Попередня       Головна       Наступна





ПОВІСТЬ ПРО ВЗЯТТЯ ЦАРЬГРАДА ХРЕСТОНОСЦЯМИ 1204 РОКУ


Див. Новгородський перший літопис: ПовЂсть о взятии Царьграда фрягами



Въ лЂто 6712. Царствующю Ольксе въ ЦесариградЂ, въ царст†ИсаковЂ, брата своего, его же слЂпивъ, а самъ цесаремь ста. А сына его Олексу затвори въ стЂнахъ высокыхъ стражею, яко не вынидеть. И временомъ минувъшемъ, и дьръзну Исакъ молитися о сыну своемь, дабы его испустилъ ис твьрди прЂдъ ся. И умоли брата Исакъ, и прияста извЂщение съ сыномь, яко не помыслити на царство, испущенъ бысть ис твьрди и хожашеть въ своей воли. Цесарь же Олькса не печяшеся о немь, вЂря брату Исакови и сынови его, зане прияста извЂщение. И потом Исакъ помысливъ, и въсхотЂ царства, и учяшеть сына, посылая потаи, яко «добро створихъ брату моему ОлЂксЂ, от поганыхъ выкупихъ его, а онъ противу зло ми възда: слЂпивъ мя, царство мое възя». И въсхотЂ сынъ его, якоже учашеть его, и мышляшьта, како ему изити из града въ дальняя страны и оттолЂ искати царства. И въвЂденъ бысть въ корабль, и въсаженъ бысть въ бочку, имущи 3 дна при единЂмь конци, за нимь же Исаковиць сЂдяше, а въ другомь конци вода, идеже гвоздъ: нЂлзЂ бо бяше инако изити из града. И тако изиде из ГрЂчьскЂй земли. И, увЂдавъ, цесарь посла искатъ его. И начаша искати его въ мнозЂхъ мЂстЂхъ, и внидоша въ тъ корабль, идеже бяшеть, и вся мЂста обискаша, а из бъчькъ гвозды вынимаша, и видеше воду текущю, идоша прочь, и не обрЂтоша его.

И тако изиде Исаковичь, и приде къ нЂмьчьскуму цесарю Филипови, къ зяти и къ сЂстрЂ своей. Цесарь нЂмечьскый посла к папЂ въ Римъ, и тако увЂчаста, яко «нЂ воевати на Цесарьградъ, нъ якоже рече Исаковиць: «Всь град Костянтинь хотять моего царства», — такоже посадяче его на прЂстолЂ, поидете же къ Иерусалиму, въ помочь; не въсхотять ли его, а ведете и опять къ мнЂ, а пакости не дейте ГрЂчьской земли».

Фрязи же и вси воеводы ихъ възлюбиша злато и срЂбро, иже мЂняшеть имъ Исаковиць, а цесарева велЂниа забыша и папина. Пьрвое, пришьдъше въ Судъ, замкы желЂзныя разбиша, и приступивъше къ граду, огнь въвергоша 4-рь мЂстъ въ храмы. Тъгда цесарь Олькса, узьревъ пламень, не створи брани противу имъ. Призвавъ брата Исака, егоже слЂпи, посади его на прЂстолЂ, и рече: «Даже еси, брат, тако ство рилъ, прости мене, а се твое царство», — избЂжа из града. И пожьженъ бысть град и церкви несказьны лЂпотою, имъже не можемъ числа съповЂдати. И святое Софие притворъ погорЂ, идеже патриарси вси написани, и подрумье и до моря, а семо по Цесаревъ затворъ и до Суда погорЂ. И тъгда погна Исаковиць по цесари ОлексЂ съ фрягы, и не постиже его и възвратися въ град, и съгна отця съ прЂстола, а самъ цесаремъ ста: «Ты еси слепъ, како можеши царство дьржати? Азъ есмь цесарь!» Тъгда Исакъ цесарь, много съжаливъси о градЂ и о Царст†своемь и о граблении манастырьскыхъ, еже даяста фрягомъ злата и сръбро, посуленое имъ, разболЂвъся, и бысть мнихъ, и отъиде свЂта сего.

По Исако†же смерти людие на сына его въсташа про зажьжение градьное и за пограбление манастырьское. И събрачеся чернь, и волочаху добрые мужи, думающе с ними, кого цесаря поставять. И вси хотяху Радиноса. Онъ же не хотяше царства, нъ кръяшеся от нихъ, измЂнивъся въ чьрны ризы. Жену же его, имъше, приведоша въ святую Софию и много нудиша ю: «ПовЂжь намъ, кде есть муж твой?» И не сказа о мужи своемь. Потомь же яша человЂка, именьмь Николу, воина, и на того възложиша вЂньць бес патриарха, и ту бысть снемъ въ святЂй Софии 6 дний и 6 ночий.

Цесарь же Исаковиць бяшеть въ ВлахернЂ, и хотяше въвести фрягы отай бояръ въ град. Бояре же, увЂдавъше, утолиша цесаря, не даша ему напустити фрягъ, рекуче: «Мы с тобою есмь». Тъгда бояре, убоявъшеся въвЂдения фрягъ, съдумавъше съ Мюрчюфломь, яша цесаря Исаковиця, а на Мюрчюфла вЂньчь възложиша.

А Мюрчюфла бяше высадилъ ис тьмьнице Исаковиць, и приялъ извЂщение, яко не искати подъ Исаковицемь царства, нъ блюсти подъ нимь. Мюрчюфлъ же посла къ НиколЂ и къ людьмЂ въ святую Софию: «Язъ ялъ ворога вашего Исаковиця, язъ вашь цесарь; а НиколЂ даю пьрвый въ боярехъ, сложи съ себе вЂньць». И вси людие не даша ему сложити вЂньця, нъ боле закляшася: кто отступить от Николы, да будеть проклятъ. Того же дне, дождавъше ночи, разбЂгошася вси, а Николу яша, и жену его я Мюрчюфлъ, и въсади я въ тьмницю, и Ольксу Исаковиця утвьрди въ стЂнехъ, а самъ цесаремь ста Мюрчюфлъ феуларя въ 5 день, надЂяся избити фрягы.

Фрязи же, уведавъше ята Исаковиця, воеваша волость около города, просяче у Мюрчюфла: «Дай нам Исаковиця, от поидемъ къ нЂмечьскуму цесарю, отнеле же есме послани, а тобе царство его». Мурчюфлъ же и вси бояре не даша его жива, и уморивъше Исаковиця, и рекоша фрягомъ: «Умьрлъ есть; придете и видите и». Тъгда же фрязи печяльни бывъше за прЂслушание свое: не тако бо бЂ казалъ имъ цесарь нЂмЂчьскый и папа римьскый, якоже си зло учиниша Цесарюграду. И рЂша сами к соби вси: «Оже намъ нЂту Исаковиця, с нимь же есме пришли, да луче ны есть умрети у Цесаряграда, нежели съ срамомь отъити». Оттоль наша строти брань къ граду.

И замыслиша, якоже и прЂже, на кораблихъ раями на шьглахъ, на иныхъ же кораблихъ исъциниша порокы и лЂствиця, а на инЂхъ замыслиша съвЂшивати бъчькы чересъ град, накладены смолины. И лучины зажьгъше, пустиша на хоромы, якоже и прЂже, пожьгоша градъ. И приступиша къ граду априля въ 9 день, въ пятъкъ 5 недЂли поста, и не успЂша ничьтоже граду, нъ фряг избиша близъ 100 муж. И стояша ту фрязи 3 дни; и въ понедЂльник Верьбной недЂли приступиша къ граду, солнчю въсходящю, противу святому Спасу, зовемый Вергетисъ, противу Испигасу, сташа же и до Лахерны. Приступиша же на 40 корабльвъ великыхъ, бяху же изременани межи ими, в нихъ же людье на конихъ, одени в бръне и коне ихъ. Инии же корабле ихъ и галЂе ихъ стояху назаде, боящеся зажьжения, якоже и прЂже, бяхуть греци пустили на не 10 кораблевъ съ огньмь, и въ пряхъ извеременивъше погодье вЂтра, на Василиевъ день полуноци, и не успеша ничтоже фрязьскымъ кораблемъ: вЂсть бо имъ бяше далъ Исаковиць, а грькомъ повеле пустити на корабле на не; тЂмьже и не погорЂша фрязи.

И тако бысть възятие Цесаряграда великого: и привлеце корабль къ стенЂ градьнЂй вЂтръ, и быша скалы ихъ великыя чрЂсъ град, и нижьнее скалы равно забороломъ, и бьяхуть съ высокыхъ скалъ на градЂ грькы и варягы камениемь и стрЂлами и сулицами, а съ нижьнихъ на град сълЂзоша; и тако възяша град. Цесарь же Мюрчюфолъ крЂпляше бояры и все люди, хотя ту брань створити с фрягы, и не послушаша его: побЂгоша от него вси. Цесарь же побеже от нихъ, и угони е на Коньнемь търгу, и многа жалова на бояры и на все люди. Тъгда же цесарь избеже изъ града, и патриархъ и вси бояре.

И внидоша въ град фрязи вси априля въ 12 день, на святого Василия ИсповЂдника, въ понедЂльник, и сташа на мЂсте, идеже стояша цесарь грьчьскый, у святого Спаса, и ту сташа и на ночь.

Заутра же, солнчю въсходящю, вънидоша въ святую Софию, и одьраша двьри и расЂкоша, а онболъ окованъ бяше всь сребромь, и столпы сребрьные 12, а 4 кивотьныя, и тябло исЂкоша, и 12 креста, иже надъ олтаремь бяху, межи ими шишкы, яко дрЂва, вышьша муж, и прЂграды олтарьныя межи стълпы, и то все сребрьно. И трапезу чюдьную одьраша, драгый камень и велий жьньчюг, а саму невЂдомо камо ю дЂша. И 40 кубъковъ великыхъ, иже бяху прЂдъ олтарем, и понекадЂла и свЂтилна сребрьная, яко не можемъ числа повЂдати, съ праздьничьными съсуды бесцЂньными поимаша. Служебьное Еуангелие и хресты честьныя, иконы бесцЂныя — все одраша. И подъ тряпезою кръвъ наидоша — 40 кадие чистаго злата, а на полатЂхъ и въ стЂнахъ и въ съсудохранильници не вЂде колико злата и сребра, яко нету числа, и бесцЂньныхъ съсудъ. То же всЂ в единой Софии сказахъ, а святую Богородицю, иже на ВлахЂрнЂ, идеже святый духъ съхожаше на вся пятницЂ, и ту одраша. ИнЂхъ же церквий не можеть человЂкъ сказати, яко бе-щисла. Дигитрию же чюдьную, иже по граду хожаше, святую богородицю, съблюде ю богъ добрыми людьми, и ныне есть, на ню же надЂемъся. Иные церкви въ градЂ и вънЂ града, и манастыри въ градЂ и вънЂ града пограбиша все, имъ же не можемъ числа, ни красоты ихъ сказати. Черньче же и чернице и попы облупиша и нЂколико ихъ избиша, гръкы же и варягы изгнаша изъ града, иже бяхуть остали.

Се же имена воеводамъ ихъ: 1 маркосъ от Рима, въ градЂ Бьрне, идеже бе жилъ поганый злый Дедрикъ. А 2-й кондофъ Офланъдръ. А 3 дужь слепый от Маркова острова Венедикъ. Сего дужа слЂпилъ Мануилъ цесарь; мнози бо философи моляхуться чесареви: аще сего дужа отпустиши съдрава, тъ много зла створить твоему царству. Царь же не хотя его убити, повелЂ очи ему слЂпити стькломь, и быста очи ему яко невреженЂ, нъ не видяше ничегоже. Сь же дужь много браний замышляше на град, и вси его послушаху, и корабли его велиции бяхуть, с нихъ же градъ възяша. Стоянья же фряжьска у Цесаряграда от декабря до априля, доколь городъ възяшь. А мЂсяца маия въ 9 поставища цесаря своего латина кондо Фларенда своими пискупы, и власть собе раздЂлиша: цесареви град, и маркосу судъ, а дужеви десятина. И тако погыбе царство богохранимаго Костянтиняграда и земля Гречьская въ свадЂ цесаревъ, ею же обладають фрязи.







[За виданням: Повесть о взятии Царьграда крестоносцами в 1204 г. / Изборник (Сборник произведений литературы Древней Руси). — М., 1969. — С.280-289. Підготовка тексту О.В.Творогова. Текст подається за виданням Синодального списку Новгородського першого літопису. Виправлення внесено на основі Комісійного списку.]









Попередня       Головна       Наступна



Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.