Попередня       Головна       Наступна





З «ШЕСТОДНЕВА» ІОАННА ЕКЗАРХА БОЛГАРСЬКОГО





ПРОЛОГ


Что краснЂе, что ми сладчайше боголюбцемъ, иже поистиннЂ жадят жизни вЂчныя, не ежели присно бога не отступити мыслию и поминати его добрыя твари? Яко и се ты, господи мой, княже славный Симеоне христолюбче, не престаеши възыская повелЂний его и твари, хотя ся ими красити и славити, тако бо и в нас обычай бываетъ. И егда видит рабъ приязнивый господина своего добро что сотворша, то не точию самъ бы хотЂлъ, единъ вЂдый, радоватися и красити, но аще бы лзЂ, хотЂлъ бы да и миръ слышит. Елико бо питиа и ядения насыщающеся румяни бываютъ и свЂтли и весели, то колико паче иже ся кормит мысльми, на божиа дЂла възирая и красяся ими. ХотЂл бы да быша и инии видЂли и прилЂпилися их. Тацы бо иже будутъ, яко же Писание глаголетъ, перие возрастут, яко же орли, тещи же имут и не трудитися, радость бо ни труда вЂсть и крилЂ раститъ. И како не хотятъ радоватися, възыскающии того и разумевше, кого дЂля се есть небо солнцемъ и звЂздами украшено, кого ли ради и земля садом и дубравами и цвЂтомъ утворена и горами увяста, кого ли дЂля море и рЂки и вся воды рыбами исполнены, кого ли ради рай и самое то царство уготовано? — Таче разумЂвше яко не иного никого же ради, но тЂхъ, како ся не имутъ радоватися и веселити, славящеи. К тому нужда и се помыслити, кацЂмъ суть образомъ сотворени, что ли имъ есть санъ, на что ли суть позвани. И все помысливше, аще и друзи, како себе не имут красити и радовати! ЗдЂ же азъ поминая всю, 6 словесъ скратя, в малЂ проиду. Год же и послЂди отити, о добрЂй сей твари побесЂдовавше,

Сотвори богъ, не аки человЂцы, зиждюще, или корабли творяще, или мЂдницы, или златари, или поставы ткущеи, или усмаре, или инацЂ и козненицы, вещи ты събирающе, готовы образы творят, яцы же имъ суть требЂ, а сосуды и сЂчива другъ от друга въземлюще, ими же то творити. Но богъ и кде помысли, то и сотвори, а прежде имъ не бывшемъ. Не бо требуетъ ничто же богъ, а человЂческыя хитрости другъ друга требуетъ. ТребЂ бо есть кормнику, корабль творящу, иже древо сЂчетъ, и корчия, и иже пеклъ творитъ; и паки сЂяй что-любо земля требуетъ, и садове, и сЂмена, наводнения; и иже корчиа дЂлают вещь требуютъ корчии зиждющаго; и подобнаго сосуда кождо требуетъ еже комуждо ся ключитъ на дЂло. А творецъ великий ни сосуда требуетъ, ни вещи, ни бо в него мЂсто есть. ИнЂмъ козникомъ вещи сосудъ, еще же и лЂто, и трудъ, и хитрость, и поспЂшение; се богови — хотЂние. Все бо еже восхотЂ господь, и сотвори — въ мори и въ всЂх безднахъ, яко же глаголютъ чистая словеса. ВосхотЂ бо сотворити не елико може, но елико же вЂдяше, яко довлЂетъ. Удобь бяше ему утварий сихъ, рекше миръ, сотворити и тму, и д†свЂтилЂ велицЂи. Се же есть паче восхотЂниа удобЂе и творение. Намъ бо всего удобЂе есть иже восхотЂти чесому, неже творити, не бо можем творити еже хотяще. А богу творцю все мощьно иже хощетъ. ХотЂнию бо божию сила припряжена, да елико хощетъ творити. ТЂм же иже и твореное ово есть нами видимо и знается, ово же разумно. Тих разумных есть ефир и небо причастие. Ово земное, ово же небесное. На требу и животы сотвори чювьствены, овы же и разумны. Разумнымъ небо и ефира, а земным землю и море дастъ жилище. Тии же разумнымъ друзи на золь ся совратиша и изгнани быша съ небесных мЂстъ, и на воздусЂ и на земли часть имъ отлучи: не яко же да съвершаютъ еже аще умыслятъ на человЂки зло, — воздражает бо я аггелское сохранение и стража, — но да тЂмъ представлениемъ разумЂють, колико ти зло обрЂтает презорьство и нырение. Но понеже надвое раздЂли чювьственаго рода, ти ов осмысленъ и словесенъ сотвори, ов же бе-смысла. И повину смысленому роду бесловеснаго естества. Пакости же обаче друзии бесловесных творят и, супротивящеся, востаютъ на своя властели. Не бо но и сих властели си же такожде творят, и смыслом, и словесем почесть приемше, и бЂсятся на творца своего. Да сего ради и сии бесловеснии востаютъ, яко да еже сами творятъ. То от того разумЂютъ, колико зло есть еже свой чинъ комуждо преступати и уставныя предЂлы без боязни миновати. Сия же предЂлныя уставы вЂдЂти есть како ти бездушныа вещи хранятъ.

Море бо, бурями мутимо и надымающися на сусЂду землю и проливаемо, пЂска ся стыдитъ и нарочитых предЂлъ не рачитъ преступати, но яко конь текий и воздержается уздою, сице ти море, неписанный законъ видя, пЂском написанъ, и възвращается. Сице ти и рЂки текутъ, яко же суть учинены исперва; и студенцы истичютъ, и кладязи даютъ человЂкомъ иже на потребу; и лЂта вся часы другъ друга по чину преминуют; по сему закону и дние, и нощи хранятъ чинъ той, и продолжаеми не хвалятся, ни укращаеми не тужатъ, но, другъ от друга годъ приемлюще, паки бес пря долгъ отдающе приемлютъ. Се же такожде творчюю премудрость кажет и силу. Ни земля бо, в тысущих лЂт орема, и сЂема, и садима, и кормяще плоды, перома и копаема, и дождемъ мочима и снЂгомъ, и жьгома, оскудЂния никако же не приа, но плод земным дЂлателемъ неудръжанъ приноситъ. Ни море, оттуду облакомъ вземлющемъ водное естество и дождя ражающе и земли даемы, не охудЂ, ни пресхну николи же, ни паки возрасте, приемля бещисмени рЂки, втичающая в то. И се глаголю: откуду убо истоки рЂчныя истичютъ? НедовЂдомо бо ми и се помышление: како солнце мокротное сущее не может иссучити удобь зело? Иже хощетъ разумЂти: не бо оно сушить тины, и водныя соборы пресушаетъ, и наша телеса минуетъ. ВидЂти же рЂки худЂюща, егда же, оставивъ южныя страны, и на сЂверныя преходитъ, и жатву творитъ. Сего ради и Нила мЂнятъ не в той же год воднящася, в он же и иныа рЂкы, но у полы жатвы напаяютъ Егупетъ, им же солнце тогда по сЂверному поясу ходитъ, и инЂмъ рЂкамъ притужает, а от сего кромя ся отдаливши. Аще ли же ины вины мЂнят, ими же ся сводить, то нынЂ нЂсть ти ни на кою же потребу.

Чюжду же ся азъ, како ся не коньчаетъ, ни оскудЂет воздушное естество, толицЂмъ человЂкомъ, но и толицЂмъ же безсловеснымъ животом дышащем беспрестани, толицЂ же луцЂ солнечнЂи, и тако зЂло теплЂ сквозЂ не проходящи, к тому же и лунЂ и звЂздамъ тожде творящим. Но выше чюдеси чюдо! Но се да и залЂзу, рекий, яко нЂсть чюдно чюдо: богу убо что-либо творящею не подобаетъ намъ чюдитися, но хвалити паче и славити его. Тому бо удобь творити еже ему на потребу. Вложиже в ты твари елико же веляше состоатися лЂтъ силу доволну. Сего ради и земля пребываеть, яко же исперва сътворена есть, и море ни худиет, ни увеличится, и въздух, яко же исперва приа естество, тако же еи и доселЂ хранит: и солнце же не может растопити небесных твердий, и твердь не разлЂяся водная, бывши преж. Но пребывает твердь, яко же ей причастие творець видЂлъ. И супротивнаго естества — мокраго и сухаго, и пакы студенаго и теплаго — съвокупи творец на едино сътворение и любовь. Егда бо от сих кождо видЂмъ ти солнце овогда по севЂрным странамъ, овогда по южьным, овогда же посреду небесе ходящу, и луну растущу, и худЂющу, и звЂзды в годы своя въсходяща и заходяща, и жатвеныя годы, и сЂтвеныа назнаменующе, и по водамъ плавающимъ и бурю и утишье възвЂшающа, — то все видяще, мы, господи мой, хвалимъ творца, иже такы доброты сътворилъ есть, и сими видимыми к невидЂмому грядемъ.

Нъ не шествЂе ны есть требЂ, но вЂра — тою бо можемъ видЂти того. Егда же видЂмъ, в годы и в часы приступающа и дождь дающа, и сию растящу, и травою покрываему, и нивы волнующася, и зеленующася дубравы, и обрастъша горы, и родивша овоща, пустимъ на хвалу языкъ, и рцЂмъ съ божественым Давидомъ, и с тЂмъ воспоимъ, рекуще, яко: «Возвеличишася дЂла твоя, Господи. Вся премудростию сътворилъ еси». Егда слышимъ пЂснивыя птица, различными гласы поюща красныа пЂсни, славиа же звЂждуща, косы же и соя, иволгы, и желны, и щуры же, и изокы, ластовици же и враньца, и ины птица, яже бесчисмене — симь ся глумимь славяще творца.

Не яцЂ же бо суть инии творци — тии бо готовою вещью творят, а -сий вся от небытиа изведе и дасть небывшимъ бытие. Удобь бо ему от небытиа творити. Сице бо и древле сътвори, спроста же рещи, и по вся дни творить. Не бо но от готовых творить телесъ животомъ телеса, и от небывших творить душа, но не всЂмъ животомъ, но точью человЂкомъ. И птицами творит птиц, а плавающими плавающая, и инЂхъ родовь кьихъждо своимъ родомъ премЂняеть. Тако же и земными плоды, и ораными, и садимыми приносить человЂкомъ. Преж земля ни орана, ни сЂяна прорасти всякого сада имена и образы плежущаго, и четвероногаго рода, и водное естество роди, яко же повелЂно ему бысть, и иже в водахъ живуть животная и иже по воздуху проходять. А саму же ту землю, небо и воздух, и водное естество, и огненый свЂтъ не вещи повелЂ извести, нъ не бывша николи же, и изведе от небытия в бытие, самъ творитель бывъ кораблю сему великому, рекше твори сея, сам же править и премудра съсудЂ корабля. Се ны сказа верховный его пророкъ Моисей, от сего премудраго творца господа бога и владыкы приимъ на горЂ СинайстЂй.

Си же словеса шесть, господи мой, не о себе мы есмы сътворили, но ово от Ексамера святаго Василиа истовая словеса, ово же и разумы от него приемлюще, тако же и от Иоанна, а другое от другых: аще есмы кождо что почитали иногда, тако же есмы сплатили се.

Яко же се бы кто минуемь владыкою, аще мимоходящу владыцЂ, восхотЂлъ бы храмъ ему сътворити. Не имущу же ему чимъ сътворити, шедъ бы к богатымъ и спросилъ бы от них — от ового мраморъ, а от другаго бръселиа, ти стЂны бы возградилъ, и мраморомъ помостилъ прошениемъ от богатыхъ. И покрыти хотящу, и не имущу противу стЂнамъ тЂмъ и помосту мраморному достойна покрова лЂсу бы исплелъ потонку храму тому, и створилъ, и покрылъ соломою. И двери наплЂталъ терниемъ, и тако затворъ сотворил. Сице бо достоить неимущему в дому своемь ничто же.

Сице бо есть нищий нашь умъ: да не имы в дому своемъ ничто же, чюжими возгради словесы, приложи же и от нищаго дому своего, но акы солому и лЂсы — словеса своя. Аще владыка, милуяй его, все то акы своя труды приемлеть его, ему же владыцЂ господь богъ надъ владыками даждь сию жизнь добрЂ угаждающу тебЂ рая доити съ преподобными мужи всЂми.

Аминь.






СЛОВО ШЕСТАГО ДНИ


Яко же смердъ и нищь человЂкъ и страненъ, пришед издалеча к преворамъ княжа двора и видЂвъ я, дивится и, приступивъ къ вратомъ, чюдится, въпрашая, и вънутрь въшед, видЂть на обЂ странЂ храмы стояща украшены камениемъ и древомъ истесаны, и прочее, въ дворець въшед и узрЂвъ полаты высокы, и церкви издобрены без года, камениемъ и древомъ и шаромъ, изутрь же мраморомъ и мЂдью, съребром же и златом, таче не съвидый, чьсому приложити их, нЂсть бо того видЂлъ на своей земли раз†хызъ лЂпленъ и убогь, ти акы погубивъ си умъ чюдиться имъ ту. Но аще ся прилучится ему и кыязь видЂти, сЂдяща въ срачицЂ бисеромъ покыданЂ, гривну цатаву на выи носяща и обручи на руку, и поясомъ вольрьмитомъ поясана, и мечь златъ при бедрЂ висящь, обаполы его боляры стояща въ златыхъ гривнах и поасЂх и обручих, ти его аще его кто вопрашаеть, възвращьшася на свою землю, рекый: «Что видЂ тамо?», — рече: «Не вЂдЂ, како вы повЂдЂ того. Свои бы бЂсте очи умЂлЂ достоинЂ чюдитися той красотЂ». Тако же и азъ не могу достойнЂ тоя доброты и чина сказати, но самъ кождо васъ, очима плотныма видя и умомъ безплотнымъ домышляя, паче ся можеть извЂстнЂе чюдитися. Свои бо очи никому же сължетЂ, аще и тЂ ся другоици блазнитЂ. Но обаче тЂ извЂстнЂиши есть иного. Видя бо небо утворено звЂздами, солнцем же и мЂсяцемъ, и землю злакомъ и древомъ, и море рыбами всяцЂми исполнено, бисеромь же и всяцЂми рунесы пиньскыми, пришед же къ человЂку, и умъ си акы погублю, чюдяся, и недомышлюся: въ коль малЂ тЂлЂ толика мысль, обыидущи всю землю и выше небесъ възыдущи, гдЂ ли есть привязанъ умъ тъй? Како ли изыдый ис тЂла проидеть кровы насобыя, проидеть въздух и облакы минеть, солнце и мЂсяць и вся поясы, и звЂзды, ефиръ же и вся небеса, и въ томъ часЂ пакы въ тЂлЂ ся своемъ обрящеть? Кыима крилома възлЂтЂ? Кыим ли путемъ прилетЂ? Не могу ислЂдЪти. И точию се вЂдЂ рещи съ Давидомъ: «Удивися разумъ твой, мною укрЂпися, не возмогу противу ему», «Възвесели мя, господи, тварью твоею, и дЂломъ руку твоею възрадуюся», яко же «Възвеличишася душа твоя, господи, вся премудростию сътвори».









За вид.: Из «Шестоднева» Иоанна экзарха Болгарского / Памятники литературы Древней Руси. XII век. — М., 1980. — С.184-196.

Підготовка тексту Г.М.Прохорова.

Текст подається за списком XV ст. — ГПБ, Соловецьке зібрання, № 318/338, лл. 1-6, 192-193зв.







Попередня       Головна       Наступна



Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.