Попередня     Головна     Наступна





ГЛАВА 34


О восстановлении гетманом графа Разумовского и о его правлении



Прибытие из Москвы депутатов и министра в Глухое для избрания гетмана


По прибытии из Москвы, 1750 года, февраля 3 дня, депутатов в Глухов, вслед за ними, того ж месяца 16 числа, приехал его сиятельство граф Гендриков, почему тотчас воспоследовало повеление о прибытии и собрании в Глухов преосвященным архиереем с духовенством, всем малороссийским полкам, генеральным старшинам, полковникам с их подчиненными, всему шляхетству и съезд всех тех нижеследующим порядком происходил:





Церемониальный обряд для избрания гетмана


По утру, по пробытии утренней зори, по данному из трех пушек выстрелу, собирался народ к учрежденному лобному месту, где устроен был, между церквами Троицким и Никольским, театр в три ступени высотою, обведенной перилами, покрытыми алым сукном, а театр устлан гарусным штофом; потом приходили полки, во первых глуховского гарнизона полк, в строевом порядке, с распущенными знаменами, с барабанным боем и с музыкою, который стал позади театра, на западной стороне оного; потом из-за города маршировали малороссийские козацкие полки пешие, так же с распущенными полковыми и сотенными знаменами, с музыкою и с литавренным боем, под предводительством полковников и с старшинами, во первых Лубенской, за оным шли Миргородский, Гадяцкий, Переясловский, Прилуцкий, Стародубовский, Нежинский, Черниговский, Киевский и Полтавский, которые поставлены были по обоим сторонам Глуховского полку; около того ж театра восемь полков, то есть, по четыре на каждой стороне, а оставшие два, за неумещением там, поставлены по мостовой улице вдоль. Оными полками командовал есаул войсковой генеральный, Яков Якубович.

По втором данном пушечном же сигналу, по пробытии восьми часов, собрались во двор к министру, графу Гендрикову, вся генеральная войсковая старшина, бунчуковые товарищи и знатное малороссийское шляхетство, а преосвященный архиепископ митрополит Киевский, Тимофей Щербацкий и архимандрит Киево-Печерской лавры Иосиф Оранский, с прочими трех малороссийских епархий епископами и духовенством, съехались в церковь Николая Чудотворца. /657/

А по пробытии девяти часов, по данному таковому ж третичному пушечному сигналу, последовало из двора министра церемониальное шествие до театра, как, во первых 16 человек вооруженных выборных компанейцов, под предводительством их старшины; за ними ехала гетманская войсковая музыка с литаврщиком, играя поход; потом ехал Коллегии иностранных дел секретарь, Сгефан Писарев, в богатой карете цугом, держа в руках на большом серебрянном вызолоченном блюде, высочайшую ее императорского величества грамоту, которой от всех полков отдавали честь ружьем, с игранием музыки и с барабанным и литаврическим боем, с наклонением знамен, а по сторонам той кареты шли с ружьями 12 гранодер, за каретою ж несены были гетманские клейноты, как-то: большое белое знамя с российским гербом, который дан был от блаженной памяти государя императора Петра второго бывшему гетману, Даниилу Апостолу, и несен бунчуковым товарищем Иваном Гамалеем; по обоим сторонам того шли два знатные бунчуковые товарищи, а в след их шел хорунжий генеральный Николай Ханенко, которому асистовали 12 человек бунчуковых товарищей. После сих несена была гетманская булава, на красной бархатной подушке, обложенной золотым позументом и по углам золотыми ж кистями, двумя бунчуковыми товарищами, Яковом Марковичем и Федором Ширяем, в след оных шли судья генеральный Аким Горленко, подскарбий генеральный Михаила Скоропадский, и писарь генеральный Андрей Безбородько, коим асистовали 24 человека бунчуковых товарищей; за сим гетманский же бунчук, на бархатной же, подобно прежней, подушке, которой несен двумя бунчуковыми товарищами, Илиею Лизогубом и Петром Чернолуским; за ними шел бунчучный генеральный Демьян Оболонский, а в след его шли все бунчуковые товарищи и малороссийское шляхетство. За оными несена была гетманская печать, на таковой же бархатной подушке, двумя бунчуковыми товарищами, Петром и Григорием Горленками, за коими шел писарь генерального суда Иван Пиковец, а по сторонам его два бунчуковые товарищи, Иван Журавка да Илья Журман, а за ними следовали Войсковой Генеральной Канцелярии и Суда Генерального канцеляристы. За сими несен был войсковой прапор бунчуковым товарищем Павлом Мокриевичем, а за ним следовали все войсковые товарищи. За оными ехал в богатой карете, цугом, министр, его превосходительство господин генерал-майор, лейб-компании подпорутчик, ее высочества, великой княгини действительный камергер и орденов Святого Александра Невского и Святой Анны кавалер, граф Иван Симонович Гендриков, и при нем его асистенция. В заключении сей церемонии шли пешие 16 человек выборных компанейцев с ружьями, при одном их старшине. А дорогу оную, которою шла сия церемония, прикрывали по обоим сторонам ее до самой парадной площади, стоящие при ружье компанейцы и жолдаки, с тем, чтоб от народа помешательства не было. /658/

К оглашению ж сего действия, или гетманского избрания, на театре поставлены были два стола, покрытые красною камкою, на которые положены, на правой стороне, высочайшая государственная грамота, а на левой стороне помянутые гетманские клейноты, и по правую ж сторону первого стола, возле высочайшей грамоты, поставленное государственное большое знамя, поддерживаемое тем же, кто его нес, бунчуковым товарищем, а за оным митрополит с епископами и архимандритами и со всем священным собором, в церковном одеянии. По левую сторону того другого стола, близ гетманских клейнот, стояли генеральная старшина и бунчуковые товарищи, а вокруг всего театра обнимало все шляхетство малороссийское. Посреди ж самого театра стал министр, его сиятельство граф Гендриков, с коего места им всем вслух говорена следующая речь: «Ее Императорское Величество, по прошению всего малороссийского народа, всемилостивейше соизволяет быть по прежнему во всей Малой России Гетману, и повелевает избрать меж себя из природных своих людей гетмана, по малороссийским своим правам и вольностям, вольными голосами, для которого избрания я, с Высокою Монаршею Грамотою, сюда, в Малую Россию, и прислан».

По окончании той речи вышеупомянутый Коллегии иностранных дел секретарь, Писарев, читал вслух же всему собранию высокомонаршую грамоту в следующем содержании:





Жалованная грамота к избранию гетмана


Божиею поспешествующею милостию, Мы, Елисавет Первая, Императрица и Самодержица Всероссийская, Московская, Киевская, Владимерская, Новгородская, Царица Казанская, Царица Астраханская, Царица Сибирская, Государыня Псковская, и Великая Княгиня Смоленская, Княгиня Эстляндская, Лифляндская, Корельская, Тверская, Югорская, Пермская, Вятская, Болгарская, и иных Государыня, и Великая Княгиня Новагорода Низовския земли, Черниговская, Рязанская, Ростовская, Ярославская, Белоозерская, Удорская, Обдорская, Кондийская, и всея Северныя страны Повелительница, и Государыня Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей, и иных наследная Государыня и Обладательница.

Объявляем Нашим верным подданным малороссийского народа, духовным и мирским, Войска Запорожского обоих сторон Днепра, генеральной старшине, полковникам, бунчуковым товарищам, полковой старшине, сотникам, и городовой старшине, козакам, и всему поспольству, коим образом Мы, Великая Государыня, Наше Императорское Величество в особливое уважение и разсуждение те приключения и тягостные обстоятельства приняли, которые Наш верноподданный малороссийский народ и принадлежащие к оному земли, от нескольких лет, а наипаче во время минувшей с Оттоманскою Портою войны, претерпевать принуждены были, и в таком разсуждении /659/ Мы, Великая Государыня, милосердуя о вас, Наших верных подданных и о благосостоянии всего малороссийского народа, Наше материнское попечение и призрение имея, дабы сей, из давних времен к Нашей Империи благоприсоединенной малороссийской народ, от имевших доныне тягостен и налогов облегчен и освобожден, и при своих, издревле приобретенных, вольностях и правах наилучше охранен и содержан быть мог, яко же и по учиненному к Нам о том всеподданейшему от малороссийской старшины, именем всего того народа, прошению, Высочайше и Всемилостивейше соизволили повелеть, отныне быть во всей Малой России Гетману, по прежнему и на таком основании, как от Нашего любезнейшего родителя, блаженной и высокославной памяти, Государя Императора Петра Великого, бывший Гетман Иван Скоропадский учрежден был. В следствие же такого Нашего Всемилостивейшего соизволения, для избрания его, Гетмана, из малороссийского народа, по прежним вашим обыкновениям, вольными голосами, отправлен с сею Нашею Императорскою грамотою в Глухое, Нашей лейб-компании подпорутчик, и Ее Императорского Высочества, Нашей любезной племянницы, Великой Княгини камергер и кавалер орденов Святого Александра и Святыя Анны, граф Иван Гендриков, который при том избрании Гетмана присутствовать будет и о Нашем изволении вам объявит. А вам, Нашим верным подданным, духовным и мирским, через сие же Всемилостивейше повелеваем для того съехаться в Глухое и быть изо всех полков полковникам и старшине полковой, бунчуковым и значковым товарищам и козакам, в такое время, как упомянутый граф Гендриков назначит; и при нем выбрать вам себе Гетмана по прежним своим обыкновениям, кого благопристойно будет из верных и искусных особ; а впрочем Мы, Великая Государыня, Наше Императорское Величество, обещаем Нашим Императорским словом, тому новоизбранному Гетману и всем вам, Нашим верным подданным, малороссийскому народу, все вольности, права и привилегии, которые вы, от времени принятия под державу Всероссийскую Гетмана Богдана Хмельницкого с Войском Запорожским и со всем малороссийским народом, и потом при государствовании Нашего родителя, блаженной и высокославной памяти, Государя Императора, Петра Великого, имели, свято, нерушимо и цело содержать и вопервых Своих подданных от нападения всех неприятелей оборонять и весь малороссийский народ в непременной своей милости содержать, в чем бы вам, верным Нашим подданным, на Нашу Императорского Величества милость быть благонадежным. Дан в Москве лета от Рождества Христова, 1749 года, декабря 15 дня, государствования Нашего девятого года.

Оригинальная подписана собственною Ее Императорского Величества рукою тако: Елисавет. /660/





Министром спрашивается от общества кого они желают себе гетмана? Общество назначает быть над ними гетманом графа Кирила Григорьевича Разумовского


По прочтении той всемилостивейшей грамоты, за таковое ее императорского величества к малороссийскому народу милосердие, преосвященным митрополитом Киевским принесено от всего общества всеподданнейшее благодарение. После чего его сиятельство, граф Гендриков, оборачиваясь на все стороны, громогласно всех вопрошал: Кого желаете себе гатмана? На что все единогласно, как духовные, так и все генеральная старшина, бунчуковые и войсковые товарищи, полковники, и всякая старшина, и шляхетство, как равно и козаки, и чернь, вскричали, объявляя желание, чтоб быть в Малой России гетманом, ее императорского величества действительному камергеру, лейб-гвардии Измайловского полку подполковнику, Академии Наук президенту и орденов Святого Александра Невского, и Святой Анны кавалеру, его сиятельству, графу Кириле Григорьевичу Разумовскому, яко природному малороссиянину, что трикратным желанием подтвердили.





По поздравлении министром всего общества с получением себе гетманом, производится, в знак радости и удовольствия, пушечная и ружейная пальба


По сем его сиятельстве, граф Гендриков, новоизбранным в Малороссию гетманом всех предстоящих тут духовных, и старшин, и шляхетство, благопристойным образом поздравил, и для знания всем вообще оного избрания, выпалено с города изо сто одной пушки, а после сего, в знак той радости своей, по всем полкам козаки из ружья беглым огнем стреляли.





Вход всего собрания в церковь с внесением высочайшей грамоты и всех гетманских клейнот и по принесении Богу благодарности производится пальба


После сего прежним порядком в церковь Николая Чудотворца внесены всемилостивейшая грамота и все гетманские клейноты, куда все духовные и граф Гендриков, так равно вся малороссийская знатнейшая старшина и шляхетство вошли, где, по службе Божией, во первых говорена была изрядная проповедь Софийским архимандритом Манасием Максимовичем, а потом, по многолетном ее император-/661/ского величества высочайшем здравии молебствия, производилась трикратная пушечная и ружейная во всех полках пальба,





Обратный церемониал от церкви до министерского двора


По окончании всего того все вышеписанные вещи, как то: всемилостивейшая грамота, все гетманские клейноты и прочее из церкви, выше объявленным порядком, отнесены обратно в дом министра того, Гендрикова, а полки последовали за город к своим местам и там распущены.





От всей Малой России в знак благодарности министру подносится дар


В знак же таковой Малой России радости и долго ожидаемого благополучия, его сиятельству, графу Ивану Симоновичу Гендрикову, именем всей Малой России, поднесено в дар генеральными старшинами 10 000 рублей, да свите его сиятельства 3000 рублей, а потом всем, для общей радости, на почесть дано вина горячего более двух сот ведер.





Министр угощает всех знатнейших в доме своем


В оной же день его сиятельство все то общество трактовал у себя обеденным столом, при чем была инструментальная музыка, а при питии за высочайшее здравие и за прочих господ производилась пушечная пальба, что продолжалось до девятого часа ночи.





Общество посылает ко двору депутатов с принесением своей благодарности за высочайшую милость. Дается высочайшее повеление в Сенат и в Коллегию Иностранных Дел об утверждении малороссийского гетмана


По окончании всего сего церемониального обряда, определено было от Генеральной Войсковой Канцелярии послать депутатов с благодарением ее императорскому величеству за оказанную высочайшую милость всему малороссийскому народу, так как и для поздравления новоизбранного ясневельможного гетмана, в которые выбраны были бунчучные генеральный Демьян Оболонский, полковник нежинский Семен Кочубей, бунчуковый товарищ Илья Журман, и пи-/662/сарь Суда Войскового генерального Иван Пиковец, кои и отправились с пристойною ассистенциею с Санкт-Петербург, где, по прибытии их туда, дана им публичная аудиенция 24 апреля, в которой депутаты, за оказанную высочайшую милость, приносили ее императорскому величеству от всего народа своего всеподданнейшую благодарность, которым в ответ, через канцлера, графа Алексея Петровича Бестужева-Рюмина, сказано было, что касается об утверждении обще вашего народа гетманского выбора, на оное воспоследует ее императорского величества утверждение. После сего, июня в 5 день, даны именные ее величества указы Правительствующему Сенату и государственной Иностранных Дел Коллегии об оном, утверждении, и чтоб гетману иметь вперед место с генерал-фельдмаршалами и считаться между оными по старшинству с пожалования в чин. Так же на уряд его гетманской все малороссийские надлежащие маетности и Почеп с уездом ему отдать, и все малороссийские доходы собирать и употреблять по прежним малороссийским обыкновениям, лошадиные государевы заводы из урядовых гетманских маетностей, и полотняную фабрику с Почепа, вывесть, великороссийским членам в Генеральной Канцелярии, в Суде Генеральном, в комиссии экономии, в счетной и в комиссии об обидах, впредь уже не быть, и министерскую канцелярию оставить, и прочее.





Графа Разумовского присяга на чин его гетманский


По сем, в придворной ее императорского величества церкви, при присутствии канцлера, граф Кирило Григорьевич Разумовский, на пожалованной свой новый чин учинил, в верности службы своей, ее императорскому величеству присягу.





О данном гетману именном Указе и о возобновлении города Батурина, дабы иметь ему в оном свою резиденцию


Потом, того ж года, июля 31 числа, с особливейшего ее императорского величества соизволения, дан ему, гетману именной Указ, о возобновлении в Малороссии разоренного города Батурина и дабы иметь ему в оном свою резиденцию, в следующем содержании:





Указ


Нашему верноподданному Гетману малороссийскому, графу Разумовскому:


Нашим Высочайшим Именным, за подписанием собственных Нашея руки, Указом, от 24 дня сего июля Коллегией Иностранных Дел /663/ данным, Всемилостивейше повелели Мы вам, Нашему гетману, резиденцию свою иметь в Батурине, так как и прежние Гетманы оную гам же имели, и бывший тамо город возобновить, и при заложении оного учинить освящение по церковному чиноположению. О чем вам чрез сие знать дается, потом же в наш Синод и Сенат из Нашей Коллегии Иностранных дел сообщено. Июля 31 дня, 1750 года. На подлинном подписано тако: По Ее Императорскому Величеству Указу: граф Алексей Бестужев-Рюмин, граф Михаила Воронцов





Гетману жалуются все гетманские клейноты


А 1751 года, февраля 24 дня, вручены ему от ее императорского величества на тот чин все гетманские клейноты, как-то: пребогато украшенную дорогими каменьями золотую булаву, большое белое знамя с российским гербом, бунчук, печать войсковую и литавры серебрянные с пребогатыми, на бархате шитыми, занавесками и с золотыми висящими кутасами.





По увольнении от двора гетман с жалованною грамотою и со всеми его почетными знаками приезжает в Глухое с торжественною встречею


По получении всего того, касающегося до гетманского уряду, и по пожаловании сверх того ему, гетману, на уряд его всевысочайшей жалованной грамоты, состоявшейся того ж 1751 году, месяца мая в 22 день, уволен он в Малороссию, куда и прибыл июня 30 числа и имел в город Глухов въезд, где встречают его, нарочно для того съехавшиеся, как духовные особы, так и вся генеральная старшина, полковники, шляхетство и прочие именитые люди, в внутри города поставлены были 6000 Козаков, для коего въезда, при поздравлении его благополучного прибытия, производилась пушечная и ружейная пальба.





Назначается день к собранию всего общества к торжественному объявлению всевысочайшей жалованной грамоты


По приезде ж его ясновельможности в Глухов назначен был срочный день и сделано повелительное объявление с тем, чтоб полки, старшина, шляхетство и прочие особы, и люди разного звания, к уреченному дню, то есть, к 14 числу июля, собрались в Глухов, для торжественного и публичного объявления всемилостивейшей ее импера-/664/торского величества жалованной грамоты о пожаловании Малой России по прежнему гетмана и о возобновлении ее благоденствия.





Церемониальный обряд и обнародование жалованной грамоты


Почему, по собравшемуся в Глухов всякого звания народу в тот назначенный срочный день, по пробытии утренней зари, дан выстрелами из трех пушек сигнал, по которому, входя в город, все малороссийские полки пешие, поставлены были при ружье по обоим сторонам улицы, от самого гетманского двора до церкви Николая Чудотворца, а при самой той с правой стороны полк гарнизонный Глуховский. По второму ж таковому сигналу, для учреждения церемониалу, собирались все генеральные старшины, бунчуковые товарищи и прочие чины в дом гетманский, откуда последовало, по данному третичному пушечному ж сигналу, в девять часов пред полуднем шествие: вопервых шла войсковая музыка, маршируючи играла марш, за оною шло 60 человек компанейцев, за ними шли 60 человек запорожских Козаков, и за оными веден был двумя конюхами конь в богатом уборе, на коем привешены были пребогатые серебряные литавры, и по сторонам оных шло 6 человек бунчуковых товарищей, за коими ехал верхом бунчучный генеральный, Оболонский, держа в руках бунчук, за ними следовало 12 человек бунчуковых товарищей, потом везено было верхом хорунжим генеральным, Ханенком, знамя национальное, поддерживая оное со сторон двумя пешими бунчуковыми товарищами, в след сих шли 12 человек бунчуковых же товарищей, после них в богатой карете цугом ехал генеральный писарь, Безбородько, держа на руках положенную на богатой бархатной подушке печать войсковую, по сторонам же той кареты с обоих сторон ехали верхами 6 бунчуковых товарищей, а сзади пешие шли 6 лакеев в богатой ливрее, за ними, в открытой богатой коляске, ехал парою лошадьми генеральный подскарбий Скоропадский, держа на богатой бархатной подушке гетманскую булаву, по сторонам его были верхами 6 бунчуковых товарищей, а пешком с обоих сторон и сзади, в богатой ливрее лакеи, в след сих ехал в богатой же карете цугом, коллежский советник Григорий Николаев сын Теплов, держа пред собою на пребогато убранной подушке высокомонаршую грамоту. Пред сею каретою шли два скорохода и по сторонам оной два гайдука, а сзади четыре лакея, вокруг сего ехало бунчуковых товарищей 12 человек, потом изволил сам его ясневельможность гетман ехать в пребогатейшей карете, цугом богатоубранным, пред которою ехал верхом конюший арапин, за ним бежали 4 скорохода, за тем шли 8 человек лакеев, по сторонам 4 гайдука, все в богатых ливреях, и за каретою верхами ехали два сержанта гвардии Измайловского полку. Сверх сих ехали на лошадях по сторонам, с правой стороны, есаул генера-/665/льный Якубович, и 12 человек за ним бунчуковых товарищей, да 40 человек за оными запорожских Козаков, а заключили всю оную церемонию 60 человек компанейцев.

Сим порядком дошед до церкви Николая Чудотворца, внесены были все те знаменитые вещи в оную и положены были на приготовленном посреди церкви для того столе, покрытом богатым персидским ковром, во первых, высочайшая грамота, а по сторонам оной, с правой стороны, гетманская булава, а с левой войсковая печать, знамя ж и бунчук при оном столе по сторонам стоймо держали те самые, кои их везли. За сим началась Божественная литургия, а по окончании оной, высочайшая грамота, господином Тепловым, пред всем народом, вслух читана была в следующем содержании:





Жалованная императорская грамота о избранном, по прежнему, вновь гетман, с подтверждением прежних малороссийских прав и вольностей


Божиею поспешествующею милостию, Мы, Елисавет Первая, Императрица и Самодержица Всероссийская, Московская, Киевская, Владимерская, Новгородская, Царица Казанская, Царица Астраханская, Царица Сибирская, Государыня Псковская, и Великая Княгиня Смоленская, Княгиня Эстляндская, Лифляндская, Корельская, Тверская, Югорская, Пермская, Вятская, Болгарская, и иных Государыня, и Великая Княгиня Новагорода Низовския земли, Черниговская, Рязанская, Ростовская, Ярославская, Белоозерская, Удорская, Обдорская, Кондийская, и всея Северныя страны Повелительница, и Государыня Инверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей, и иных наследная Государыня и обладательница.

Всем обще и каждому особливо, паче же малороссийскому народу, известно и ведомо да будет, что Мы, Великая Государыня, Наше Императорское Величество, милосердуя о Наших верных подданных малороссийского народа и имея о благосостоянии оного материнское попечение и призрение, дабы сей, из давних времен к Нашей империи благоприсоединенной народ малороссийский лучшим порядком и совершенным радением был управляем, при своих, издревле приобретенных вольностях и правах наилучше сохранен и содержан, на всеподданнейшее от малороссийской стороны именем всего народа прошение, Высочайше и Всемилостивейше соизволили, по прежнему обыкновению, вольными голосами, избрать гетмана, яко то при предках Наших, Всероссийских Монархах Императорах, было. В следствие же того Нашего Всемилостивейшего соизволения, при посланном к тому избранию, Нашего Императорского Величества, генерал-майоре, лейб-компании подпорутчике, Ее Императорского Высочества, Нашей любезнейшей племянницы, Великой Государыни, камергере, и орденов Святого Александра и Святой Анны кавалере, графе Иване Гендрикове, 22 дня февраля, прошлого 1750 году, в Глухове, обще от /666/ всех малороссийских чинов и народа единогласно избран гетманом природной малороссиянин, Наш действительный камергер, Академии Наук президент, и Нашей гвардии Измайловского полку подполковник, и орденов Святого Александра, Белого орла и Святой Анны кавалер, граф Кирилл Григорьевич Разумовский, и из оных, выбором, подписанным всех при том бывших духовных персон, старшин и других чинов руками, для испрошения высочайшей Нашей Конфирмации, присланный генеральный бунчуковый, Демьян Оболонский, Нежинский полковник, Семен Кочубей, бунчуковый товарищ, Илья Журман, да при них Суда Генерального писарь, Иван Пиковец, и Мы, Великая Государыня, Наше Императорское Величество, в разсуждении того, по повелению Нашему, общего вольными голосами малороссийского избрания, и будучи достаточно в службе, верности и благоразумии, через хвалы достойное правление военных и гражданских порученных дел уверены, его, графа Разумовского, Гетманом Всемилостивейше конфирмовали, и, по учинении Нам, Великой Государыне, в верности своей, пред Святым Евангелием, при крестном целовании, здесь, в придворной Нашей церкви, при Нашем канцлере, действительном тайном советнике, сенаторе, российских и других орденов кавалере, графе Алексее Петровиче Бестужеве-Рюмине, присяги, войсковые клейноты, булаву, знамя, бунчук, печать и литавры от Нас получил. После чего он, подданный Наш, Гетман, граф Разумовский, просил Нашего Императорского Величества, дабы мы пожаловали его на уряд гетманский и на маетности, на булаву определенное жалованное Нашею Грамотою и Мы, Всепресветлейшая Державнейшая, Великая Государыня Императрица и Самодержица Всероссийская, Наше Императорское Величество, призирая на то, подданного Нашего Гетмана, прошение, и видя его к Нашему Императорскому Величеству, но прежде засвидетельствованным при дворе Нашем по чину своему, прилежность и благоповедение, такожде и в гвардии Нашей и в Академии Наук заслуги, ревность и добропорядочное управление, и по учиненному ныне вновь о верности и службе обещанию, повелели сию милостивую жалованную Грамоту на утверждение того уряду гетманского выдать, и силою Нашей Императорского Величества жалованной Грамоты, соизволяем ему, подданому Нашему, Гетману, войсковую армату или артиллерию, и данные гетманского достоинства знаки иметь так, как прежние гетманы, в верности своей, к Нам бывшие, содержали воинские и гражданские всякие, в Малой России управлять по войсковым правам, по прежним обычаям и постановленным пунктам, на которых приступил под державу Деда Нашего, блаженныя памяти, Великого Государя и Великого Князя, Алексея Михайловича, всея Великия, и Малыя, и Белыя России Самодержца, Его Царского Величества, Гетьман Богдан Хмельницкий, со всем Войском Запорожским и народом малороссийским, и по Нашим, Императорского Величества, указом определенным и впредь определяемым и к нему посылаемым, без нарушения прав и вольностей /667/ стародавних народа малороссийского, и маетности на булаву определенными против иных подданных Наших Гетманов владеть со всякою пристойною повинностию, дабы, видя он, подданный Наш, Гетман к себе сию Нашу милость, служил Нашему Императорскому Величеству и Нашим наследникам верно и постоянно, со всем, под правлением его гетманским обретающимся подданным Нашим Войском Запорожским и народом малороссийским, против всех Наших неприятелей, во всем согласно выше именованной присяге, в которой он, Гетман, при крестном целовании, за подписанием руки своей, был, за что Наша, Великой Государыни, Нашего Императорского Величества, милость и призрение, и впредь от оного подданного Нашего отъемлема не будет, но наипаче умножится. И для объявления вящшой к нему, подданому Нашему, Гетману, Нашей милости и утверждения, сию Грамоту, собственною Нашею Императорского Величества рукою подписали и Нашею государственною печатью утвердить повелели. Дана в резиденции Нашей, в Санкт-Петербурге, мая 22, лета от рождения Христова 1751, государствования Нашего 10 году.

Подлинная подписана собственною Ее Императорского

Величества рукою тако: Елисавет.

По прочтении сей грамоты благодарственное отправилось молебствие, с пушечною с города и ружейною ото всех полков пальбою.

По окончании ж всего того, от церкви, прежним церемониальным порядком, как высочайшая грамота, так и гетманские войсковые клейноты, все отвезены в дом его ясновельможности гетмана, и были все знатнейшие господа у него великолепным обеденным столом угощаемы, при чем играла инструментальная музыка, а при питии за высочайшее здравие, как и за прочих именитых господ, производилась пушечная пальба, и тем то торжество, при освещении до полуночи всего города, окончено было.





Осмотр гетманский по всем в Малой России местам


В 1752 году гетман навестил все полковые и другие знатные города и местечки, употребя на сие путешествие более двух месяцев. Между тем хотя имел дозволение переселиться со всем правлением в город Батурин и предписал заводить тамошние строения, но не оставлял стараться и об окончании глуховского дому, который и сооружен был со всеми довольными выгодами. В конце того лета позван он был ко двору, куда и отъехал, а оттуда уже возвратился он через год.





О сложении малороссийских внутренних сборов


1755 год пребудет в малороссийском народе в вечной и незабвенной памяти уничтожением тягостных и затруднительных внутрен-/668/них сборов, дарованным ее величеством, от государыни императрицы Елисаветы. Издревле, по привиллегиям и правам, край сей пребывал свободен от всех сих налогов, но некотрые из последних гетманов, и особенно Самуйлович, под видом войсковых надобностей, завели разные сборы, яко то: покуховное, скатное, поковшовное, и многие тому подобные, которые в общественных промыслах стесняли и затрудняли людей до крайности. Торговля также в Малороссии была в худом состоянии; ибо на великороссийской границе были учреждены таможни и взаимные продукты подвергались отяготительному платежу, вместо того, что Малая Россия имела свободный ввоз чужестранных товаров, на кои пошлина, под титулом индукты, положена была без дальнего разбору на надобность, или приход; то же самое и в рассуждении вывозу в чужие края товаров и продуктов происходило, и сия пошлина обращена была в собственный доход гетману.





Разрешение торговли между Малою и Великою Россиею


Императрица обрадовала народ, при сложении упомянутых внутренних сборов, разрешая свободный торг между Малою и Великою Россиею и распространяя полезные учреждения на внешнюю торговлю, из доходов которой сделано удовлетворение как гетману, так и скарбу малороссийскому.





О наряде к прусской войне


В 1756 году, по приготовлении к войне прусской, велено было и от Малороссии изготовить пять тысяч Козаков, с приличною артиллериею, к которым начальником определен был генеральный есаул Яков Дамианович Якубович, но сия команда осталася без высылки, а только в начале 1757 года, посланы были тысяча компанейских козаков, которые находились в деле при баталии Егерсдорфской и, по окончании компании, отпущены в Малороссию.

В 1757 году совершился набор для начатой тогда прусской войны погонщиков из посполитого малороссийского народа, в числе 8000, из которых большая часть в следовании померли; а самая малая в дома возвратилась. Отправлено было туда же и 1300 пар быков, с довольною воинскою командою.





Отъезд гетманский в Петербург


В конце того года граф Разумовский, по приглашению от двора, отправился в Санкт-Петербург, оставя управление главное учрежден-/669/ным на время сего отсутствия членам генеральной канцелярии, а именно: генеральным: обозному Кочубею, подскарбию Скоропадскому, писарю Безбородьку, есаулу Валкевичу и хорунжему Ханенку.

Из оных членов, в наступившем 1758 году, скончались 2 января Скоропадский, а Валкевич в марте, потом и судья Оболонский, и есаул Якубович; чего ради, по грамотам, к гетману присланным, в сентябре созваны были в Глухове все чины малороссийские, для избрания, на убылые места, генеральных старшин и для рассмотрения сочиненного особою комиссиею из духовных и мирских особ малороссийских проекта прав тамошних, поданного в 1742 году, ее императорскому величеству, который прислан был, для общего положения, но, кроме избрания генеральных старшин, все прочее отложено до января следующего года, в котором, тако же, не учиня никакого решения, разъехались.

Для армии 1759 года, в мае, отправлено 4000 пар волов на счет заплаты. Гетману пожалованы в собственность и наследство, из столовых его вотчин, города: Почеп и Батурин с уездами, да волости Шептаковская и Бакланская.

В 1760 году, в марте, прибыл гетман, со всею фамилиею, в Глухов.

К армии предписано отправить 2000 Козаков, коих и назначил гетман тысячу из трёх компанейских полков, а другую из городовых, под главною командою Прилуцкого полку полковника, Григория Галагана.

В оном году умер генеральный хорунжий Ханенко.

В конце сего ж года гетман, усматривая, что Малороссийский Генеральный Суд, сперва самым первым местом в Малороссии состоявший нередко из всех генеральных старшин, и в коем, с 1728 года, сам гетман почитался президентом, приведен потом в такое состояние, что находится под аппеляциею Генеральной Канцелярии, и в одном токмо генеральном судье, учредил, чтоб, при всегдашнем присутствии обоих генеральных судей, заседали в оном 10 депутатов от 10 полков, дворянством избираемых, и восставил его в право трибунальное, под собственным своим ведением.

В 1761 году пожалован в генеральные подскарбии Василий Гудович и есаулом Иван Журавка.

В сем году отрешен Киев из ведомства гетманского и безпосредственно подчинен Сенату.

По грамоте, к гетману присланной, в сентябре и октябре собиралися все чины малороссийские для нового выбора в генеральные старшины и для других дел, требовавших общего положения.

В последних числах октября гетман отозван был ко двору, куда он и отправился, оставя управление дел Малой России на генеральных: обозного, Семена Васильевича Кочубея, подскарбия, Василия Андреевича Гудовича, писаря, Андрея Яковлевича Безбородка, и есаула, Ивана Тимофеевича Журавку. /670/





Кончина императрицы Елисаветы Петровны и вступление на всероссийский престол Петра Великого, Петра Феодоровича


25 декабря преставилась государыня императрица, Елисавета Петровна, а на престол вступил император Петр Третий. Для обвещания о сем и приведения к присяге малороссийского народа, был прислан действительный камергер, Петр Кирилович Нарышкин. Оному поднесено от Малороссии в Глухове и по полкам более 20 000 рублей в подарок, кроме многих других вещей, между коими от дому гетманского перстень, ценою 3000 рублей.

1762 году, от императора Петра Третьего, по докладу гетманскому, пожалованы в отставку, в генеральные обозные генеральный бунчужный Осип Лукьянович Закревский; в генеральные судьи генеральный писарь Андрей Яковлевич Безбородько; в бригадиры черниговский полковник Иван Пантелеймонович Божич, и многие другие чины; по выборам на убылые места, в генеральные судьи Александр Иванович Дублянский, в писари Василий Григорьевич Туманский, в есаулы Иван Михайлович Скоропадский, в хорунжие Данила Петрович Апостол, в бунчужные Яков Степанович Тернавский. Сверх того без выборов пожалованы в полковники: стародубовские, голштинский генерал-майор обер-гофкамер-интендант Карнович, с чином россий ского бригадира, в гадяцкие, голштинский бригадир Крижановский в черниговские, выпущенный из гоф-фуриеров в армейские полковники, Милорадович, генеральный подскарбий Василий Андреевич Гудович с чином тайного советника и пожалованием ордена Святой Анны.

В оном 1762 году город Киев по прежнему возвращен в ведомство гетмана.





Вступление на всероссийский престол супруги его величества, Петра Феодоровича, Екатерины Алексеевны и ее коронование


28 июня было вступление на престол ее императорского величества, Екатерины Алексеевны II-й, а 22 сентября святейшее ее коронование в Москве, к которому по высочайшему дозволению, присланы были от Малой России депутаты, генеральные: обозный, Семен Васильевич Кочубей, и судья, Илья Васильевич Журман, с большою свитою знатного дворянства и других чинов.

1763 года, изливаемые ее императорского величества милости на подданных ее, простирались и до малороссийского народа, разрешением беспошлинного вывоза из Польши леса и запрещением пропуска польского горячего вина в Новую Сербию и в Сечь Запорожскую, для соблюдения сего малороссийского промысла, присвоенного шляхетству и рыцарству, и уничижением табачного и других откупов, стеснявших торговлю. /671/

Ее императорское величество повелела восстановить учреждение в Малороссии подкоморских судов и точное тамошних прав исполнение, почему гетман в последних числах, по прибытии в Глухов, созвал всех чинов на генеральное собрание, на коем и поставлено иметь по старому суды земские, градские и подкоморские.

По неоднократным прошениям чинов малороссийских о постановлении точных уравнительных им степеней против великороссийских, ее императорское величество указать соизволила собранию, где происходил совет о вольности дворянства, сделать положение как о рангах, так и о образе производства их.

Свободен переход крестьян, обыкновением, во время замешательств, в Малороссии введенный, а потом и указом 1742 году безпредельно утвержденный манифестом ее императорского величества, приведен в то самое состояние, в каком ему, по точности прав малороссийских, быть надлежало, и тем уменьшено число бродяг, а земледелию и хозяйству поданы способны к распространению.

Начатая в Малой России перепись по числу мужеска полу сего году кончена.

В начале 1764 года гетман отправился ко двору, оставив правление генеральным: обозному, Семену Кочубею, писарю, Василию Туманскому, и хорунжему, Даниле Апостолу, учредив при том, чтоб генеральные есаулы, хорунжие и бунчужные, яко военные чиновники, наблюдали над порядком в войсках и защищали подчиненных от обид; почему и поручил им суды военные в делах, сего ради определил, чтобы единообразие в мундирах и вооружии по возможности сохраняемо было.

В сем году город Киев исключен паки из ведомства гетманского и подчинен генералу-губернатору киевскому.

В июне скончался тайный советник, генеральный подскарбий и ордена Святой Анны кавалер, Василий Андреевич Гудович.



Прим. Киевский митрополит, Тимофей Шербацкий, в 1757 году переведен в Москву и был там митрополитом, а на его место определен архиепископ Арсений Могилянский, и пас церковь 13 лет, где и скончался. /672/


















Попередня     Головна     Наступна


Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.