Попередня       Головна       Наступна





ПОВІСТЬ ПРО БИТВУ НА ЛИПИЦІ



О ПОБОИЩИ НОВОГОРОДЦЂМЪ СЪ ЯРОСЛАВОМ


В лето 6724. Марта 1 въ вторник поиде князь Мстислав с новгородци на зять свой на Ярослава, а в четверток побЂгоша кь Ярославу крестопреступници Володислав Завидович, Гаврила Игоревич, Юрьи Олексинич, Гаврилець Милятичь, и с женами, и съ дЂтми. Новгородци же поидошя Серегиром, и быша връху ВолзЂ, осЂлъ Святославъ Ржовку, городець Мстиславль с полкы въ 10000. Мстислав же с Володимеромъ съ псковскым поиде вборзЂ въ 500, толико бо всЂх вой бяше, и пригони, а они бяху побЂгли проч. А Ярунъ бЂ затворился въ градЂ въ 100 и отбись у них, и Мстислав взя Зубцев и бышя на ВозузЂ. И прииде Володимеръ Рюрикович съ смолняны.

И послаша на Торжокъ Ярославу о миру, а сами сташя на Холохне. Ярослав же отвЂтъ да: «Мира не хочю, пошли естя, поидЂте же, нони сту нас достанется одинъ вас». И ркошя промеж себе князи: «Ты, Ярославе, съ силою, а мы съ крестом».

Ярославли же мужи изчиниша твердь, а пути от Новаграда засЂкошя, и рЂку Тферцу. И ркошя новгородци князем: «Поидем к Торжку». И князи ркоша: «Аще поидем к Торжку, то попустошимъ Новгородскую власть».

И тако поидоша къ Тфери, начашя имати села и жечи, а на Ярослава не бЂ вЂсти, в Торжку ли или въ Тфери. И Ярославъ же слышав, оже емлют села, еха ис Тръжку въ Тферь, поимав с собою старЂйшая мужи новгогордскыа, и молодых избором, а новотръжци вси. И посла сто мужь избранных в сторожу, они же выехавше за 15 верстъ от града явишась, ту бо стали бяху князи наши, поставивше полкы, творяста рать велику. И посла Яруна с молодьши людьми, и наехаша на него сторожи

Ярославли, и пособи богъ Яруну, изымаша сторожов Ярославлих 33, а семь их убишя, а ины убЂжаша въ Тферь. То же бысть перваа побЂда на них на Благовещенье богородици, 5 неделя поста.

И бЂ вЂсть у тЂх, что Ярославъ въ Тфери, и тако ездяху в зажитие не боящеся. И оттолЂ послаша Яволода, боярина Володимеря, к Костянтину Всеволодичю в Ростов, а Володимера Псковского съ псковичи и смолняны на рубежь послашя проводити й. А сами с новгородци поидошя по ВлъзЂ воююще, и пожгоша Шешу и Дубну. И Володимеръ съ псковичи и съ смолняны взяшя город Коснятин и пожгоша й и все Поволъжие. И срЂте й воевода Еремий от князя Констянтина из Ростова, наших князей, и рече: «Констянтин ся вамь кланяет: яз рад, слышав вашь приездъ; се вам от мене в помочь 500 муж рати, да пришлите ко мнЂ съ всЂми рЂчми Всеволода, шюрина моего».

И ту и отрядиста Всеволода с дружиною, и послашя къ Констянтину, а сами поидоша по ВолзЂ вниз, и ту пометашя возы, а на кони полЂзошя и поедоша к Переяславлю воюючи. И бышя на Городищи на рЂцЂ СаррЂ у святЂй Марины априля 9 в Велик день, и ту приеха Констянтин князь с ростовци. И възрадовашася видЂвшесь, и крестъ цЂловашя, и отрядиша Володимера Псковского с дружиною в Ростов, а сами, пришедше с полки, сташя противу Переяславлю в Фомину неделю. И ехавше ис плъков под град, яшя человека, и испыташя, оже Ярослава в градЂ нЂтъ: пошол бяше к брату Юрьеви с полки, скопив волость свою всю с новгородци и с новоторъжци.


Юрево княжение Всеволодича в СуждалЂ. А Юрьи съ Святославомъ и с Володимеромъ вышол бяше из Володимеря съ всею братиею. И бяху полци силни велми: муромци, и бродници, и городчане, и вся сила Суждалской земли; бяше бо погнано ис поселий и до пЂшца. Оле страшно чюдо и дивно, братье! Поидошя сынове на отцы, а отцы на дЂти, брат на брата, рабы на господу, а господа на рабы. И ста Ярослав и Юрьи з братьею на рЂцЂ КзЂ. А Мстислав же и Володимеръ с новгородци постависта свои полкы близ Юрьева, и ту стоаста. А Констянтин дале стоаше съ своими полкы на рЂцЂ ЛипицЂ. И узрЂша плъкы стояща Ярославли и Юрьевы, и послаша Лариона соцкого къ Юрью: «Кляняем ти сь, нЂту намъ с тобою обиды; обида нам съ Ярославом». ОтвЂшав же Юрьи: «Одинъ есмы брат съ Ярославом».

И посласта къ Ярославу, ркуще: «Пусти мужи новгородци и новотръжци, и что зашол еси волости новгородскыа, Волок вспяти. А миръ с нами възми, а крестъ к намъ цЂлуй, а крови не проливай».

ОтвЂща ж Ярослав: «Мира не хочу, а мужи у мене, но далече есте шли, а вышли есте как рыба на сухо». И сказа Ларьян ту рЂчь князем и новгородцемъ.

И пакы посласта къ обЂма князема с послЂднею рЂчью: «Мы пришли есме, брате Юрьи и Ярославе, не на пролитье крови, не дай богъ створить того! Управимся, мы бо есмы племенници собЂ, а дадим старЂйшинство Констянтину, а посадите его в ВолодимерЂ, а вам земля Суждалскаа вся».

Юрьи же рече: «Рци брату Мстиславу и Володимеру: пришли есте, да куды хотите отити? А брату Констянтину молвимъ: перемогай нас, тобЂ вся земля».

И тако Юрьи съ Ярославом възнесшесь славою, видЂвше у себе силу великую, не прияста мира и начаста пировати в шатрЂ с своими бояры. Молвит Творимиръ-боярин: «Княже Юрьи и Ярославе, а меншаа братья в вашей воли! Оже бы по моему гаданию, лучше было миръ взяти и дати старЂйшинство Констянтину. Чи зримъ иже при наших полцЂх тЂх мало, Ростиславля племени, да князи мудри суть, и рядни, и хоробри, а мужи их, новгородци и смолняне, дерзъки суть к боеви. А Мстислава Мстиславичя и сами вЂдаете в том племени, иже дана ему от бога храбрость изъ всЂх. А господина, гадаита».

И не люба бысть рЂчь си Юрью и Ярославу. НЂкто же рече бояръ Юрьевых: «Княже Юрьи и Ярославе, не было того ни в прадЂдех, ни при дЂдех, ни при отци вашем, оже бы кто вшед ратью в силную в Суждалскую землю, оже бы вышол цЂлъ. Хотя бы и вся Рускаа земля и Галичскаа, и Киевскаа, и Смоленскаа, и Черниговскаа, и Новгородскаа, и Рязанскаа, ни тако противу сей силЂ успЂют. Ажь нынешние полцы, право, навержемъ их сЂдлы».

И люба бысть рЂчь си Юрьеви и Ярославу, и съзваша бояры и переднии свои люди, начаста глаголати: «Се пришел вы товаръ в рукы: вам же буди кони, брони, порты, а человека, иже кто иметь живаго, то сам убитъ будет; аще и златом шито оплечие будет, уби й, а вы два надЂлива. Да не оставимъ ни одиного живаго. Аще кто с полку утечет не убит, а имемъ й, а тЂх повелЂваемь вЂшати, а инЂх роспинати. А о князех, оже будут у нас в руках, тогда сгадаем».

И отпустивша людии, внидоста в шатеръ з братьею, и начаста дЂлити грады, и рече Юрьи: «МнЂ же, брате Ярославе, Володимерскаа земля и Ростовскаа, а тобЂ Новград, а Смоленскъ брату нашему Святославу, а Киев дае†черниговъскымъ князем, а Галич нам же».

И цЂловашя крестъ межи собою, и писаша грамоты того не заступити. Ты же грамоты взяша смолняне по побЂдЂ в станех Ярославлих и даша своим князем. Юрьи же и Ярослав раздЂливше грады вси Русской земли, надЂющесь силЂ своей многой, почаста позывати к Липицам.

Мстислав же и Володимеръ призваста Констянтина и гадавша с ним много, увЂриста й крестомъ, яко не быти в немъ перевЂту, и поидошя. И тое же нощи пополошишась, стояша за щиты всю нощь, кликоша бо въ всЂх полцех. И вструбиша в Констянтиновых полцех, слышавше Юрьи и Ярослав, хотЂста побЂгнути и уяшась. Заутра же приидоша князи к Липицам, где их позывали, а они тое нощь поскочили бяху за дебрь. И есть гора, словет Авдова, ту постави Юрьи и Ярослав свои полкы, а Мстиславь и Володимеръ и Констянтин и Всеволод поставиша полкы свои на другой горЂ, еже сло вет Юрьева гора, а посреди двою гору ручей, имя ему Тунег. И посласта Мстислав и Володимеръ 3 мужи къ Юрьеви, мира просяще: «Или не даси мира, да отступите дале на равно мЂсто, а мы на ваши станы поидем, или мы отступимь на Липици, а вы на наши станы».

Юрьи же рече: «Ни мира емлю, ни отступаю. Пошли есте чресъ землю, то сее ли дебри не переидете?»

НадЂаше бо ся на твердь, бяше бо плотом оплетено мЂсто и насовано колья, ту бо стояху, глаголюще: егда ударят на нас в нощь. То слышав Мстислав и Володимеръ, посласта молодые люди бится. И бишясь ти день и до вечера, но бьяхутся не присердно, бяше бо того дни буря и студено велми. Заутра же хотЂшя поити к Володимерю, не заимаючи их плъков, почаша доспЂвати в станех. Они же видЂвше с горы, начашя сходити, глаголюще: ото бЂжати имъ. Си же текше възбиша их назадь. А ту пристиже Володимеръ Псковскый из Ростова, и начашя думати. Рече Костянтин: «Брате Мстиславе и Володимере, аще поидем мимо их, измятут ны в тылъ, а другое мои люди к боеви не дерзи, тамо и разидутся по градом».

Мстислав же рече: «Володимере и Констянтине, гора намъ не поможет, ни гора нас побЂдит. Позряще на креста и на правду, поидемь к нимь».

И почашя ставити плъкы. Володимир же Смоленскый постави плък свой с краа, а от него ста Мстислав, и Всеволод с новгородци, и Володимеръ съ псковичи, а от него Констянтинъ с ростовци. Ярослав же ста своими полкы, и с муромскыми, и с городчаны, и с бродникы противу Володимеру и смолняном. А Юрьи ста противу Мстиславу и новгородцем съ всею силою Суздалской земли, а меншаа его братья противу Констянтину.

Нача же Мстислав с Володимеромъ укрЂпляти новгородци и смолняны, ркуще: «Братье, се вошли есми в землю силну, а позряче на богъ, станем крЂпко, не озираимся назадъ побегше, не уйти. А забудем братье, домы, жены и дЂти, а коли любо умирати, хто хочеть пЂшь, или кто на конЂ».

Новгородци же ркоша: «Мы не хочем измрети на коних, но отцы наши бились на Колакши пЂши».

Мстислав рад бысть тому. Новгородци же ссЂд с коней, и порты и сапоги с себе сметавше, боси поскочиша. А смолняне же молодые полЂзше же с конь, тако же поидоша боси, завиваючи ноги.

А по них отряди Володимиръ Ивора Михайловича с полком, а сами князи поехаша за ними на коних. И егда бЂ плъкъ Иворь в дебри, подчесь под Ивором конь, пЂшци же, не ожидающе Ивора, удариша на Ярославлих пЂшцев, и кликнушя они връгше кии, а они топоры, ото бЂжати имъ, они же побЂгоша, и тако почаша я бити, подтяша стягъ Ярославль. И пристиже Иворъ с смолняны же и досЂкошась другаго стяга, а князи же не доехали еще. ВидЂвъ Мстислав рече: «Не дай богъ выдати, Володимере, добрых люди».

И удариша на них сквозЂ свои пЂшци, Мстиславъ своим полком, а Володимеръ своим, а Всеволод Мстиславич з дружиною, а Володимеръ с псковичи, пристиже и Констянтинъ с ростовци. Мстислав же проеха 3-жды сквозЂ полкы Юрьевы и Ярославли, сЂкуще люди, бЂ бо у него топоръ с поворозою на руцЂ и сЂчаше тЂмь. Тако же и Володимеръ. И створиша брань велику, и досЂкошась до товаров. Юрьи же и Ярослав, видЂвше, аки на ни†класы пожинаху, побЂгоста с меншею братьею и с муромскими князи. Мстислав же рече: «Братье новгородци, не стойте к товару, прилежите боеви: възвергнут ли на нас и смятут ны».

Новгородци же не радячи товаръ бьяхуся, а смолняне падша на товарЂ и лупяху мертвых, а о бои не правяху. ПобЂжени же бывше полкы силнии суждалстии месяца априля 21 в четверток 2 недели по Пасце.

О великъ, братье, промыслъ божий! На томъ побоищи толико новгородець убиша на сступЂ; Дмитри пльсковитина, Онтона котелника, Ивана Прибышинича опонника, а в загонЂ Иванка Поповича, терскаго данника, а в смоленском полку один бысть убитъ Григоръ Водмолъ, муж передний. А си вси съхранени быша силою честнаго креста и правдою.

О многы побЂды, братье, безчисленое число, яко не может умъ человечьскый достигнути Юрьевых и Ярославлих избьеных, а изыманых бяше в станех въ всЂхъ в новгородскых и в смоленскых 60 муж. Аще бо быста вЂдала се Юрьи и Ярослав, то мирилася быста: се бо слава ею и хвала погыбе, и полци силнии ни во что же быша. Бяше бо у Юрья стягов 17, а трубь 40, толико же и бубнов, а у Ярослава стягов 13, а трубъ и бубнов 60. Молвяхут мнози люди о ЯрославЂ, яко: «Тобою ся намъ много зла створи, Про твое бо преступление крестное речено бысть: «приидЂте, птици небесныа, напийтесь крови человечьскы; звЂрие, наядитесь мяс человечьскых». Не 10 бо убито, ни 100, но тысяща тысящами, а всех избитых 9233 мужи. Бяше бо слышати крич живых, иже не до смерти убити, и вытие прободеных въ Юрье†градЂ и около Юрьева. Не бЂ кто погребаа, а мнози истопошя бЂжаще в рЂцЂ, а инии забЂгши ранени измроша, а живии побЂгоша, овии к Володимерю, а инии к Переяславлю, а инии въ Юрьев.

Князь же Юрьи, стояв противу Констянтину, и узрЂ Ярославль плъкъ побЂгшь, и тъй прибЂжа в Володимерь о полудни на четвертом кони, а трех одушив, въ первой срачицЂ — подкладъ и тый выверглъ. А сступу был въ обЂд год. В ВолодимерЂ же остался непротивный народ: попове, черньци, жены, дЂти, и видЂвше радовахуся, творяху посла от князя, и ти бо благолаху: «Наши одолЂют». И се Юрьи прибЂглъ один, начал ездити около града, глаголя: «Твердите град». Они же слышавше, смятошась, и бысть в весельа мЂсто плач. К вечеру же прибЂгоша людие, инъ раненъ, а инъ нагъ, тако же и нощи тоя. И заутра, съзвавь людий, Юрьи рече: «Братья володимерци, затворимся в городЂ, негли отбьемся их».

Молвять людие: «Княже Юрьи, с кимь ся затворим? Братья нашя избита, а инии изымани, а прок нашь прибЂгло без оружиа. То с чимь станем?».

Юрьи же рече: «То яз все вЂдаю, а не выдайте мя ни брату Констянтину, ни Володимеру, ни Мстиславу, да бых вышол по своей воли из града». Они же тако обЂщашась ему.

Ярослав же тако же прибЂглъ одинъ в Переяславль на 5-м кони, а четырех одушив, и затворись. И не доволЂ ему о первомь злЂ, не насытись крови человечьскыа, избив в НовЂграде людий много, и в Торжку, и на ВолоцЂ, но и ту в бЂгъ изьша новгородци и смолняны, иже бЂ зашли гостьбою в землю его, повелЂ в погребы вметати что есть новгородцев, а иных в гридницу, и ту издохшесь въ множствЂ, а иных повелЂ затворити в тЂснЂ избЂ и издуши их 150, а смолнян 15 муж затворишя кромЂ, ти же быша вси живи.

Князи же, племя Ростиславле, милостиви суть и до хрестьянства добрЂ, той день стоаше на побоищи. Аще была гонились по них, то Юрьеви и Ярославу не ути было, а град бы Володимерь изъехали. Но тихо приидоша к Володимерю и обьехавше его, сташа в день неделный до обЂда и думаху откуду взяти й. И тое нощи загорЂся в градЂ княж дворъ, и хотЂша новгородци полЂсти к граду, и не да им Мстислав, а въ вторник на нощь въ 2 час загорЂся же град, и горЂ до свЂта. Смолняне же просяхуся: «Ото чина взяти намь град». Володимер же не пусти их. И высла князь Юрьи с поклоном къ князем: «Не дЂйте мене день, а заутра поиду из града».

Заутра же рано выеха Юрьи съ двЂма браты, и поклонись княземъ, и рече Мстиславу и Володимеру: «Братье, вам ся кланяю и челомь бью: вамъ животъ дати и хлЂбом накръмити, А Костянтин, брат мой, в вашей воли».

И да имъ дары многы, они же дашя ему миръ. Мстислав же и Володимеръ управиста ихъ: Констянтину Володимерь, а Юрью Радилов Городець. И тако вборзЂ спрятавшесь в лодьи, и владыка, и княгини, и людие вси поедоша вниз. Сам же Юрьи вшед в церковь в святую Богородицу, удари челом у отня гроба и плачася глаголаше: «Суди богъ брату моему Ярославу, оже мя сего доведе».

И тако поиде из Володимеря в малЂ дружинЂ в Городець. Из Володимеря же выидоша съ кресты гражане же вси противу Констянтина. Князи ж с новгородци посадиста Констянтина в Володимери на столЂ отнЂ. Князь же Констянтин одари в той день князи, и новгородци, и смолнян дары многыми, а володимерцов води къ кресту.

А Ярослав же еще пребываа в злобЂ и дыша гнЂвом и не покоряшеся, затворись в ПереяславлЂ и творяшесь тамо избыти. Князи же, сдумавше с новгородци, поидошя к Переяславлю в пяток 3 недели по Пасце. Слышав се Ярослав, смятеся, нача высылати люди, молясь о мирЂ. И бысть вторник 4 недели, выеха Ярослав самъ из града, удари челом Констянтину брату и рече: «Господине, аз есмь в твоей воли, не выдавай мя тестю моему Мстиславу, ни Володимеру, а сам, брате, накръми мя хлЂбом».

Констянтин же управи Мстислава с Ярославом с зятем, иумиришась не доидучи Переяславля. А в среду в Преполовление придоша к Переяславлю, и ту Ярослав одари князи и новгородци дары великыми. А Мстислав, не идя к граду, поимав дары, посла в град и възмя дщерь свою, а жену Ярославлю, и что живых новгородцов, и что было съ Ярославомь в полку, и выеха в станы за град. Ярослав же многажды высылашеся с молбою къ Мстиславу, прося княгини своей к собЂ, глаголя: «Чи не бывает поточи княземь? А мене по правдЂ крестъ убил».

Мстислав же не пусти дщери своей к нему. И ту нощь стоявше князи поидошя розно: Костянтин к Володимеру, а Мстислав к Новуграду, Володимеръ к Смоленску, а другый Володимеръ къ Пскову, побЂдивше силнии плъкы и вземше свою честь и славу.









За вид.: Повесть о битве на Липице / Памятники литературы Древней Руси. XIII век. — М., 1981. — С.114-127.

Підготовка тексту Я.С.Лур’є.

Подається за Новгородським Карамзінським літописом (ГПБ, F. IV. 603, лл.314зв. - 319зв.) з виправленнями деяких очевидно помилкових читань за Новгородським четвертим літописом.








Попередня       Головна       Наступна



Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.