымъ и непоколебимымъ сіяющихъ знатнЂйшихъ людей и Козаковъ, выгубити и выкоренити; а самимъ поспольствомъ альбо посполитымъ народомъ нашимъ завладЂвши, и не только въ ярмо невольничье ихъ запрягти, но, по своей безбожной ,волЂ, и душевредную правиламъ священнымъ и святыхъ отецъ нашихъ противную приняти Унію, чего уже певные были знаки и документы, когда не только многихъ Козаковъ и мЂщанъ, братію нашу, псы дозорцы Лядскіе, поЂли и когда плётками фальшиве панамъ  142 своимъ оскаржовали, и въ потеряніе головъ ихъ приправили, и добрами и имЂніями ихъ завладЂли, що и мнЂ, Хмельницкому, отъ нецнотливаго сына и брехуна, Чаплинскаго, дозорцы Чигиринскаго, пришлось було терпЂти и головы позбути; але и вЂру нашу Православную завжде ругали и безчестили, священниковъ нашихъ благочестивыхъ, гдЂ колвекъ изъ якой, хотя найменшой, причины безчествуючи, ругаючи, бьючи, разкровавляючи, власы и брады выдирали и урЂзовали. Якія жъ вамъ самимъ всЂмъ Малоросіянамъ отъ нихъ Поляковъ и Жидовъ, ихъ арендаровъ и любимыхъ факторовъ, по сіе время являлися обиды, тяжести, озлобленія и раззоренія, тутъ мы тихъ не выменюемъ, поневажъ вы сами объ нихъ вЂдаете и памятуете. Тое только тутъ вамъ припоминаемъ, ижъ до такой пришли було есте неволи у Поляковъ, же двомъ або тремъ на мЂстЂ въ улицЂ или въ дому своемъ сшедшимся, заказано и невольно було вамъ съ собою поговорити и о потребахъ своихъ господарскихъ побесЂдовати, безъ чего акты Христіанскіе и весельные быти не могуть. И що Богъ Творецъ далъ человЂку уста на глаголаніе, тые Поляки строгими указами своими заграждали и нЂмствовати надъ политику и всего свЂтные звычаи вамъ було приказали. Якое несносное бремя и устъ заключеніе поневажъ милость Божія всемогущая благословила и помогла намъ оружіемъ нашимъ военнымъ отсЂкти и одомкнути, побЂжденіемъ знаменитымъ въ двухъ вышереченныхъ побЂдахъ Поляковъ супостатовъ нашихъ. Теды да будеть о томъ присно хвалимо и превозносимо имя Его Божественное, яко не презри безустниковъ воздыханія и слезъ вашихъ, чрезъ Поляковъ пролитыхъ и проливаемыхъ! А що мы нынЂшнюю съ Поляками учинили войну безъ вЂдома и совЂта вашего всенароднаго, за тое вы насъ не ужасайтеся! Гды жъ мы учинили такъ для лучшей пользы вашей и нашей, научившися осторожности и лучшаго воинскаго управленія съ прикладу прежнихъ братій нашихъ, подъ Кумейками и на устьи рЂки Тясмина съ Поляками недавно прошлыхъ временъ войну имЂвшихъ, которые поневажъ прежде войны своей универсалами своими, до васъ во всю Украину засланными, /71/ увЂдомили Поляковъ о своемъ противномъ ихъ намЂреніи. Теды тЂмъ увЂдомленіемъ предстереженные Поляки, якъ надлежало запобЂгти злу своему, приготовились и на побЂжденіе ихъ войскъ Козацкихъ приспособились. И мы тежъ таковаго несчастливаго случая удержалися ажъ по сіе время съ симъ универсаломъ о начатомь съ Поляками дЂлу военномъ увЂдомленіемъ нашимъ. А теперь, якъ вЂдати вамъ, всЂмъ обще Маллоросіянамъ, о томъ доносимъ, такъ и до компаніи военной на предлежащее съ ними жъ Поляками дЂло военное васъ вызываемЂ и заохочуемъ. Кому мила вЂра благочестивая, отъ Поляковъ на Унію претворенная, кому изъ васъ любима цЂлость отчизны нашей, Украины Малоросійской, и честь ваша шляхетская, отъ Поляковъ уничтожаемая, весьма посмЂваемая, попираемая и поругаемая, тотъ всякъ не якъ отродокъ, но якъ зычливый и любезный сынъ отчизны своей, по выслушанію сего универсальнаго ознайменья нашого, къ намъ въ обозъ подъ БЂлую Церковь на добрыхъ коняхъ а съ исправнымъ оружіемъ, неоткладно прибувати и всполнЂ съ нами, прикладомъ старовЂчныхъ, валечныхъ и многимъ народомъ въ околичныхъ странахъ славныхъ предковъ своихъ, станути мужественно и небоязненно, при всемогущей помощи Божіей, противъ Поляковъ, своихъ грабителей, злобителей и супостатовъ, рачи. Ибо естьли не изволите допомогти намъ въ настоящей военной компаніи, то вЂдайте, же, якъ Поляки насъ одолЂють, певне и васъ всЂхъ Малоросіянъ, безъ жаднаго браку и респекту, подлугь давняго злаго намЂренія своего, не только огнемъ и мечемъ зруйнують и опустошать, але и всеконечнымъ вЂры нашея благочестивыя и святыя искорененіемъ и поруганіемъ, остатки ваши и чадъ вашихъ въ плЂнъ загорнуть и въ непремЂнную всегдашней неволи облекуть одежду. Лучше теды и благополезнЂйше намъ за вЂру Святую Православную и за цЂлость отчизны на пляцу военномъ, отъ оружія браннаго полягти, нежели въ домахъ своихъ, яко невЂстюхамъ, побіеннымъ быти. Гды же естьли умремъ за благочестивую вЂру нашу, то не только слава и отвага наша лицарская во всЂхъ Европейскихъ и иныхъ странахъ, дальнихъ земляхъ, славно провозгласится, але и упованіе наше, еже за благочестіе умрети, будеть безсмертія исполнено и страдальческими вЂнцами отъ Бога вЂнчано Не бойтеся теды, вашьмосци, братія наша, шлятетно урожоная Малоросійская, Поляковъ, хочь бы и найбольшія були ихъ войска ! Але прикладомъ славныхъ и великихЂ Русовъ предковъ своихъ, при своей правдЂ, за благочестіе святое, за цЂлость отчизны и за поломаніе прежнихъ правъ и вольностей своихъ, станьте сполно съ нами противъ тЂхъ, своихъ обидителей и разорителей, съ несумнЂнною надеждою своею отъ бЂдъ настоящихъ освобожденія и всемощныя благодати Божія, въ наступающемъ случаЂ военномъ, на супостатовъ нашихъ помощь намъ сотворить готовыя, якой то благодати Божественной уже и суть знаки, первое: двукратная выше поименованная /72/ побЂда Поляковъ; второе: щирая прихильность всего войска низоваго, Запорожскаго, на помощь нашу въ готовность зостающаго, кромЂ того, что ужъ при насъ есть тысячь три съ лишкомъ; третіе: найяснЂйшій Ханъ Крымскій зо всЂми ордами помогати намъ при нуждЂ готовъ есть на Поляковъ, при которомъ, для лучшей певности, и сына старшаго, Тимоша, резидовать мы оставили, и теперь готовой оть его Ханской милости, доброй и военной орды Крымской идеть до насъ тысячь съ четыре съ паномъ Тугай Беемъ, мурзою значнымъ; четвертое: и Козаковъ реестровыхъ, братіи нашей, пятнадцать тысячь, що отъ Гетмана Короннаго съ Барабашемъ Полковникомъ и съ НЂмцами при Гетманичу выправлены були въ суднахъ водныхъ и румомъ противъ насъ, и у Кадака отдавши Барабаша, недруга отчизнаго, а похлЂбцу Лядскаго, ДнЂпровымъ глубинамъ, къ намъ пристало и военной въ обЂихъ разахъ экспедиціи значне допомогло намъ, слушне тую присягу зломавши, которую на вЂрность Гетманамъ Короннымъ у Черкасахъ предъ сЂданіемъ въ судна водная подъ оружьемъ Лядскимъ, яко невольники и плЂнники, было принуждено выконать, когда сами Поляки до зломанія тоей присяги суть виною и початкомъ, сами первые поломавши, мимо волю Королевскую, права и вольности древнія Козацкія и Малоросійскія, и присягу свою на пріязнь, при ненарушимой цЂлости давнихъ правъ и вольностей, Козакамъ и всЂмъ Малоросіянамъ взаимне учиненную; пятое: изъ власныхъ ихъ людей три тысячи драгуніи предъ Кадацкою  143 битвою, въ передней стражЂ бывшей, вЂрность и присягу свою зломала и Гетмановъ Коронныхъ оставивши, къ намъ добровольне присовокупилася, такъ для того, ижъ була укривженною въ своихъ заслугахъ, якожъ и для того, ижъ разумЂла ненависть и злобу Гетмановъ своихъ Коронныхъ и всЂхъ пановъ Польскихъ, ко всЂмъ намъ Малоросіянамъ бывшую, и на всеконечное наше и вЂры нашея Православныя искорененіе и потребленіе, великимъ гнЂвомъ устремившуюся, изволили лучше послЂдовать намъ Малоросіянамъ, при правдЂ и истинЂ сущимъ, за права и вольности свои стоящимъ, нежели своимъ Полякамъ, неправедно на искорененіе наше повставшимъ и гордостною яростію воспаляемымъ; шестое: и для того ласка Божія и помощь Его всесильная при насъ бути можеть, ижъ при обидахъ нашихъ зачали войну сію съ Поляками, не безъ вЂдома и позволенія пана нашего, найяснЂйшаго Королевскаго Величества, Владислава Четвертаго, который року 1633, во время счастливой своей коронаціи, бывшимъ и намъ при оной съ Барабашомъ и иными знатными войска Малоросійскаго товарищами, прикладомъ прежнихъ найясиЂйшихъ Князей и Королей Польскихъ, антецессоровъ своихъ, всЂ наши войсковыя и Малоросійскія давнія права и вольности, при особливомъ утвержденіи вЂры нашей Православной, новымъ своимъ на паргаментЂ краснописаннымъ Королевскимъ подписаніемъ власной руки и при /73/ завЂсистой коронной печати, ствердивши привиліемъ, отправилъ насъ, яко отецъ ласковый, ударовавши каждаго значными подарками. А при отпра†нашей, на единЂ бывшей, устнЂ Его Величество къ намъ мовилъ: „Абысьмо по прежнему Гетмана собЂ постановили и при своихъ правахъ и вольностяхъ крЂпко стояли, не поддаючи оныхъ Полякамъ въ попраніе, щитячися Его Королевскими и иными давними привилегіями. А естьли бы панове Польскіе, или дозорцы, тыхъ привилеевъ не слухали, то маете, мовить Его Королевское Величество, мушкетъ и саблю при боку : тыми прето можете боронити свои отъ Поляковъ повреждаемыя права и вольности!“ ПослЂ чего въ колько лЂтъ, гды непрестанно дЂялись отъ Поляковъ злобныхъ бЂды и крайнія раззоренія, тогда знову мы всЂ съ Барабашемъ супликовалисьмо о томъ черезъ нарочныхъ пословъ нашихъ до Его Королевскаго Величества, Владислава, Пана своего милостиваго, который, при отпра†ихъ, яко словесно, такъ и приватнымъ листомъ своимъ Королевскимъ до Барабаша и до всЂхъ насъ Козаковъ, тоежъ свое Королевское, прежде намъ самимъ мовленное, же, на оборону правъ имЂемъ мушкеть и саблю, подтвердилъ и повторилъ слово. Но поневажъ Барабашъ Полковникъ, недругъ и нежелатель добра отчизны нашей, яко такое милостивое Королевское слово и позволеніе, такъ и привилею его таилъ и безъ жадной пользы Малоросійской крылъ у себо, не стараючися о неизбраніи Гетмана Козацкаго, объ увольненіи отъ обидъ Лядскихъ всего народа Малоросійскаго теды я, Хмельницкій, взявши Господа Бога на помощъ и отобравши штучнымъ образомъ у Барабаша привилегіи Королевскія, мусилемъ сіе военное съ Поляками зачати дЂло, на которое Его Королевскаго Величества самой превысокой особы войною на насъ порушенія нигды не чаемъ, такъ для того, же зачалисьмо сію войну съ Поляками за позволеніемъ Его Королевскимъ, яко и для того, же Поляки легце Его Королевскую превысокую персону у себе важучи, мандатовъ и приказовъ Его не слухали и непрестанныя Малоросіи утЂсненія налагали. А естьли Король, ижъ есть войску всему глава, самъ въ войску Польскомъ проти†насъ не пойдеть, то пановъ Польскихъ и ихъ многособраннаго войска, яко тЂла, альбо ока безъ главнаго наймнЂйше устрашитися не хотимо. Бо, ежели ветхій Римъ, иже всЂхъ Европейскихъ градовъ матерію нарещися можеть, многими Панствами и Монархіями владЂвый и о шести стахъ четыредесяти и пяти тысячей войска своего древле гордившійся, съ давнихъ оныхъ вЂковъ далеко меньшихъ противъ помянутой воинственной силы Римской, валечныхъ Русовъ изъ Русіи, отъ поморія Балтійскаго альбо НЂмецкаго, собранныхъ, за предводительствомъ Князя ихъ, коль былъ взатый и четырнадцать лЂтъ обладаемый, то намъ теперь гвалтомъ оныхъ древнихъ Русовъ, предковъ нашихъ, кто можеть возбранити дЂльности воинской и уменшити отваги лицарской? Що вамъ, братіи нашей, обще всЂмъ Малоросіянамъ, предложивши и до разсужденія /74/ здраваго подавши, поспЂхъ вашъ къ намъ въ обозъ, подъ БЂлую Церковь, прилежно и пильно жадаемъ, и инъ же упрійме зычимъ отъ Господа Бога здравія и благополучнаго во всемъ узнати поваженія! Данъ въ обозЂ нашемъ подъ БЂлою Церквою, 1648 года,мЂсяца Маія 28 дия.“


Отъ командированныхъ Гетманомъ Хмельницкимъ корпусныхъ его начальниковъ получены имъ, подъ БЂлою Церквою, донесенія: первое, отъ Писаря Генеральнаго, Кривоноса, что убЂжавшій отъ Каменца Подольскаго Гетманъ Польскій, Калиновскій, собравъ новую армію изъ Польскихъ и Литовскихъ войскъ, пробирается съ ними въ Подолію и, по словамъ пойманныхъ языковъ, переправился уже черезъ рЂку Случь; другое отъ Есаула Генеральнаго, Родака, что онъ, свЂдавъ при рЂкЂ Припети о походЂ Князя Литовскаго, Радзивила, съ войсками тамошними въ СЂверію, отправился вслЂдъ за нимъ съ своимъ корпусомъ и засталъ его около мЂстечка Городни  143, торжествующаго побЂду свою, одержанную надъ Хорунжимъ, Буйносомъ, и Полковниками, Гладкимъ и Худорбаемъ, изъ которыхъ Буйносъ, Гладкій и Есаулъ Полковой, Подобай, со многими Козаками были убиты и вьюки ихъ, съ запасами и артиллеріею, достались непріятелю въ добычу, а Полковникъ Худорбай, съ остальнымъ войскомъ, присоединился къ нему Родаку, встрЂтилъ его въ ГомельщинЂ. Посему Есаулъ, Родакъ, съ крайнею поспЂшностію приближась къ табуру Радзивилову и, чрезъ разъЂзжія партіи свои и пойманыхъ языковъ, свЂдавъ, что войска Радзивиловы, упоенныя побЂдою своею, стоятъ безпечно и, безъ всякихъ осторожностей и приготовленій, покоятся въ лагерЂ, а мЂстами и пируютъ, напалъ на нихъ всЂми войсками своими, вышедшими нечаянно изъ-за лЂса, и въ первое стремленіе отогналъ конницею своею всЂхъ непріятельскихъ лошадей, бывшихъ на пастбЂ, а спЂшившимись Козаками сдЂлавши выстрЂлъ изъ артиллеріи и ружьевъ по табуру, напустилъ ихъ съ копьями на войска Литовскія, которыя, бывъ полунаги и невооруженны, шатались съ мЂста на мЂсто и хватались то за одЂяніе, то за вооруженіе. Но Козаки, не давъ имъ поправиться и построиться, всЂхъ ихъ перекололи и перебили, а спаслись одни разбЂжавшіеся въ лЂса, и командиръ ихъ, Князь Радзивилъ, перебравшійся, съ лучшею, но не многою, конницею, за рЂчку, и также въ лЂсахъ скрывшійся. Обширный лагерь Радзивиловъ, его великолЂпные экипажи, съ сервизами и буфетами, и обозъ войсковой, со всЂми запасами и артиллеріею, досталися въ добычу Козакамъ и ихъ обогатили, а мЂлкимъ оружіемъ и лошадьми надЂлили многія тысячи новыхъ воиновъ, и корпусъ Родаковъ съ Худорбаемъ отправился къ Новгороду СЂверскому для дальнЂйшихъ поисковъ надъ Поляками и Жидами.


По рапорту Писаря Кривоноса, предписалъ ему Хмельницкій, возвращаясь съ своимъ корпусомъ въ Подолію, держаться въ сторонЂ праваго фланга непріятельской арміи и дать знать отъ себя Обозному, Носачу, чтобы онъ изъ Галиціи спЂшилъ къ нему сближиться, а самъ Хмельницкій, съ войскомъ, при немъ /75/ бывшимъ, выступивъ оть БЂлой Церкви, направилъ походъ свой къ городу Корсуню и, пройдя его, получилъ увЂдомленіе о приближеши арміи Польской. Посему, оставивъ Хмельницкій обозъ свой при КорсунЂ, расположилъ пЂхоту съ тяжелою артиллеріею въ садахъ и пасЂкахъ городскихъ и отправилъ ночью легкую партію къ Писарю, Кривоносу, чтобы онъ, сближась къ арміи Польской и ничего съ нею не начиная, ожидалъ первой пальбы изъ пушекъ отъ стороны города, и тогда бы наступилъ въ тылъ непріятелю. И за симъ распоряженіемъ, двадцать седьмаго Іюня, въ пятницу, выступилъ Хмельницкій съ одною конницею противу непріятеля. Поляки, свЂдавъ дорогою, что войска Козацкія разошлись многими корпусами въ разныя стороны, и надЂясь застать и атаковать Хмельницкаго, кроющагося въ КороунЂ съ малыми силами, спЂшили на него напасть. Хмельницкій, встрЂтивъ непріятеля своею конницею, началъ съ нимъ перестрЂлку и, дЂлая передъ нимъ кругъ обыкновеннымъ маякомъ, подавался притомъ назадъ, показывая видъ, что бЂжитъ онъ въ городъ. Поляки, во всемъ жару наступая на конницу Козацкую, не осматриваясь въ стороны, нашли самою срединою или центромъ своимъ на пЂхоту Козацкую, закрытую садами и окопами огородницкими. Учиненный отъ пЂхоты нечаянный и весьма близкій выстрЂлъ изъ пушекъ и ружьевъ, повалилъ великія кучи Поляковъ въ самой ихъ срединЂ, а повторяемые выстрЂлы совсЂмъ ихъ смЂшали и опрокинули; вышедшая же изъ окоповъ пЂхота докончила пораженіе ихъ своими копьми и они побЂжали въ полномъ безпорядкЂ, оставя на мЂстЂ всю артиллерію съ ея принадлежностью. На побЂгЂ встрЂтилъ Поляковъ Кривоносъ съ своимъ корпусомъ; и когда онъ пересЂкъ имъ путь и открылъ по нихъ палъбу изъ пушекъ и ружьевъ, то нагнавшій ихъ конницею своею Хмельницкій произвелъ тоже и сзади, и Поляки совершенно были разбиты и разсЂяны такъ, что спаслись изъ нихъ одни разбЂжавшіесь на лучшихъ коняхъ порозницею во всЂ стороны. Обозы ихъ, артиллерія и всЂ запасы достались въ добычу Козакамъ, а убитыхъ Поляковъ при погребеніи сочтено болЂе одиннадцати тысячь. Но Гетмань ихъ, Калинавскій, съ малымъ числомъ штата своего, спасся бЂгствомъ, и когда догонялъ его Козакъ и уже трогалъ копьемъ ему въ спину, то онъ, бросивъ на землю кошелекъ съ деньгами и часы золотые, тЂмъ отдЂлался.


Отъ Корсуня командированъ Хмельницкимъ Писарь Кривоносъ съ корпусомъ своимъ на городъ Баръ, въ которомъ, по извЂстіямъ, собрались многіе Поляки и Жиды, сбЂгшіесь съ Волыніи и Подоліи. Онъ, достигнувъ сего города, нашелъ его въ оборонительномъ состояніи, съ достаточнымъ гарнизономъ. Первое покушеніе Кривоноса на городъ отбито было гарнизономъ и гражданами съ великою потерею людей съ обЂихъ сторонъ. Кривоносъ, не имЂвъ при себЂ достаточной артиллеріи къ формальной осадЂ города, прибЂгнулъ къ хитрости, и въ одну ночь, призапасивъ множество /76/ соломы и сЂна, велЂлъ это перевязать въ кули и, смочивши часть ихъ водою, набросать полны рвы съ одной стороны города, а по слЂ все то зажегъ. Произведенный мокрою соломою и сЂномъ великой дымъ, натурально покрылъ одну сторону города и валовъ городскихъ, бывшую подъ вЂтромъ. На сіе мЂсто приготовлена была пЂхота съ лЂсницами и драбинами отъ возовъ для штурмованія валовъ городскихъ, и какъ народъ и гарнизонъ городской собрались къ мЂсту пожара для обороны строеній и въ ожиданіи сюда непріятеля, то отъ стороны Козацкой произведена пушечная пальба на самый огонь; а подъ шумъ поползла пЂхота Козацкая на валы городскіе въ томъ мЂстЂ, гдЂ на нихъ больше дЂйствовала темнота отъ дыму, и вошедши въ городъ, отбили одни ближайшія къ нимъ вороты городскія, въ которыя также вошла пЂхота съ артиллеріею, и всЂми сими силами учинено на гражданъ и гарнизонъ жестокое и нечаянное нападеніе во флангъ и тылъ. Они, по недолгомъ сопротивленіи будучи сбиты и разсЂяны, побЂжали, иные съ гарнизономъ въ замокъ, а другіе скрылись по домамъ. ПЂхота, преслЂдуя бЂгущихъ, вошла вслЂдъ за ними въ замокъ и имъ овладЂла; и тогда произведено въ городЂ и замкЂ страшное убійство, а паче надъ Жидами и ихъ семействами, изъ которыхъ не осталось ни одного въ живыхъ, и выброшено изъ города и зарыто въ одномъ байракЂ мертвецовъ ихъ около 15,000. Поляки перебиты одни военные и худые начальники народные, а прочіе пощажены и выпущены въ Польшу; городъ разграбленъ и оставленъ въ управленіе тамошнимъ Рускимъ жильцамъ съ Казацкимъ гарнизономъ.


Оть Есаула Генеральнаго, Родака, 13-го числа Іюня, получено Хмельницкимъ донесеніе изъ СЂверіи, что онъ, очистивъ оть Поляковъ и Жидовъ Черниговъ съ окружностію и всю Стародубщину съ городомъ Стародубомъ, поспЂшалъ съ корпусомъ своимъ къ Новгороду СЂверскому, гдЂ, по извЂстіямъ, имъ полученымъ, собралось много Поляковъ и ихъ войска, отрЂзаннаго симъ корпусомъ отъ Литвы, Смоленщины и БЂлорусіи. На пути встрЂтилъ его около Гремяча Хорунжій Новогородскаго повЂта, Фесько Харкевичь, и 110 старыхъ реестровыхъ того повЂта Козаковъ, въ отставкЂ бывшихъ, и разсказалъ ему о состояніи и числЂ войскъ Польскихъ, съ ихъ Шляхтою запершихся въ Новгородскомъ замкЂ, подъ начальствомъ Воеводы СЂверскаго, Яна Вронскаго. Родакъ, не имЂвъ отъ гражданъ ни помочи, ни сопротивленія по малочисленности ихъ, учинившейся отъ временъ всеобщаго надъ ними убійства, произведеннаго Польскими войсками, водившимися съ извЂстнымъ Московскимъ самозванцемъ, Отрепьевымъ, приступилъ къ городу спокойно и, расположась станомъ при Ярославскихъ потокахъ или ручьяхъ, повелъ атаку на городъ изъ Зубровскаго рву, названнаго такъ по бывшему тутъ Княжескому звЂринцу и содержавшимся въ немъ звЂрямъ, зубрами называемымъ. Городъ занятъ Козаками безъ всякой обороны; но какъ дошли они до /77/ городскаго замку, то нашли его неприступнымъ и въ найлучшемъ оборонительномъ состояніи. Сверхъ укрЂпленій искуственныхъ, окружали его природные байраки и высокія горы, на коихъ разставлены были пушки одна при другой, а для открытаго штурму приготовлено на вершинахъ горъ множество огромныхъ колодъ, висЂвшихъ надъ покатами горъ, кои бы, опущены бывши, могли передавить всЂхъ осаждающихъ. Родакъ по многимъ покушеніямъ и перестрЂлкамъ съ артиллеріи, не могши нимало успЂть, свЂдалъ наконецъ, что изъ замку былъ подземный ходъ за водою въ самую рЂку Десну и повелЂлъ ночью съ поперечной ему стороны вырыть въ него другой подземный проходъ. И какъ сіе изготовлено было, то въ одну ночь открылъ онъ фальшивый штурмъ на замокъ противу его воротъ и, во время продолжавшейся съ обЂихъ сторонъ пушечной и ружейной пальбы и поднятаго нарочито отъ войскъ Родаковыхъ крику, вошло подземнымъ проходомъ нЂсколько сотъ отборныхъ Козаковъ внутрь замка, и они, ударивъ на Поляковъ нечаянно въ тылъ, бросили при томъ вверхъ ракету, по которой узнавъ Родакъ, что войско его въ замкЂ и обратило на себя Поляковъ, бросился скоропостижно къ воротамъ и, выбивъ ихъ, вломился въ замокъ со всЂмъ войскомъ. Поляки, бывши окружены такимъ образомъ съ двухъ сторонъ, потеряли всю бодрость и начали хорониться подъ пушечные лафеты и въ строенія; но Козаки, вездЂ ихъ преслЂдуя, перебили всЂхъ до послЂдняго, и только Воевода Вронскій съ немногими людьми изъ штата своего, вбЂгши въ верхъ одной башни, просилъ пощады, обЂщаясь Козакамъ показать всЂ сокровища и запасы, зарытые въ землЂ. Онъ былъ пощаженъ со всЂми бывшими при немъ людьми; но когда вели ихъ по городу и встрЂтились съ ПовЂтовымъ Хорунжимъ, Харкевичемъ, противъ церкви соборной Воскресенской, то Вронскій, назвавъ Харкевича зрадцею и схизматикомъ, выстрЂлилъ въ него изъ картечки  144, спрятанной въ рукавЂ, и ранилъ въ бокъ, а Харкевичь тогда же выстрЂлилъ на Вронскаго изъ пистолета и повергъ его на землю; Козаки же, бывшіе при ХаркевичЂ и провожавшіе Вронскаго, изрубили его въ куски, а всЂхъ бывшихъ при немъ Поляковъ перерубили безъ пощады; но и Харкевичь скоро послЂ того скончался.


Гетманъ Хмельницкій, дождавшись при КорсунЂ Обознаго Генеральнаго, Носача, съ корпусомъ своимъ воротившагося изъ Галиціи, отправился съ нимъ къ рЂкЂ Случи, и на пути получилъ увЂдомленіе, что Польская армія, состоящая изъ Польскихъ войскъ и наемныхъ НЂмцовъ или такъ называемыхъ чужеземныхъ региментовъ, подъ командою Гетмановъ, Калиновскаго, Чернецкаго и Генерала Осолинскаго, идетъ къ нему на встрЂчу и расположилась при мЂстечкЂ Пилявцахъ. Хмельницкій форсированнымъ маршемъ поспЂшивъ къ Пилявцамъ, напалъ на Поляковъ въ ту пору, когда они только располагали свое укрЂпленіе вокругъ стана, но еще неукрЂпили, и сіе было 6 Августа, 1648 года, въ день /78/ Преображенія Господня, во вторникъ, на самомъ разсвЂтЂ. Сраженіе началось съ обЂихъ сторонъ жестокое и убійственное. Драгунія НЂмецкая, построенная по своимъ регуламъ, наступала на Козаковъ фронтомъ; но Козаки, допустя НЂмцовъ на ихъ карабинный выстрЂлъ и выстрЂливъ на нихъ изъ своихъ гвинтовокъ, тотчасъ разсыпалисъ въ стороны и нападали на НЂмецкій фронтъ сзади, а пока фронтами сдЂланы обороты къ оборонЂ, то уже заднія шеренги ихъ переколоты и повержены были копьями Козацкими на землю, а за поворотомъ фронта тоже сдЂлано и съ другой стороны. И такъ драгунія скоро была разстроена и перебита; но другія войска, а болЂе НЂмецкая пЂхота, защищались и наступали съ удивительною храбростію и великимъ искуствомъ. Исправная и скоро подвижная ихъ артиллерія весьма губительна была для пЂхоты Козацкой, и Гетманъ замЂтивъ сіе, тотчасъ прикрылъ ее конницею; а когда конница круглыми своими маяками или заЂздами занимала пЂхоту непріятельскую, то пЂхота Козацкая, позади конницы прошедъ непримЂтнымъ образомъ въ мЂстечко и съ него пробравшись жилищами  145 и садами на средину непріятельской арміи, ударила въ нее изъ ружьевъ и пушекъ и, не останавливаясь, бросилась съ копьями на Поляковъ, которые, обстрЂлявшись изъ своихъ ружьевъ, не могли устоять противу копьевъ Козацкихъ и начали бЂжать во всЂ стороны и тЂснить пЂхоту НЂмецкую. А пЂхота сія, сдЂлавъ поворотъ своего фронта на оборону Польскую, показала тылъ свой конницЂ Козацкой, и конница, во всей опрометчивости бросясь на нее, смЂшала ряды и разстроила линіи пЂхотныя, занявъ при томъ и артиллерію ея. За симъ вся смЂшанная армія Польская, отступая задомъ, безъ всякаго устройства, не могла долго защищаться отъ нападающихъ по слЂдамъ ея войскъ Козацкихъ и, наконецъ, бросилась бЂжать врознь. Козаки, преслЂдуя бЂгущихъ, сдЂлали въ нихъ великое пораженіе, и ежели бы не прекратила убійства скоро наступившая ночь и великая темнота, то весьма не много бы спаслось бЂгущихъ; но и такъ сочтено на мЂстЂ сраженія и на погонЂ болЂе 10,000 Польскихъ и НЂмецкихъ мертвецовъ и, въ томъ числЂ, самъ Гетманъ Калиновскій, разстрЂлянный и поколотый копьями, со многими офицерами, кои погребены при Польскомъ костелЂ съ подобающею воинскою почестью. Обозы со всЂми запасами и артиллерія съ ея парками достались побЂдителямъ, и добыча сія нарочито умножена бывшею въ мЂстечкЂ знатною свадьбою Польскаго вельможи, на которую съЂхалось было множество знатныхъ Поляковъ съ фамиліями, кои всЂ пощажены, а пожертвовали только дорогими вещами, сервизами и лошадьми, забратыми на войско.


Изъ полоненныхъ на Пилявскомъ сраженіи офицеровъ, 11-ть человЂкъ иностранныхъ отпустилъ Хмельницкій на честное слово и съ подпискою, что они противу Козаковъ воевать болЂе не будутъ, а 13-тъ Поляковъ переслалъ къ сыну своему, Тимошу, въ Крымъ, для представленія въ подарокъ Хану; трехъ же Поляковъ: Ротмистра /79/ Томаша Косаковскаго, Мечника Яна Червинскаго, и волонтера Людовика Осолинскаго, отправилъ въ Варшаву, и чрезъ нихъ, 11-го числа Августа, 1648 года, послалъ Хмельницкій къ Королю Владиславу и всЂмъ чинамъ республики представленіе свое слЂдующаго содержанія: „СвидЂтельствуюсь небомъ и землею и самимъ Богомъ Всемогущимъ, что подъятое мною оружіе и пролитая имъ многая кровь Христіанская есть дЂло рукъ нЂкоторыхъ магнатовъ Польскихъ, противящихся власти найяснЂйшаго Короля, сего помазанника Божія и милостивЂйщаго отца нашего, и сдЂдующихъ тиранскимъ своимъ склонностямъ и вымысламъ на пагубу народа Рускаго. Они-то жаждали крови человЂческой; они искали жертвы сей законопреступыой и варварской и, пусть же ею насытятся, а я умываю руки предъ народомъ и всЂмъ свЂтомъ, что нимало неповиненъ есмь въ крови сей Христіанской и единоплеменничей! ИзвЂстны всЂ чины республики, извЂстенъ и самъ СвЂтлЂйшій.нашъ Король, да и самые архивы Государственные засвидЂтельствують, сколько было представленій, сколько было жалобъ и просьбъ, самыхъ горчайшихъ и убЂдительнЂйшихъ отъ чиновъ и народа Рускаго о чинимыхъ имъ отъ распутныхъ и своевольныхъ Поляковъ и ихъ пьянаго воинства самыхъ несносныхъ насиліяхъ, грабежахъ, убійствахъ и всЂхъ родовъ тиранствахъ, многочисленныхъ и разнообразныхъ, и въ самыхъ дикихъ народахъ едва ли извЂстныхъ! Но никто по тЂмъ жалобамъ не внялъ нимало, никто не здЂлалъ по нимъ, хотя обыкновеннаго, разбора и удовлетворенія; самыя жалобы, наконецъ, сочтены преступленіемъ и злоумышленіемъ: оставленъ и брошенъ несчастный народъ сей на произволъ одного своевольнаго жолнерства и хищнаго Жидовства и поверженъ въ самое неключимое рабство и поношеніе. Все ему преграждено и воспящено было, и онъ доведенъ до того,что никто о немъ болЂе не проречетъ, ни возопіетъ. И такъ единоплеменные ему Поляки не, только не познавали единокровной братіи своей, Савроматовъ, но не признавали даже его и за созданіе Божіе, а всемЂрно презирали и поносили, надавъ ему презрЂнные титулы хлопа и Схизматика. Заслуги воевъ Рускихъ, тяжкія брани ихъ со иноплеменниками, подъятыя къ оборонЂ и разширенію предЂловъ Польскихъ, забыты и безстыдно попраны и презрЂны Поляками. Пролитая за нихъ кровь Руская и падшія на поляхъ ратныхъ тысячи и тьмы воевъ Рускыхъ награждены отъ нихъ висЂлицами, сожигательствомъ въ мЂдныхъ быкахъ, спицами и всЂхъ родовъ мученіями и варварствами. Но правосудіе Божіе, назирающее дЂла человЂческія, престало терпЂть таковыя лютости и безчеловЂчія, и подвигло народъ къ оборонЂ собственнаго бытія своего, а меня избрало слабымъ орудіемъ воли Его. Сей Промыслъ Божій явно доказанъ пораженіемъ Поляковъ, весьма неравными имъ силами Козацкими на семи главныхъ сраженіяхъ и на многихъ штурмахъ и битвахъ. Арміи Польскія избиты и разсЂяны; вожди ихъ и начальство многое истреблено, а /80/ не малое предано въ плЂнъ Татарскій, да тоею мЂрою, ею же мЂрили, возмЂрится и имъ! Остается руйновать жилища Польскія и истреблять семейства ихъ въ отмщеніе Рускимъ, сіе претерпЂвшимъ; но я судъ Божій на душу мою призываю, что не желаю и не ищу мести, постыдной Христіанству и человЂчеству, и подлежащей единому Богуи Его правосудію въ день онъ, въ онь же истязаны будуть вси Царіе земстіи и предержащіи власти міра сего о всемъ погибшемъ отъ нихъ я чрезъ нихъ человЂчест†и о пролитой невинно ихъ крови, отъ самыхъ временъ братомъ убитаго Авеля. И тако отзываюсь къ тебЂ, найяснЂйшій Королю, справедливый и любимый Монархъ нашъ, отзываюсь и къ вамъ, совЂтникамъ его и вельможамъ Польскимъ: убойтеся Бога милосердаго, потребите вражду и отрыньте злобу ея, губителъную собственнымъ вашимъ народамъ, возстановите въ нихъ миръ и тишину, да поживуть и васъ прославять! Сіе единственно отъ васъ зависитъ. А я всегда готовъ исполнить то, что долгъ мой и обязанность къ Богу и народу отъ меня требують.“


Отпущенные Хмельницкимъ плЂнники, Косаковскій, Червинскій и Осолинскій, дали ему честное слово, что доставятъ отвЂтъ на представленіе его непремЂнно черезъ д†недЂли, или сами они тогда явятся у него и перескажуть слышанное мнЂніе правительства по тому представленію; однако ни того, ни другаго по честному слову Поляки не сдЂлали, и болЂе у Хмельницкаго не являлись. И онъ, возобновивъ военныя дЂйствія свои на Поляковъ 29-го  146 Августа, выступилъ съ войсками отъ Пилявцовъ въ Галицію и, слЂдуя походомъ, отрядилъ въ обЂ околичныя стороны деташаменты и партіи, съ повелЂніемъ очищать города и селенія Малоросійскія отъ управленія Польскаго и отъ Уніятства и Жидовства, и возстановлять въ нихъ прежнія, на правахъ и обычаяхъ Рускихъ, устроенія и свободы, что и отъ самой арміи на пути производимо было. При чемъ тЂ изъ Поляковъ и Жидовъ жители, кои, не обладая Рускимъ народомъ, были ему полезны и обращались въ однихъ свободныхъ промыслахъ и ремеслахъ, оставлены на своихъ мЂстахъ безъ всякаго озлобленія. А по симъ правиламъ и обширный торговый городъ Броды, наполненный почти одними Жидами, оставленъ въ прежней свободЂ и цЂлости, яко признанный отъ Рускихъ жителей полезнымъ для ихъ оборотовъ и заработковъ, а только взята отъ Жидовъ умЂренная контрибуція сукнами, полотнами и кожами для пошитья реестровому войску мундировъ и обуви, да для продовольствія войскъ нЂкоторая провизія.


На походЂ явились у Гетмана Хмельницкаго Бояре Молдавскіе: Ваница, Курузи  147 съ двумя друми и съ письмомъ Господаря Молдавскаго, Василія Липулы, въ которомъ жаловался онъ, что Господарь Волошскій  148, соединенно съ Рагоціемъ  149, Княземъ Венгерскимъ, напавъ съ войсками своими на Молдавію, разорили ее злодЂйскимъ образомъ, безъ объявленія формальной войны и національныхъ претензій, и самаго его согнали /81/ съ правленія, и что онь просить у него помощи и защиты съ вЂдома Султана и правительства Турецкаго, по доброму сосЂдству и согласію народа Рускаго съ Молдавіею, и по близости оть нея на сей разъ побЂдоносныхъ войскъ Козацкихъ, имъ, Хмельницкимъ, командуемыхъ съ такою громкою славою, какова во всЂ стороны распространилась, а особливо Турковъ восхищаетъ, яко гнушающихся всегда вЂроломствомъ и непостоянствомъ народа и правительства Польскаго. Но сами Турки помогать теперь никому не въ состояніи, по причинЂ ненадежнаго положенія ихъ съ сосЂдними Державами, а паче съ Венетами и Египетскими Беями. Хмельницкій, принявъ посланниковъ Молдавскихъ благосклонно, и отписавъ къ Господарю ихъ, ЛипулЂ, самимъ имъ словесно сказалъ, чтобы Господарь доставилъ ему письменное завЂреніе отъ Порты объ испрашиваемой помощи для провинціи, въ ея протекціи состоящей, и противъ такой же другой; а безъ того никакія правила политическія не позволяютъ входить въ земли чужія съ вооруженною силою. По полученіи же такого завЂрія, онъ готовъ помочь ему въ защиту справедливости, противу такихъ нахальныхъ непріятелей; а пока сіе исполнится, дозволяетъ онъ Господарю, въ образЂ страннопріимства, имЂть пристанище съ штатомъ своимъ въ Малоросійскомъ городЂ, Могиле†надъ ДнЂстромъ, подъ охраненіемъ тамошняго горнизона.


Достигнувъ Хмельницкій въ Галиціи главнаго города Львова, Княземъ Кіевскимъ, Лъвомъ Даниловичемъ, построеннаго, осадилъ его войсками своими со всЂхъ сторонъ и, имЂвши у себя при арміи достаточно инженеровъ и артеллеристовъ изъ полоненныхъ имъ иностранцевъ, въ Рускую службу вступившихъ, открылъ противъ города и замка его траншеи съ осадною артиллеріею, при слабой пальбЂ пушечной изъ замка. ПослЂ брошенныхъ въ городъ и замокъ нЂсколькихъ сотъ бомбъ и ядеръ, загорЂвшаясь отъ нихъ синагога Жидовская и лавки купеческія понудили гражданъ выслать отъ себя Депутатовъ въ станъ Козацкій, съ прозьбою къ Хмельницкому о пощадЂ города, который они сейчасъ ему сдають и никогда его не запирали, а дЂлали то одни войска Польскія, въ замокъ убравшіясь, съ которыми граждане ни въ чемъ несогласны. а напротивъ того терпятъ отъ нихъ великія утЂсненія и своевольства. Гетманъ, вытребовавъ отъ гражданъ военную контрибуцію и согласясь объ ней съ ними, взялъ въ залогъ изъ знатнЂйшихъ семействъ гражданскихъ сорокъ девять аманатовъ, а затЂмъ, занявъ войсками своими городъ, приступилъ къ замку, который былъ еще запертъ и защищался гарнизономъ. Но когда встянутыми на поверхность одного костела пушками, начали бить ядрами во внутренность замка, а изъ траншей продолжали бросать въ него бомбы, то гарнизонъ, выставивъ на батареЂ бЂлое знамя, выслалъ оть себя Депутатовъ и просилъ пощады, отдавая замокъ со всЂми запасами побЂдителю. Капитуляція на то была подписана съ обЂхъ сторонъ, и гарнизонъ обезоруженный выпущенъ въ Польшу, /82/ съ договоромъ : не служить болЂе противъ Козаковъ никому изъ гарнизонныхъ чиновниковъ и рядовыхъ. Въ противномъ же случаЂ повинны будутъ взятые изъ нихъ послЂ того въ плЂнъ понесть безчестную казнь, т. е., висЂлицу. И такъ, овладЂвши Хмельницкій всЂмъ городомъ съ его войсками и другими запасами, и взыскавъ съ гражданъ договорную контрибуцію деньгами, сто тысячь битыхъ талеровъ, да суконъ лавочныхъ семьдесять пять поставовъ, со множествомъ съЂстныхъ припасовъ и другихъ для войска мЂлочей, оставилъ сей городъ подъ управленіемъ гражданъ и съ Козацкимъ камендатомъ и гарнизономъ.


Оть Львова продолжалъ Хмельницкій походъ свой съ войскомъ къ городу Замостью, и на пути дЂлалъ прежнія наблюденія въ очищеніи селеній Рускихъ отъ Поляковъ, Уніатовъ и Жидовства. Приближась къ городу войска Козацкія встрЂчены были въ форштатахъ его пальбою изъ ружьевъ отъ пЂхоты Польской, засЂвшей въ окопахъ садовыхъ и огородныхъ. Но посланные Хмельницкимъ пЂхотные отряды Козацкіе скоро выгнали Поляковъ изъ ихъ засады и многихъ перебили и полонили, а прочіе убрались въ замокъ городской и открыли съ него пальбу изъ пушекъ. Хмельницкій, осаждая городъ, увидЂлъ въ немъ вороты отворены и собравшихся при нихъмногихъ людей; посланный къ нимъ ординарецъ Гетманской, доносилъ Хмельницкому, что тЂ люди суть жители городскіе, испрашивающіе позволенія явиться у него съ своими мирными просьбами. Хмельницкій тотчасъ сіе дозволилъ, и граждане, состоящіе изъ Поляковъ и Жидовъ, жившихъ въ городЂ промыслами и ремеслами, ставши на колЂни, просили Хмельницкаго принять городъ ихъ съ жителями въ свое покровительство, объявляя, что они съ замкомь и его гарнизономъ не имЂютъ ни малаго сообщенія и согласія, а зависитъ онъ отъ Коменданта и войскъ Польскихъ, которыя угнЂтаютъ ихъ своими требованіями и своевольствомъ. Гетманъ, обЂщавъ гражданамъ не дЂлать ни какого зла, если они сами не подадутъ къ тому причины, занялъ городъ войсками своими и началъ дЂлать разпоряженіе къ штурму на замокъ. Изъ домовъ обывательскихъ собраны были всЂ лЂсницы и возовыя драбины, а предъ свЂтомъ полЂзла по нихъ пЂхота Козацкая на валы замка; но спустясь въ него, удивились Козаки, что при валахъ никого не нашли, а только по батареямъ кричали изрЂдка обыкновенные /83/ сигналы ночные, разставленные на нихъ часовые, которые, по сближеніи войскъ Козацкихъ, тотчасъ обробЂли, бросали отъ себя ружья и, ставши на колЂни, просили себЂ пощады именемъ найсвятЂйшей Панны Маріи! Пощада имъ для такого великаго имени тотчасъ дарована, и всЂ они сохранены безъ малЂйшаго озлобленія, и они разсказали притомъ войску, что гарнизонъ Польскій, подъ командою намЂстника Хребтовича и другихъ чиновниковъ, вышелъ ночью изъ замка скрытными воротами, оставивъ однихъ больныхъ и раненныхъ, да нЂсколько часовыхъ, повелЂвъ имъ подъ присягою и великими угрозами дЂлать во всю ночь сигналы, а съ свЂтомь отворить ворота замка и выйти къ непріятелю съ извЂстіемъ о выходЂ гарнизона въ городъ Збаражъ. Замокъ былъ занятъ, и въ немъ воинскихъ запасовъ найдено довольно; но хлЂба и другихъ съЂстныхъ припасовъ не нашлось ни мало, и Гетманъ, оставивъ въ замкЂ свой гарнизонъ, а въ городЂ прежнее начальство, и взыскавъ съ гражданъ легкую контрибуцію одними для гарнизона съЂстными припасами и нЂкоторымъ для него снабженіемъ, отступилъ отъ города.


Возвращаясь отъ Замостья, проходилъ Хмельницкій съ войсками города Рускіе : Владиміръ, Острогъ и другіе, возстановляя въ нихъ прежнее устроеніе Руское и изгоняя Польское; а найденные въ нихъ и въ околичности тамошней Поляки, владЂвшіе и управлявшіе народомъ Рускимъ, искупляли себя оть плЂна контрибуціями, на войско взятыми, и высыланы послЂ за рЂку Случь, оть чего вышла извЂстная пословица народная : „Знай, Ляше, по Случь наше.“ Приближась къ мЂстечку Полонному, встрЂтилъ Хмельницкій сына своего, Тимоθея, прибывшаго изъ Крыму съ тамошнимъ мурзою, Тугай Беемъ, въ командЂ. котораго состояло четыре тысячи конныхъ Татаръ, по давнему обЂщанію отъ Хана Крымскаго, въ помощь Хмельницкому присланныхъ. Ханъ извинялся при томъ черезъ Мурзу своего, что медленность въ присылкЂ войскъ оныхъ происходила отъ нерЂшимости Порты въ разныхъ ея военныхъ предпріятіахъ, въ которыхъ и онъ долженъ былъ участвовать. Но Тимоθей Хмельницкій пересказалъ наединЂ отцу своему, что Ханъ никогда не расположенъ былъ дЂлать ему помощи, а только манилъ и проводилъ его, чтобы себЂ что нибудь схватить и пріобрЂсть во время сосЂднихъ замЂшательствъ и изнеможеній. И для того имЂлъ онъ частыя сношенія секретныя съ Польскими вельможами, а паче съ Сенаторомъ тамошнимъ и Гетманомъ, Княземъ Іереміемъ Вишневецкимъ; а въ пересылки сіи употреблялся знатный купецъ Крымскій, Армянинъ Джержій, торгующій въ ПольшЂ и переЂзжавшій туда чрезъ Бессарабію и Валахію, который и частые подарки съ собою оттоль привозилъ. А когда въ прошедшемъ мЂсяцЂ прибылъ изъ Царяграда придворный тамошній Бостанжій съ секретными письмами отъ Султана, то Ханъ, оказывая ему, Тимоθею, небывалыя до того почести и ласкательства, сказалъ, наконецъ, собирагься въ Русь съ Мурзою, Тугай-Беемъ, и наряженнымъ при немъ корпусомъ. Но онъ, между тЂмъ, помощію знатныхъ подарковъ, свЂдалъ отъ Кабинета Ханскаго, что Султанъ, описавши Хану великіе успЂхи Гетмана Хмельницкаго противъ Поляковъ и крайнее Польское изнеможеніе, велЂлъ ему стараться всемЂрно преклонить Гетмана отдать себя съ народомъ Рускимъ въ протекцію Турецкую на правахъ и свободахъ Молдавіи, Валахіи и самаго Крыма, и чтобъ Ханъ ничего не щадилъ въ угожденіе и услуги Гетману и народу Рускому. Но при отпра†Мурзы подслушалъ одинъ изъ дворцовыхъ чиновниковъ Ханскихъ, /84/ Тимоθеемъ задобренныхъ, что Ханъ, имЂвши наединЂ длинный съ Мурзою раэговоръ, до похода его относящійся, сказалъ ему при отпускЂ: „Помни всегда и не забывай, что хитонъ ближе къ тЂлу отъ чекменя !“






Предыдущая     Главная     СлЂдующая


Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.