‹‹     Головна





В. Науменко

Памяти В. С. Гнилосырова.


[Киевская старина. — 1901. — Т. 72. — № 2. Отд. 1. — С. 301-307.]



3-го ноября минувшаго года скончался въ г. Кане†Василій Степановичъ Гнилосыровъ. Совершенно неизвЂстный въ литературЂ подъ этой своей фамиліей и мало выступавшій вообще въ печати подъ своей псевдонимной подписью „Гавришъ“, покойный имЂетъ однако всЂ права на то, чтобы имя его было отмЂчено на страницахъ нашей культурной исторіи, если не для отдаленнаго потомства, то хотя бы для современниковъ и ближайшихъ къ нимъ поколЂній. Не говоря уже о тЂхъ симпатичныхъ чертахъ въ характерЂ покойнаго, которыя хорошо были извЂстны лицамъ, близко знавшимъ его; не говоря даже о тЂхъ качествахъ его, которыя, выходя за предЂлы личныхъ отношеній, касались разныхъ сторонъ нашей общественной жизни, — достаточно сказать только о томъ, что В. С. Гнилосыровъ, живя въ Кане†съ 1873 года, былъ „вЂрнымъ стражемъ“ могилы Т. Г. Шевченка, постоянно проявляя свою заботливость о сохраненіи ея въ порядкЂ, былъ живой лЂтописью всЂхъ тЂхъ событій, которыя связаны съ вопросомъ о реставраціи этой могилы въ 80-хъ годахъ. Въ этомъ отношеніи имя его хорошо извЂстно многочисленнымъ посЂтителямъ могилы нашего пЂвца Украины, т. к. на вопросъ ихъ о томъ, кто завЂдываетъ могилой, всегда былъ одинъ отвЂтъ — Василій Степановичъ Гнилосыровъ. Вотъ эта-то связь его съ именемъ Шевченка и заставила насъ, по полученіи извЂстія о /302/ смерти его, отложить поминку о немъ до февральской книжки нашего журнала, всегда, въ большей или меньшей степени, удЂляющей мЂсто разнымъ матеріаламъ, имЂющимъ отношеніе къ имени „Кобзаря Украины“. И вотъ теперь, въ 40-ую годовщину смерти Шевченка, мы и рЂшаемъ сказать нЂсколько словъ о томъ человЂкЂ, который всю свою сознательную жизнь прожилъ съ беззавЂтной любовью къ родинЂ, такъ чудно воспЂтой „Кобзаремъ“, и который закрЂпилъ эту любовь къ ней другою любовью — благоговЂйнымъ отношеніемъ къ памяти того пЂвца, охрана могилы котораго составила одну изъ главныхъ задачъ въ его жизни.



* * *


Вас. Степ. Гнилосыровъ родился 21 марта 1836 года и происходилъ изъ мЂщанъ г. Полтавы. Какъ прошли первые годы его дЂтства и ученія, намъ не извЂстно; знаемъ мы только, что по окончаніи средней школы, онъ поступилъ въ Харьковскій университетъ на историко-филологическій факультетъ въ концЂ 50-хъ годовъ, гдЂ былъ ученикомъ, между прочимъ знаменитаго впослЂдствіи, но тогда еще молодого адъюнкта А. А. Потебни, съ которымъ находился въ отличныхъ отношеніяхъ, какъ объ этомъ свидЂтельствуетъ его письмо къ намъ въ 1899 году, сопровождавшее рукопись букваря Потебни 1).



1) См. Кіев. Стар. 1899 г. № 8, приложенія.



Увлеченный въ тЂ годы широкой волной народничества, В. С. Гнилосыровъ, будучи студентомъ харьковск. университета, предается народному дЂлу, распространяя, между прочимъ, среди сельскаго населенія малорусскія книжечки и преобразивъ себя на нЂкоторое время изъ студента въ „книгоношу“, путешествующаго изъ села въ село по ярмаркамъ. Несколько любопытныхъ страницъ изъ этого періода его жизни можно прочесть въ „Осно– 1862 года (№ 9), въ статьЂ „Пять день зъ життя Х—го студента“, подписанной А. Гавришъ и разсказы-/303/вающей о студентЂ Х—го университета В. С. Г. (Вас. Степан. Гнилосыровъ), но принадлежащей перу самого Гнилосырова. Помимо очень любопытнаго содержанія этой статьи, дающей рядъ живыхъ картинокъ въ изображеніи опыта торговли по ярмаркамъ малорусскими книгами при исключительной обстановкЂ (торгуетъ интеллигентъ, не скрывающій своего званія), — самый языкъ, которымъ статья написана, методъ разсказа, переполненнаго остроумными замЂчаніями и изреченіями — все такъ живо и своеобразно, что нельзя не увлечься чтеніемъ ея и нельзя сейчасъ-же не узнать въ авторЂ того-же самаго В. С. Гнилосырова съ его острой и оригинальной рЂчью, какого мы знали въ теченіе многихъ послЂднихъ лЂтъ его жизни. Этимъ увлеченіемъ живой работой для просвЂщенія массъ, должно быть, надо объяснить и тотъ фактъ, что В. С. Гнилосыровъ въ 1861 году, не окончивъ курса, покидаетъ университетъ и держитъ экзаменъ на званіе учителя русскаго языка, послЂ чего сейчасъ-же получаетъ мЂсто исправляющаго должность учителя того-же предмета въ Ахтырскомъ уЂздномъ училищЂ. Черезъ два года (въ 1864 году) былъ онъ переведенъ на ту-же должность въ Харьковское уЂздное училище, гдЂ прослужилъ до 1869 года, когда вышелъ въ отставку. Отставка его, вЂроятно, должна быть объясняема тЂмъ, что въ это именно время онъ увлекся организаціей „потребительныхъ обществъ“; по крайней мЂрЂ давніе кіевляне должны помнить его въ 1869 году въ Кіе†гдЂ онъ принималъ участіе въ основанномъ здЂсь потребительномъ обществЂ, сразу вызвавшемъ было большое оживленіе въ публикЂ, но очень скоро, благодаря не совсЂмъ удачно поведеннымъ операціямъ, заглохшемъ и черезъ нЂсколько лЂтъ совсЂмъ прекратившемся. Очевидно, разочаровавшись въ этомъ дЂлЂ, В. С. Гнилосыровъ, въ концЂ 1870 года, вторично поступаетъ на службу учителемъ-же русскаго языка въ Звенигородское двухклассное городское училище, а въ 1873 году получаетъ мЂсто штатнаго смотрителя такого-же училища въ Кане†и остается въ этой должности до 1895 года, когда выходитъ въ отставку и остается на жительст†въ Кане†до самой своей кончины. /304/

Не касаясь его служебной дЂятельности въ роли оффиціальнаго лица, мы считаемъ своимъ долгомъ, зная его за весь періодъ его каневской службы, отмЂтить ту страничку въ его педагогической работЂ, которая выходитъ за предЂлы оффиціальности, а именно — его личныя отношенія къ своимъ ученикамъ. ПосЂщая его въ КаневЂ, намъ не разъ приходилось быть свидЂтелемъ той простоты и сердечности, съ какою онъ обращался къ своимъ питомцамъ, еще учившимся въ школЂ; тутъ не было и тЂни начальническаго тона, не чувствовалось и намека на излюбленную у педагоговъ дЂланность отношеній и оффиціальность разговоровъ, — все было искренно, просто, преисполнено чисто дружескихъ пріемовъ бесЂды старика съ мальчикомъ, при чемъ въ малорусской его рЂчи при этихъ разговорахъ, которая была его второй натурой, слышался всегда тотъ юморъ, безъ котораго нельзя нарисовать себЂ фигуру этого почтеннаго педагога. Еще болЂе оказывалась сердечность его натуры въ тЂхъ отношеніяхъ, которыя сохранялись у него съ бывшими его питомцами: воспитывая въ нихъ съ дЂтства ту любовь къ родному, которая въ теченіе всей жизни была неразлучна съ нимъ самимъ, развивая ихъ въ этомъ направленіи еще въ школЂ, В. С. Гнилосыровъ не разрывалъ съ ними связи и въ дальнЂйшей ихъ жизни, по окончаніи школы. Лично намъ не разъ приходилось вести дЂловыя отношенія съ такими лицами — и всегда по порученію или рекомендаціи Василія Степановича; въ разсказахъ ихъ всегда слышалась та нота особеннаго почтенія къ своему учителю, которая не имЂетъ ничего общаго съ оффиціальностью, а звучитъ чистой лирикой, опирающейся на началахъ дружбы людей, раздЂленныхъ только годами. Для лучшаго освЂщенія этихъ отношеній мы воспользуемся выдержкой изъ письма къ намъ одного изъ бывшихъ учениковъ Василія Степановича, который вскорЂ послЂ смерти его писалъ намъ слЂдующее. — „Юношескій блескъ его глазъ, не смотря на шестидесятилЂтній возрастъ, и образная малорусская рЂчь его, то скрашиваемая своеобразнымъ юморомъ, то оттЂняемая острымъ сарказмомъ, производили симпатичное и надолго со-/305/храняемое въ памяти впечатлЂніе. А слушателями его была преимущественно та молодежь, которая выходила ежегодно изъ городского училища. Эта молодежь, ищущая на первыхъ порахъ по выходЂ изъ школы нравственной поддержки и помощи въ дальнЂйшемъ образованіи и развитіи, всегда находила такую поддержку въ лицЂ своего бывшаго учителя; если-же кто либо изъ этой молодежи обращалъ на себя особенное вниманіе Василія Степановича своими умственными и нравственными качествами, то послЂдній долгое время относился къ нему съ восхищеніемъ. НерЂдко случалось, что такая личность, выбившись на самостоятельную дорогу, нравственно опускалась или измЂняла первоначальнымъ своимъ убЂжденіямъ, тЂмъ убЂжденіямъ, которыя служили связующимъ звеномъ между ученикомъ и его бывшимъ учителемъ, — но, не смотря на такія печальныя для Вас. Степ. „оказіи“, ему еще долго не хотЂлось вЂрить такой, очевидной уже для другихъ, истинЂ. Такія „оказіи“ тяжело ложились ему на душу, и онъ, какъ утопающій, хватался за всякую соломинку, желая оправдать, какъ въ собственномъ мнЂніи, такъ и въ мнЂніи другихъ, своего отщепенца-ученика, доказывая этой чертой своего характера все тотъ-же свой юношескій идеализмъ, не покидавшій его до могилы. Припоминая небольшую статейку покойнаго Вас. Степ. „Пять день зъ життя Х—аго студента“ и сравнивая мысленно этого молодого студента съ отставнымъ уже учителемъ, черезъ промежутокъ времени около 40 лЂтъ, видишь все того-же молодого душой книгоношу, всю жизнь распространявшаго между молодежью идею народнаго самосознанія, и если слЂдствіемъ такого систематическаго, хотя повидимому и незамЂтнаго, сорокалЂтняго труда оказалось нЂсколько человЂкъ его послЂдователей, то о немъ смЂло можно сказать, что жизнь имъ прожита не даромъ, что у родины смерть отняла добраго ея сына, и что всЂ изъ оставшихся въ живыхъ, знавшихъ болЂе или менЂе близко духовную жизнь покойнаго Василія Степановича, обязаны помянуть его „незлымъ тыхымъ словомъ“. /306/

Такими сердечными словами оканчиваетъ свое письмо къ намъ его бывшій ученикъ; этими-же словами могли-бы и мы окончить нашу замЂтку, если бы не чувствовали себя обязанными сказать еще о немъ хоть нЂсколько словъ, какъ о человЂкЂ, связанномъ съ нами единствомъ интересовъ въ нашей спеціальной области. Мы говоримъ о нашемъ журналЂ „Кіевская Старина“. Сознавая, что изданіе это должно служить интересамъ дорогой для него родины, Вас. Степан. въ теченіе 19 лЂтъ существованія журнала поддерживалъ съ нимъ духовную связь: всЂ его письма къ кіевскимъ знакомымъ всегда касались вопросовъ, связанныхъ съ журналомъ. Хотя литературное его участіе ограничилось очень немногими страницами, напечатанными у насъ 1), но это зависЂло отъ того, что жизнь въ захолустномъ городкЂ мало представляетъ удобствъ для литературной работы; между тЂмъ намъ достовЂрно извЂстно, что Василій Степановичъ все время слЂдилъ за ходомъ развитія и разрЂшенія всякихъ вопросовъ, связанныхъ съ культурной исторіей дорогой для него Украины, постоянно пріобрЂталъ на свои очень скромныя средства всЂ наиболЂе выдающійся сочиненія по этимъ вопросамъ и дЂлалъ для себя разнообразныя выписки и замЂтки по поводу ихъ; извЂстно намъ также, чтобъ его бумагахъ сохраняются многія замЂтки съ воспоминаніями о тЂхъ или другихъ интересныхъ событіяхъ, какъ въ его личной, такъ и общественной жизни.



1) 10-лЂтіе Каневск. публичн. библіот. 1889 г., № 8.



Будемъ надЂяться, что все это не погибнетъ безъ слЂда, и тогда восполнится та литературная роль Василія Степановича, которая, при другихъ обстоятельствахъ личной жизни, несомнЂнно могла бы быть его удЂломъ, принимая во вниманіе его бойкую и умную рЂчь въ минуты оживленія, но которая, такъ сказать, заглохла въ немъ и сдЂлала его при жизни только писателемъ для себя. Считаемъ, обязанными сообщить, что вдова покойнаго любезно предоставила намъ право на полученіе всЂхъ этихъ матеріаловъ, съ которыми мы надЂемся познакомить и нашихъ читателей, и тогда /307/ для всЂхъ будетъ видно, что покойный Василій Степановичъ былъ духовнымъ сотрудникомъ нашего журнала, какъ человЂкъ, всецЂло принадлежавшій интересамъ родного края.

Заканчивая нашу поминку о В. С. ГнилосыровЂ, скажемъ обычное малорусское „земля тоби перомъ“! Пусть же тЂло его мирно почиваетъ неподалеку отъ могилы Тараса Шевченка, а духъ его вЂчно будетъ витать подлЂ той самой могилы, вЂрнымъ стражемъ которой онъ былъ въ теченіе многихъ лЂтъ!


В. Науменко





[В. Науменко. Памяти В. С. Гнилосырова // Киевская старина. — 1901. — Т. 72. — № 2. Отд. 1. — С. 301-307.]












© Сканування та обробка: Максим, «Ізборник» (http://litopys.kiev.ua/)
24.VI.2009








  ‹‹     Головна


Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.