[Т. Г. Шевченко в епістолярії відділу рукописів. — К., 1966. — С. 330-375.]

Попередня     Головна     Наступна






1911



697. В. І. Яковенко до Г. П. Житецького


Я остаюсь при прежнем желании поместить во II томе издаваемых мною сочинений Шевченко показания Шевченка, которые находятся в Вашем распоряжении. Я не знаю Ваших условий, а также нам надо столковаться, в чем будут заключаться Ваши пояснения и сколько места они займут. Нам необходимо повидаться и сговориться на этот счет. В книжном магазине «Провинция» не совсем удобно переговорить об этом. Приехать в Лисное Вы наотрез отказывались. Остается Вам назначить день и час, когда бы я мог застать Вас дома.


2 января 1911 г., Петербург


I, 49500







698. Г. П. Житецький до В. С. Житецької


Окончились, мама, праздники, и я погрузился в работу по горло: с начала янв[аря] приступил к собиранию и ред[актированию] главных документов о ссылке Шевченко; что будет напечатано во II т[оме] нового изд[ания] соч[инений] Шевченка (появится в конце февр[аля]). Эту работу просил меня исполнить издатель соч[инений] Шевченка — Яковенко. Работа — не трудная, но хлопотная и отымает немало времени на списывание материалов. Так что на смену чтению (я поглотил за рождество тысяч 5 — 6 страниц) пришло строчение, и рука у меня устает от /331/ письма. 7-го начались и уроки: минуты нет свободной, и я числа до 25-го янв[аря], когда надо сдать Яковенко материалов листа 3 для печати, могу писать тебе лишь урывками.


10 января 1911 г., Петербург


I. 47889







699. В. 1. Яковенко до Г. П. Житецького


Сегодня я получил начало «Дневника» Шевченко из Чернигова, исправленное по рукописи. Можно сдавать в типографию, но перед «Дневником» должны идти «Материалы по политическому делу» с Вашей статьею. Поэтому позволяю себе напомнить и просить Вас, чтобы Вы Вашу статью прислали не позже 20 января, как обещали. Приходится очень спешить, чтобы поспеть к юбилею.


16 января 1911 г., Петербург


I, 49501








700. Г. П. Житецький до В. С. Житецької


Пишу тебе, мама, в перерыве работы, которой занят по вечерам уже вторую неделю (я писал тебе о «Матер[иалах] по политич[еским] делам Шевченка» для И т. полн[ого] собр[ания] соч[инений] Шевч[енко] п[етер]бургского изд[ания] Яковенка). Жду, что к 1 ч. дня доставят кое-что из необходимых документов, и опять примусь за продолжение дела, которое надо сдать для типографии числа 25-го. Затем пойдет корректура, а вчера, суббота, просидел за писанием (моего сочинительства немного, все почти по рукописи или печат[ным] документам) до глубокой ночи. Так до конца месяца и будет: днем — уроки, а вечером за Шевченком но его биографии, а там надо будет кое-что небольшое и об его поэзии написать...

К 26 февр. (Шевч.) готовлюсь, а к 19 февр.1 — нет.


23 января 1911 г., Петербург


I, 47890



1 Мається на увазі маніфест 1861 р. про звільнення селян.







701. Г. Журовський до Об’єднаного комітету


Я не скульптор и потому не могу представить скульптурного проекта, предлагаю только схему такового.

Памятник — крутой берег Днепра («було видно, було чути — як реве ревучий...»), наверху — сидящая фигура поэта, в сюртуке (есть такая фотография), в глубокой задуме, опершись правой /332/ рукой о камень. У подножья скалы: справа — девушка в национальном украинском костюме; в немом упоении смотрит — выжидает положить венок поэту, который держит в опущенных руках; слева — лодка-чайка, на ней весло, цветы, венки... Задняя часть памятника — как бы вросшая в скалу — украинская хата (копия хаты родственников поэта или другой с Кирилловки). Внутри хаты стол, скамьи, божница. В стене против окон — ниша, в ней бюст поэта; под нишей — доска с надписью: год, число, месяц постановки памятника, имя и фамилия скульптора (факсимиле). На столе книга для записей посетителей. Памятник стоит в сквере (круглом) влево от зрителя, вправо — небольшой бассейн с группою камней, взятых с порогов Днепра; по ним всходит фигура запорожца с приподнятой рукой, которою как бы зовет (машет сюда шапкой) — фигура в одной рубашке, расстегнутой; на голой груди тельный крест; в широких шароварах, на поясе, богатом, восточном, украшенном камнями, такой же дорогой кинжал, люлька.


25 января 1911 г.


II, 28663, арк. 199








702. Г. Г. Герасименко до редакції газети «Рада»


Из посланных 9 руб. прошу зачислить в фонд на памятник Т. Шевченко от Горячковского о-ва потребителей 5 руб.1


25 января 1911 г., с. Горячковка, Подольской губ.


I, 42397









703. «Один из запоздавших» 2 до Об’єднаного комітету


Не будет ли сделана отсрочка хотя бы на 1 м[еся]ц для срока доставления эскизов по проектам памятника? Если будет, что было бы хорошо для конкурирующих, то не будет ли сие объявлено в газетах, хотя бы в «Новом времени» и в местных. Возможно, что некоторые работавшие почему-либо не успели (хотя было времени достаточно) закончить и т[аким] о[бразом[ будут лишены возможности со всеми принять участие в конкурсе, что очень печально.


25 января 1911 г., С.-Петербург


II, 28663, арк. 202



1 Листи про збір грошей на пам’ятник Т. Г. Шевченкові надіслали також С. В. Сидорук (II, 28667, арк. 31), В. П. Степаненко (II, 28667, арк. 236) та багато інших.

2 В кінці листа стоїть пакий підпис. /333/







704. Ф. С. Клименко до Об’єднаного комітету


Прошу прислать мне разрешение — уполномочие от общества по собиранию средств на устройство в г. Киеве памятника Т. Г. Шевченко на устройство в г. Екатеринославе 1 — 2 концертов (вечеров), посвящ[енных] памяти Т. Г. Шевченко, весь чистый сбор с которых будет передан в Шевченковский комитет.


Январь 1911 г., Екатеринослав


II, 28663, арк. 23









705. О. Хребтов до І. І. Щітківського


14-го февраля будет обсуждаться вопрос о названии одной из киевских улиц в память Шевченка. Предлагаю нижнюю половину, т. е. подольскую часть Александровской улицы, назвать его именем и хоть бы таким способом исправить тот курьез, что совершенно отдельных две улицы и даже в разных частях города имеют одно название и одну продолжающуюся от Лавры до Оболони нумерацию домов: пусть-ка приезжий человек найдет нужный ему номер дома на пространстве в двух разных полицейских участках до 3 верст.

2 Б[олыпую] Житомирскую и Львовскую улицы, соединив их, как раньше и было, в одну: здесь два участка не мешают, ибо эти две улицы решительно ничем не разделяются одна от другой й отдельно наименованы они лишь по глупости чьей-то, и это только путает людей. Одну же Львовскую или одну Житомирскую посвятить Шевченко — это мало для его великой славы. Надеюсь на Вас, что Вы, если не отвоюете этих улиц для Шевченка, то во всяком случае добьетесь исправлений курьезных наименований указанных улиц...


[6 лютого 1911] р.


I, 12836








706. Г. П. Житецький до В. С. Житецької


Еще в начале января, мама, получил я приглашение из Академии наук читать на торжественном собрании в воскресенье, 27-го февраля, о Шевченке. Только теперь, после других работ, начинаю готовиться к этому чтению. При обилии служебных работ все остатки времени уйдут на данную работу.


6 февраля 1911 г., Петербург


I, 47892



/334/







707. M. П. Левицький * до В. Г. Дубровського


Лист його (Ждахи) і той папір привезу, як приїду на Шевч[енківське] свято. Нам ще досі нема дозволу від губернатора на Шевч[енківський] вечір, то підождіть трошки з костюмами, що обіцяв Лисенко, бо як не буде дозволу, то й костюми непотрібні. Як треба буде, то напишу зараз.


6 лютого 1911 p., Радзивілов


І. 34150








708. Л. М. Жебуньов до Є. X. Чикаленка *


Клубні збори одбулись в тім, що мене вибрали почесним членом, а од старшинства я одмовився; та вибрали ще кількох душ в стар[шини] і кандидати, та й усе. Зреклись святкувати роковини, бо Гірс прислав бумагу, в якій заборонив приїзд галичан, та ще додав, щоб «не было пропаганды украинских учений...» Оповістка клубу про те, що зрікається святкувати роковини, викликала велику сенсацію в Києві і начебто виявила якесь співчуття до укр[аїнців], або, може, се окремі випадки, що дійшли до мене чутки, — не знаю, та й не маю охоти дізнаватись, бо не до того мені.

Думаю, що з того процесу про «Кобзар» нічого прикрого не може вийти для видавців, бо се копія з дозволеного цензурного, і не розумію, як може Дом[аниць]кий виправдаться? Якась занадто тонка політика. А от що «Кобзаря» не буде, то се — велике лихо. Хоч би з урізками було видано його знов! Може б Ви подбали там про се — довели б книговидавцям, що тепер «Кобзар», хоч з урізками, швидко розійдеться. Подбали б, коли є Вам змога через свої справи.


7 лютого 1911 р.


І. 35486








709. А. С. Шемер до І. М. Дьякова


Желая ознаменовать 50-тилетний юбилей со дня смерти Тараса Григорьевича Шевченка устройством в нашем городе «Вечера» по программе, имеющейся при прошении на имя г. киевского губернатора, при этом посылаемом Вам, местные украинцы просят Вас, м. г., о содействии по исходатайствованию разрешения на устройство этого вечера, для чего и посылают Вам прошение с программой вечера, оплаченное гербовым сбором, прося Вас, м. г., лично обратиться с данным ходатайством к господину начальнику губернии, а равно просят, в случае вечер будет разрешен, не отказать в присылке подписного листа /335/ «На памятник Т[арасу] Г[ригорьевичу] в Киеве» для приема и записи во время вечера бенефиций.

P. S. Интересно было бы возможно скорее знать результаты данного ходатайства.


12 февраля 1911 г.


II, 28663, арк. 152







710. С. П. Карпенко до Об’єднаного комітету


Поміж нами, українцями-феодосійцями, виникла думка почтити пам’ять великого нашого генія Т. Г. Шевченка. Задля цього ми порішили поставити ювілейний вечір, прибуток з якого послати в фонд на пам’ятник поета. Оруду вечора і відповідальність за нього бере на себе відомий дирижор І. Н. Дворниченко. Програму намітили таку: 1) біографія Шевченка, 2) п’єса «Назар Стодоля», 3) декламація з «Кобзаря».

При виконанні нашої мети з’явились деякі перешкоди: тутешній поліцмейстер на прохання устроїти сей вечір відповів д. Дворниченку, що принципіально проти вечора він нічого не має, але требує, щоб д. Дворниченко представив йому офіціальне доручення від Комітету по збудуванню пам’ятника. Не маючи цього, ми звертаємось до Об’єднаного комітету з великим проханням вислати якомога скоріше на ім’я Івана Никифоровича Дворниченка офіціальне розрішення і при ньому квиткові книжки для збору пожертвованій.


14 лютого 1911 p., Феодосія


II, 28663, арк. 154









711. Ю. С. Грибинюк до Об’єднаного комітету


Имею честь известить Комитет, что я согласен с предложением издать альбом рисунков-эскизов памятника Т. Г. Шевченко, предложенных на второй конкурс, с тем, чтобы продажа альбома была употреблена с целью усиления средств на тот же памятник. Посланный мною проект под девизом «Монумент покрыт всегда народом и детьми» по миновении в нем надобности прошу любезнейше отослать на железную дорогу и сдать грузом малой скорости на предъявителя в Петербург с уплатой провоза на месте. С посланных для сего 3 р. прошу употребить, сколько надо, на упаковку и доставку на вокзал, а остаток присовокупить к средствам Комитета на сооружение памятника. Если бы посланных денег оказалось мало, то я немедленно расходную сумму вышлю.


16 февраля 1911 г., С.-Петербург


II, 28663, арк. 258



/336/







712. А. П. Бялковський до Об’єднаного комітету


Сочувствуя цели сооружения памятника украинскому поэту Тарасу Григорьевичу Шевченко (кому не известен его «Кобзарь»), прошу принять и мою скромную лепту для увековечения памяти Шевченко в Киеве — административном и экономическом центре Малороссии.


17 февраля 1911 г., Киев


II, 28664, арк. 90








713. М. П. Левицький * до В. Г. Дубровського


Спасибі за прислані костюми, але скористуватися з них ми тепер не можемо, бо Шевченківський вечір мусили відкласти на 13 березня: дозвіл на 19 лютого одержали ми тільки позавчора, 17-го, і так не встигли б як слід влаштувати, а абияк — не хочеться, бо сором буде, до того ж іще на 19 у нашому козачому клубі має бути маскарад, а провінціальна публіка, напевне, охотніше пішла б туди, ніж на наш вечір. Отож, ухвалили ми відкласти на 13.III, і наша місцева адміністрація згодилась на це. Як же тепер буде з костюмами? Чи дозволить Лисенко задержати на такий довгий час, чи треба таки відіслати, а на 13.III знов прислати?..

А нагода може бути така, що на той Шевченківський вечір, може, будемо виписувати з книгарні «Л[ітературно]-н[аукового] в[існика]» «Кобзарів» та портретів Шевч[енка] для продажу на вечорі.

Ще, будь ласка, спитайте у книгарнях, чи суть у них «Кобзарі» недорогі, але в гарних палітурках, напр[иклад] яковенківський, так, щоб усе разом коштувало не більше 1 карб. Думаємо продавати їх на Шевч[енківському] вечорі; як не дорогі, то взяли ми б на комісію зо два десятки, та портретів, та листовних карток, — при такій нагоді, думаю, продалось би дещо.


19 лютого 1911 p., Радзивілов


І, 34151







714. О. Хребтов до Об’єднаного комітету*


Идя навстречу увековечению и признавая Тараса Шевченко как художника слова, давшего ряд народных, образных произведений на малорусском наречии и явившегося одним из первых созидателей литературного малорусского эпоса, я готов принесть скромную жертву на памятник его имени в размере пяти тысяч рублей, но с тем лишь, чтобы памятник ему — Шевченко — со-/337/ответствовал исторической истине, а именно: был бы поставлен только в районе старого Подола (на Братской площади или на берегу Днепра, против бурсы), так как вся последняя жизнь Малороссии, а с нею и Сечи, сосредоточивалась в течение 3 — 4 веков в Киеве лишь в пределах Подола, на что указывают все письменные исторические памятники и материалы.


20 февраля 1911 г., Киев


II, 28663, арк. 273








715. Д. М. Малашкін до Об’єднаного комітету


Получив известие, что мой проект под девизом «Думы», благодаря несвоевременному прибытию на место, оказался вне конкурса, сим имею честь предложить комиссии, не найдет ли она возможным приобрести проект, если найдет его достойным, за сумму, имеющуюся в распоряжении Комиссии. Проект изображает Т. Г. Шевченко сидящим на скале, у подножья которой расположена группа около плетня двух женских фигур, двух мужских и на задней стороне женская фигура с ребенком, на ступенях пьедестала бандурист.


20 февраля 1911 г., Петербург


II, 28663, арк. 230








716. Г. О. Виноградова до Об’єднаного комітету


Прочтя в № «Рады» результат заседания жюри, изъявляю свое согласие с постановлением жюри относительно поощрительной премии. 1

Проект послан под девизом — «Не дай спати ходячому».


21 февраля 1911 г., Москва


II, 28663, арк. 409



1 На засіданні від 15 лютого 1911 р. замість неприсудженої першої премії жюрі постановило видати п’ять заохочувальних премій художникам І. Селезньову, Б. Єзіоранському, скульпторам І. Рашевському, Г. Виноградовій та І. Кавалерідзе. У відповіді на лист Г. Виноградової Об’єднаний комітет повідомляє про присудження премії та просить написати про свою згоду передати проект пам’ятника у власність Комітету (II, 28665, арк. 411).









717. Л. М. Жебуньов до Є. X. Чикаленка


На останніх часах в Києві конфіскується майже все, що виходить по-українськи: 1) Книжка Коваленка (Ви ж знаєте зміст її), 2) Малий Кобзар (зложений з творів Шевч[енка], пристосо-/338/ваних для читання дітей), 3) «Іван Підкова» і «До Основ’яненка» вид. «Часу» і 4) Кантата Лисенка з текстом Самійленка, дозволеним цензурою. Чи не пішли б Ви до «Главного Управления по делам печати», щоб вияснить, що значить така огульна заборона укр[аїнських] книжок? Се ж дуже важно вияснить, щоб знати, які заходи треба вжити, щоб зовсім не припинилось книговидавництво. Коли не хочете самі йти, знайдіть когось такого, щоб пішов і вияснив. Се необхідно.


22 лютого 1911 р.


I, 35490








718. M. P. Пестриков до Об’єднаного комітету


Товарищество харьковских художников присоединяется к торжеству освящения места для памятника знаменитому украинцу-художнику, поэту Тарасу Григорьевичу Шевченко.


25 февраля 1911 р., Харьков


II, 28663, арк. 272







719. Балабаненко до Об’єднаного комітету


Сегодня, в день памяти одного из величайших славянских поэтов Тараса Григорьевича Шевченко, певца народной души, чей голос звучит и теперь энергичным призывом к борьбе против зло творящих и в защиту угнетаемых, Керченское городское управление просит передать приветствие Комитету, взявшемуся за дело увековечения памяти этого вождя украинского народа.


25 февраля 1911 г., Керчь


II, 28663, арк. 270







720. М. І. Паращук до редакції газети «Рада»


Недавно в шановній Вашій газеті «Рада» поміщена була стаття з приводу конкурсу на пам’ятник Т. Шевченкові у Києві. Автор статті д. М. Жук висловився дуже песимістично — чи автори проектів, проживаючі за границею, зможуть щось путнього, тобто підходящого, відповідаючого самій ідеї, зробити. На мою думку, автор хотів в сей спосіб звернути увагу жюрі, щоб на авторів, які не мешкають на Україні, не дуже-то звертати увагу. д. Жук забув, що можна тільки за границею зробити більше для розвитку рідної штуки і взагалі не піддаватись впливам, нам, укр[аїнцям], не зрозумілого для чужої штуки: доказ сього, що /339/ я — хоч жию за границею — зробив мого проекта в чисто українськім стилю. Я сумніваюсь, чи на Україні найдеться багато таких, які підуть моїми слідами...

P. S. В сій хвилі дістав я газету «Рада» і прочитав статтю д. Гр[игорія] Сьогобічного, в якій він пише, що скульптори, роблячи проект монумента Т. Шевченкові, «приноровлювались до площі, себто числились з тим, що там росте деревина». Я не знаю як хто, але я з деревиною не числився, бо сам монумент важніший, ніж деревина. Мій монумент зроблений так, щоб його було видно із усіх боків, значить дерева (частину) треба б було вирубати. Не подаючи назвиська автора, прошу отсе ласкаво подати до відома жюрі.


25 лютого 1911 p., Мюнхен


I, 43236








721. В. Е. Ріхтер до Об’єднаного комітету


Автор проекта с девизом «Марія», известный чешский художник Вилим Аморт, уполномочил меня сообщить Объединенному комитету следующее: 1) никогда еще не случалось при международных конкурсах и не соответствует принятым при них правилам, чтобы автор представил свой проект, сделанный только из глины, для обсуждения и чтобы члены комиссии указывали автору, как проект поправить при добавочном изготовлении его из гипса. 2) При всех международных конкурсах соблюдают правило вежливости к чужим авторам, вызванным для участия в конкурсе, и уделяют хотя последнюю премию одному из них. На основании вышесказанного автор проекта с девизом «Марія» находит вполне справедливым предъявить Объединенному комитету свое требование уплатить ему расходы за двукратную высылку своих проектов из чешской Праги в Киев.


25 февраля 1911 г., Киев


II, 28663, арк. 156







722. Г. П. Житецький до В. С. Житецької


Сегодня в 2 ч. дня состоялось торжественное заседание Акад[емии] наук. Народа было более 2 1/2 тыс. Не только все места громадной залы заняты были, но проходы, подоконники и т. д. Жара стояла невыносимая — до головной боли. Дышать было нечем, и случались даже обмороки. Говорил первым акад. Овсянико-Куликовский — хорошо, только без плана (он не написал читаемого) и немного тихо. Затем около 50 мин. (длинновато) /340/ читал о Шевченко Славинский; хорошо вышло. По соглашению нас троих последним говорил я, так как характер моего слова о Шевченке был лирический. До чтения я весь перепотел и волновался, но когда взошел на кафедру, то совершенно успокоился и потому прочитал хорошо (35 минут) — громко и отчетливо, а отрывки из стихотворений] Шевченко с достаточною выразительностью. И Шахматов, и другие остались весьма довольны и всем заседанием, и моей речью. Говорю, не хвастаясь, а потому, что, действительно, сам когда овладел собою при чтении, то почувствовал, что выйдет недурно. Написано же у меня было еще заранее (писал 15 — 20 февр.); потом только переписывал и исправлял. Котляревский даже пришел в восторг, который мне сейчас и выразил от подъема при чтении моем. Я сильно беспокоился, что «провалюсь» на этом «почетном» экзамене, так как не привык говорить перед публикой; теперь я рад, и как будто гора с плеч свалила. Завтра утром я, должно быть, перешлю тебе № «Речи»: эта газета взяла у меня рукопись моего «Слова» еще вчера; может быть, напечатают его, и ты прочтешь целиком. Редакция другого издания «Школа и жизнь» просила у меня также статейку о Шевченке; я 24-го наскоро набросал и послал небольшую заметку. И ее пришлю завтра же. Торжества по поводу Шевченка начались и идут здесь с большим оживлением. 21-го и 28-го (Ефименчихи) лекции о нем; вчера были панихиды в Казанс[ком] соборе и Акад[емии] художеств. 8 марта грандиозный вечер с речами, чтением, пением (Садовский, Тартаков, хоры и т. д.) в дворянском собрании. На этом вечере я буду и опишу тебе.


27 февраля 1911 г., Петербург


I, 47895







723. Ільченков до І. М. Дьякова


Я только что возвратился из Москвы, где был на чествовании нашего славетного поэта Т. Г. Шевченка. Прекрасно все было. Но вот что я прослыхал интересное для Вас и Киева: вряд ли дозволено будет построить памятник Ш[евчен]ко в виде его фигуры, как Николаю I. Причиной этого — полное издание в 1907, 8, 10, и 11 гг. «Кобзаря». Какой-то камергер сделал доклад и министру внутренних дел Столыпину, и оберпрокурору... об этих изд[аниях] как о крайне антирелигиозных и противогосударственных, где бранится царская власть, личность вообще царя; указывали на стихи: «Молитва», «Марія» и др. Да их таки довольно в пол[но] изд[анных] «Кобзарях» этих. В Москве же я прослыхал и такое мнение тогда же: для г. Киева гораздо важнее устроить в память Шевченка в украинском стиле госпиталь на видном /341/ месте, как у нас в Полтаве «Губернская земская управа» в украинском стиле построена, но надо в улучшенном виде, со стенными картинами в вестибюле. Там говорили, что уже собрано 90.000 р.; Киев от себя — ради госпиталя — добавит 10.000 р., и в центре города с бюстом Ш[евчен]ка (?!) буд[ет] здание в украин[ском] стар[ом] стиле «Шпыталь».

Я беседовал с двумя видными москвичами, и они находили, что больница гораздо полезнее и для Киева, и для украинского] народа, и для памяти и души Шевченка. Значит, если так, то на выдачу премий Вам тратить денег не стоит. Весной я буду в Киеве и буду у Вас, если позволите. Что ни делается, — говорили люди, — все к лучшему. Приймите и то, что испросили разрешение на памятник у императора, а в изд[аниях] «К[обза]ря» царская власть поругана. Что же это?! Издевательство?!. Могут и госпиталя не позволить... Фигуру на могиле под Каневом лучше; а 90.000 р. на здание в городе для Киева — находка; да и на могиле — потом — нескоро!.. При госпитале — «прихилище» для бедных малорусских престарелых писателей — и это кстати: 3 — 4 комнаты... Госпиталь будут видеть — все! и Европа, не только Россия.

P. S. Камергер тот из Екатериносл[авской] губ[ернии] — вот, м. б., почему и Екатер[инославщина] слабо реагирует на чествов[ание] Ш[евчен]ка.


1 марта 1911 г.


II, 28663, арк. 225








724. В. К. Єзіоранський до Об’єднаного комітету


Ввиду того, что жюри Комитета обратило внимание на проект брата моего под девизом «Три кольца» и присудило ему дополнительную премию, имею честь, будучи уполномочен к тому братом моим, Болеславом Карловичем Езиоранским, заявить нижеследующее:

Насколько мне известно, жюри Комитета указало как на существенный недостаток проекта на невыдержанность украинского типа; имею честь уверить Комитет, что недостаток этот, в случае предоставления сооружения памятника брату моему, абсолютно не мог бы иметь места, так как художник делал бы его на месте — в Киеве, пользуясь моделями как живых типов, так и костюмов, одобренными Комитетом.

Проект памятника представляет собой только эскизный набросок, в котором автор желал дать выражение одухотворяющей его идеи, а равно общие архитектурные пропорции.

Автор находит, что пьедестал памятника может быть исполнен из неполированного гранита, чем можно было бы избегнуть /342/ некоторой шаблонности, а с другой стороны удешевить постройку памятника.

В случае, если бы Комитету было угодно при выборе проекта для постройки остановиться на проекте брата моего, последний мог бы лично дать свои объяснения и переделать проект тут же на месте.

При сем прилагаю некоторые снимки работ моего брата в Варшаве и иных местах, вызвавших весьма одобрительные отзывы критики.


5(18) марта 1911 г., Киев


II, 28663, арк. 269








725. М. П. Левицький * до В. Г. Дубровського


Ось ціла купа справ, які прошу вас од себе і від усього гуртка нашого полагодити нам для Шевченкового свята, що має бути у нас у неділю 13 березня. 1) Великий бюст Шевченка, білий, для живої картини і апофеозу. Не знаю, чи є такі погруддя у Києві і скільки коштують; але дуже бажано б його мати, бо портрет не зробить такого ефекту. Тільки коли будете передавати його через проводника вагона рад[зивіловського] поїзда, то запакуйте гарно і напишіть головотяпові добре, щоб не привіз нам одних черепків.

Думаємо зробити кіоск і продавати Шевченкові портрети, картки, медальйони, книжечки.

4) У книгарні «ЛНВ» візьміть у кредит або на комісію на мій рахунок: а) портретів Шевченка Красицького: по 1 крб. — 5 штук, по 20 коп. — 10 шт.; в) карток листових з могилою 1/2 сотні (картки вид. «Час» у нас суть).

с) «Кобзарів», коли можна дістати, хоч Яковенкових, 20 прим., у тому числі, коли є дорогі, що по 3 крб. у гарних палітурках, — 5 пр.

д) Серій Шевченкових, видавництва] «Час» — 10.

е) Може, ще є що гарне, що пригодилось би для кіоска, то пришліть, чого і скільки на Ваш погляд годилось би.

5) Жетонів: срібних — 10 шт., бронзових — 20 шт., коли можча, то всякий щоб у окремій коробочці, але з умовою, що непродані жетони приймуть від мене назад (хоч думаю, що того не буде)...

Тільки що побачив у «Раді» оповістку, що погруддя Шевченка всякого розміру продається у Непомнящого. Тільки купіть велике і конче біле, а не бронзоване.


5 березня 1911 p., Радзивілов


І. 34154


/342/







726. Київське українське видавництво «День» до Об’єднаного комітету


Киевское украинское книгоиздательство «День» предполагает приготовить из гипса, терракоты и т[ому] под[обных] материалов фигурки, размером приблизительно 13 — 15 сантиметров по длине, представляющие собою точное воспроизведение премированного проекта памятника Т. Шевченко работы художника Балавенского. Ввиду сего, по поручению издательства, имею честь покорнейше просить Киевский объединенный комитет по сооружению памятника Т. Шевченко дать означенному книгоиздательству «День» свое разрешение на право выпуска копий-миниатюр премированного проекта памятника. В случае согласия Комитета на данное предложение книгоиздательство обязуется внести в фонд на сооружение памятника Т. Шевченко в Киеве сто рублей.


9 марта 1911 г., Киев


II, 28663, арк. 266








727. Автор 1 до Об’єднаного комітету


Задавшись целью создать архитектурно-художественный памятник Т. Г. Шевченко, я не успел закончить модель к конкурсу (заказ не всегда вдохновляет) ; в настоящее же время модель приходит к концу, а потому и принимая во внимание, что 1-й премии не удостоен ни один проект, следовательно, нет памятника, достойного имени писателя-поэта, я и обращаюсь в Объединенный комитет с просьбой сообщить мне, может ли он уделить время для рассмотрения моей модели, и если может, то будут ли погашены издержки по доставке модели в Киев. Модель занимает объем (беря во внимание конечные точки удален[ия] от центра), 3X2X2 аршина.

Прибавляю, что модель архитектурно-художествен[ная], с орнаментикой в украинском стиле. Модель могу доставить в Киев между 4 — 14 апреля, один из этих дней Комитет может выбрать по своему усмотрению 2.


10 марта 1911 г., Харьков


II, 28663, арк. 384



1 Девіз одного з учасників конкурсу.

2 Об’єднаний комітет у відповідь авторові (II, 28663, арк. 385) запропонував прислати спочатку фото. Якщо проект задовольнить Комітет, тоді умовитись про доставку моделі. Автор погодився. /344/









728. M. Пилипович 1 до редакції газети «Рада»


27 лютого відправлено було панахиду у місцевій церкві по Шевченку. У неділю 13 березня відбудеться літературно-музичний вечір з живими картинами, прибуток з якого призначено на пам’ятник Шевченкові у Києві. Вечір мав бути 19 лютого, але через те, що дозвіл од губернатора прийшов тільки 17 лютого, довелося відсунути вечір аж на три тижні.


11 березня 1911 p., Радзивілов


I. 42965


1 Псевдонім M. П. Левицького.








729. Акціонерне товариство «Граніт» до Об’єднаного комітету


Сим имеем честь предложить Вам наши услуги по устройству пьедестала для памятника Т. Г. Шевченко из мелкозернистого финляндского гранита серого, красного или черного цвета, в полированной, обтесанной или грубой обработке. В случае Вам потребовался бы камень другой породы, готовы мы предложить Вам работу по Вашему указанию.

Мы надеемся, что Вы не откажете в присылке соответствующих чертежей с подробными требованиями для составления точной сметы.


11 марта 1911 г., Москва


II, 28663, арк. 215







730. Ф. П. Балавенський до Об’єднаного комітету


15 февраля сего года жюри по устройству в г. Киеве памятника Т. Г. Шевченко мне была присуждена за представленный мною проект вторая премия в 1000 руб.

Ввиду того, что проект по независящим от меня причинам получил некоторое повреждение, я теперь занят переделкой его. Проект в обновленном виде будет мною доставлен после праздников св. пасхи. Не желая в настоящее время получить всю присужденную мне сумму, имею честь просить вас выдать мне пока в счет премии 500 рублей.


26 марта 1911 г., [Киев]


II, 28663, арк. 279


/345/







731. М. Ф. Сумцов до Об’єднаного комітету


Я, к сожалению, по служебным и семейным обстоятельствам не мог принять участия в заседании жюри. Ознакомившись теперь с рисунком проекта г. Балавенского, позволяю себе, хотя, быть может, и слишком поздно, высказать свое мнение, что художник стоит на правильном пути и исходный пункт, по-видимому, им найден; но при всем том проект нуждается в большой переделке.

Окружающие справа и слева фигуру Шевченко ступеньки совсем не идут к памятнику по искусственности, ложному классицизму. Они шли бы для деятеля аристократического круга, для сановника, влиятельной особы. Было бы лучше дать простую высокую скалу и на ней поставить Шевченко не в сидячей позе, а в стоячем положении.

Постепенно понижаясь, могли бы идти кобзарь, дивчина и дети, как символы главных мотивов поэзии Ш[евченко], его любви к народной поэзии, к детям; но все эти фигуры необходимо связать, чтобы они производили одно цельное впечатление, в настоящем виде, судя по рисунку, они слишком разрознены и не дают цельного впечатления.


26 марта 1911 г.


II, 28663, арк. 512 — 513







732. О. Г. Сластіон до М. Ф. Біляшівського


Я читав, що на Вашу виставку (Шевченка) багато ще поступило рисунків Шевченка. Отже, прохаю Вас, будь ласка, напишіть мені, що воно таке? А може, вони уміщені у новий каталог, то прохаю Вас, надішліть мені його — я тепер все збираю, що тільки трапляється, — може, се мені здасться для передмови для другого випуску «Малюнків Шевченка». Перший Ви, розуміється бачили й читали мою там розвідку — писана дуже нашвидку, багато є дечого не до ладу, та вже нехай буде так... Що воно за знак, що мені й досі не прислали для підпису протокол жюрі?..

Треба безпремінно об’являти третій конкурс, а проект Балавенського одкинуть — він нікчемний. Я радий, що на моє вийшло — всі тепер проти його обурені... Погано, що «Рада» почала друкувати дурацькі обивательські проекти. Як вони цього не розуміють?


29 березня 1911 p., Миргород


XXXI, 6


/346/







733. С. В. Сидорук до Об’єднаного комітету


Препровождая при сем талонную книжку с №4251 по №4300 и сообщая, что одновременно послано переводом 33 руб. 8 коп. на сооружение памятника Т. Г. Шевченко, убедительнейше прошу Объединенный комитет пропечатать в газете «Засів» имена и фамилии певчих 2-х моих хоров, сделавших пожертвования; некоторые из них выписывают и читают газету «Засів», и им будет лестно узнать, что их добрый поступок не забыт и оценен. Пусть, кроме того, вся мыслящая украинская масса узнает, что имя великого народного певца и страдальца известно и в нашей «Холмской Руси», что и сюда проникла благородная наука Т. Г. Шевченка: «Учітеся, брати мої, думайте, читайте...» Чудная украинская «пісня» и «мова» всегда здесь раздавались, а в последнее время начинает проникать, хоть и с трудом, благодаря невозможному и недальновидному «правопису», и украинское печатное слово.


30 марта 1911 г., [м. Ходыванец]


II, 28663, арк. 354.







734. I. Л. Кавалерідзе до Об’єднаного комітету*


Конверт под девизом «Поэт Украины» прошу вскрыть; проект предоставляю в собственность Комитета. Деньги (100 р.) сто рублей, присужденные мне жюри, прошу Комитет выдать мне.


1 апреля 1911 г., Киев


II, 28663, арк. 298







735. Ю. С. Грибинюк до Об’єднаного комітету


Лучшее место для постановки памятника Т. Г. Шевченко — это площадь в конце Крещатика, против царского сада 1.

Атрибутом памятника — символом обязательно, между прочими, должна быть могила.


9 апреля 1911 г., С.-Петербург


II, 28663, арк. 509







736. І. Ю. Рєпін до Об’єднаного комітету


В движении фигуры не узнаю Тараса: нет сдержанности, глубины и поэзии (его личной), нет портрета 2.



1 Тепер Першотравневий парк.

2 Очевидно, І. Ю. Рєпін має на увазі проект скульптора Ф. П. Балавенського, якому на засіданні жюрі другого конкурсу (де не зміг бути Рєпін, хоч і обіцяв у листі від 27.VI 1910 р.) була присуджена друга премія після доробки ним проекту.



Я решил: ни на ка-/347/кие конкурсы не ездить и не ходить. Комиссии всегда спевшись, а потому участие со стороны равно нулю.


11 апселя 1911 г., Рим


II, 28665, арк. 352







737. П. П. Книшенко до М. М. Грінченко


Ще колись ізберусь, та вже, мабуть, уже після молотьби, як бог хліб уроде, хочу купить іще портрет Тараса Шевченка та й книгу його «Кобзар». В мене вона (книга) й була, ще нашому покойному братові Ягорові, як був ще живий, дав Борис Дмитрович 1 йому, а потім вона в мене зосталась, а в мене поки брали добрі люди читати поки таки книгу зачитали. То ото ж я й хотів і Тараса Шевченка рядом з Борисом Дмитровичем поставить, бо вони найкращі квіти України.


14 квітня 1911 р., с. Єлизаветівка, Катеринославської губ.


III, 42842







738. І. М. Дьяков до І. І. Щітківського


Не имея возможности принимать дальнейшее участие в Комитете, покорнейше прошу Вас, милостивый государь, не отказать вступить с сего числа в исполнение обязанностей председателя Комитета, так как я вошел с ходатайством в городскую думу об освобождении меня от председательствования 2.


19 апреля 1911 г.


I, 12838







739. Г. I. Заяць до редактора газети «Рада»


Дозвольте й мені підписатись під проектом Михайла Caca 3, висловленим у № 84 газети «Рада», славетному нашому поетові Шевченкові.


24 квітня 1911 p., Брест-Литовський


І, 42539


1 Б. Д. Грінченко.

2 У час, коли діяльності Об’єднаного комітету все більше й більше перешкоджали правлячі кола і реакційні угрупування, І. М. Дьяков не вважав для себе за можливе, залишаючись київським міським головою, очолювати Об’єднаний комітет по спорудженню пам’ятника Т. Г. Шевченку в Києві.

3 Нижче подаємо опис проекту M. Caca: Залізобетонна могила, що поросла диким виноградом. На ній стоїть чоловік без шапки, у сорочці біля плуга, /348/ притуливши праву руку до чола, дивиться вверх. Трохи вище лежить хлопчик, у правій руці якого — сопілка. З протилежного боку сидить дівчина, спершись підборіддям на ліву руку, права лежить на колінах на розкритій книжці.

Зверху — постать Шевченка в чоботях, штанях і сорочці, трохи розхристаний, у шапці, руки складені на грудях одна в одну, голова трохи повернена вправо до плуга. Одна нога трохи відставлена. Шевченко наче замислився.

Недалеко від могили — залізобетонний постамент, з трьох боків до нього ідуть мармурові східці. На постаменті копія хати, де народився Шевченко. Стіни світлиці оздоблені мозаїкою. На стінах — копії всіх відомих портретів Шевченка та копії його малюнків. На мармурі висічений життєпис поета. На металевому столі лежить «Кобзар», зроблений з латуні.









740. А. Бохонко, А. Макаренко та ін. до Об’єднаного комітету


В засіданні Київської городської думи 17 марта сього року поставлено одвести місце під пам’ятник Шевченкові на розі В[еликої] Васильківської, Караваївської та Пушкінської вулиць, одно з тих 3-х місць, що були запропоновані думі Комітетом.

Зважаючи на те, що обране місце зовсім не відповідає для достойного вшанування пам’яті нашого великого поета-громадянина, ми, нижчепідписані кияни, протестуємо проти внесення Комітетом цього місця в число гідних для вибору під монумент Шевченкові. Це була велика помилка, яка може зостатись плямою на діяльності Комітету. Протестуємо ми головним чином ось через віщо: обране місце далеко од центра города і якраз в тій торговій непривітній частині його, де пам’ятника не побачить ніхто з тих селян, що прибувають до Києва кожного свята, це одно; а вдруге — те місце занадто мале, і великий рух трамвайних вагонів, екіпажів, ломовиків з товарного вокзалу завше буде заважати спокійному огляданню пам’ятника.

Київ — головне місто України, Шевченко ж найбільший народний поет не тільки України, а цілої Слов’янщини, і через те, коли ставимо йому пам’ятника у Києві, то і місце для цього повинно було найкраще, гідне пам’яті поета, а до того воно обов’язково повинно бути поблизу того шляху або площаді, де найбільш проходить селян, з посеред которих вийшов Шевченко і за яких «його замучено колись».

Таким місцем, після Михайлівського скверу, безперечно буде Золотоворотський сквер.

Отже, зважаючи на це все і на те, що вже ухвалено по другому конкурсу однофронтового проекту пам’ятника, тепер цілком непридатного до обраного місця, і що витрачено чимало коштів на конкурс, Комітет має моральне право вимагати од думи, на підставі вищенаведених причин, перерішити справу з місцем /349/ для пам’ятника, щоб призначити для цього Золотоворотський сквер — ту частину його, що виходить на В[елику] Володимирську вулицю.


[Квітень 1911 p., Київ]


II. 28663, арк. 507







741. М. О. Гаврилко до Об’єднаного комітету *


Оцим прошу Комітет для збудування пам’ятника Т. Г. Шевченка вислати мені премію за проект пам’ятника Шевченкові, присуджену мені другим засіданням жюрі, в сумі п’ятисот (500) рублів на ймення Костя Паньківського, директора краевого союзу ревізійного у Львові.


Квітень, 1911 р. [Львів]


II. 28663, арк. 503







742. Г. О. Виноградова до Об’єднаного комітету


Вследствие отношения Вашего, посланного мне 26 апреля 1911 г. за № 2088, выражаю свое согласие на предоставление в собственность Комитета моего проекта и прошу присужденную мне премию выдать Марии Алексеевне Виноградовой.


8 мая 1911 г.. [Москва]


II, 28663, арк. 413







743. А. Шіортіно до І. М. Дьякова


Je [ ] a connaitre que la Mairie de Kieff a ouvert le 3-eme concours international pour le monument a Chewtchenko.

Je vous prie Monsieur le Cheff de la Mairie de la ville de Kieff, de presenter ma proposition a la Commission, et de vous interesser personnelment de cet question, que je serait tres reconnaissant.

I-ere vous toutte connez bien que moi je gagné le dernier concours moralment, e toutte les personnages plus intelligent de Kieff a condamné le scandal du part de la Jury, car il ne veuillet prendre à consideration la model que merité la premiere prise pour la raison que moi je connais pas ancor.

2-em Maintenent au lieu de faire ce 3-eme concours inutille pourque vous ne pas donnez la comand de faire des esquisse different de ce monument caracteristique pour le Poet e pour la /350/ Ville. Maintenent que je connais bien le tipe de Petite Russien, e je connais toutte qu’il fu pour faire un monument digne de Chewtchenko.

3-eme je propose de faire des esquisse pour cet monument jusqu’a l’approbation de la Jury, e [ ] je ferai tout le monument a grandeur naturel, sans prendre [ ], et je donnerai la facultée a la Commission de pas payer la somme que serai convenue, si le monument quant à mire a on place, il n’y aura pas de grand success generai corne chef d’oouvre de l’art moderne, e du part de toute population de Kieff.

Je espère, Monsieur, d’accepter un reponse honorable que je serai a vous très reconnaissant.

Je espère, aussi que quand vous viendrez à Rome, je aurai le plaisir de vous voir à mon atelier.

Je vous prie de prendre a vous et Madame Djakow mes reconnaissances *.


28 June — 1911, Rom


II, 28666, арк. 73 — 76 зв.



 * Я довідався, що Київська міська дума оголосила третій міжнародний конкурс на пам’ятник Шевченка.

Звертаюсь до Вас як до голови Київської думи з проханням подати мої міркування Комітету і особисто зацікавитись цією справою, за що буду Вам дуже вдячний.

По-перше, Вам відомо, що морально я виграв останній конкурс і вся інтелігенція Києва засудила скандал жюрі, яке, з невідомих мені причин, не бажало призначити першу премію моделі (sic), яка на це заслуговувала.

По-друге, чому б тепер замість 3-го марного конкурсу не заказать інші ескізи пам ятника, характерні для поета і міста?

Тепер мені добре відомий тип Малоросії і все те, що необхідно для пам’ятника, гідного Шевченка.

По-третє, я пропоную зробити ескіз пам’ятника, і якщо схвалить жюрі, то зробити його натуральної величини, і згоден, щоб Комітет не доплатив мені відповідну суму, якщо споруджений пам’ятник на місці не буде схвалений населенням Києва як шедевр сучасного мистецтва. Сподіваюсь, вельмишановний пане, що одержу позитивну відповідь. Прийміть запевнення моєї великої вдячності.









744. M. Ф. Комаров до M. M. Грінченко


Разом я складаю збірник віршів до Шевченка або присвячених йому: «Вінок Т. Шевченкові», куди вже заведено до сотні п’єс українських, російських і польських, а між ними і один вірш Б. Д. 1 «Шевченковій могилі», що був надрукований у «Дзвінку» 1891 р. № 5.



1 Б. Д. Грінченко.


А може, у Б. Д. були ще які-небудь вірші на спомин про Ш[евченка] або йому присвячені, та не надруковані, то, коли /351/ зосталося що-небудь, будьте ласкаві, — пришліть мені для надрукування в тому збірнику — мені хотілось би, щоб він був якомога більше певніший та інтересніший.


14 вересня [1911] p., Одеса


III. 42816







745. М. Бабинський до Об’єднаного комітету


Будьте добры сообщить мне имена членов жюри, участвующих в конкурсе по устройству памятника Т. Г. Шевченко. Прошу также сообщить мне последнее число для доставки эскизов.

План мне был выслан под № 1479 в Париж. Теперь я нахожусь в Екатеринославе.


16 сентября 1911 г. Екатеринослав


II, 28663, арк. 483








746. М. Саєнко до Об’єднаного комітету


Звертаюся з пропонуванням випустити «Шевченківські марки». В галичан існує звичай обкладати себе добровільними податками на різні національні справи.

Одним із найрізнородніших оподаткувань є оподаткування листів. Майже кожна інтелігентна людина добровільно оподатковує свої листи так званими національними марками. Сі марки випускають в світ ріжні інституції українські. І дохід від продажу цих марок призначається на різні цілі. Так, наприкл[ад], «Педагогічне товариство» у Львові, а також у Чернівцях видає марки, і дохід призначається на народні школи. Є марки «Хлопського фонду», «Народного фонду», «Руської ремісничої бурси у Львові», «Шевченківські марки» і т. д. і т. д.

Отже, мені здається, що «Шевченківські марки» можна б було видати й Об’єднаному комітету і дохід, звичайно, призначити на пам’ятник Т. Г. Шевченкові.


9 жовтня 1911 p., Київ


II, 28663, арк. 534 — 535








747. Ю. С. Михайлів до П. І. Холодного*


Ми з ним 1 познайомились в Москві на вечорі Т. Шевченка, в той вечір, коли він читав свої чудові «Айстри».


20 жовтня 1911 p., Катеринослав


І, 12319



1 О. І. Олесем. /352/







748. А. Ф. Кащенко до П. Я. Стебницького


Посилаючи книжки, я зробив обережно 1: найбільше послав чикаленківських № 1, 2, але були й інші книжки, а саме: про Т. Шевченка 10 пр., про Богд[ана] Хмельн[ицького] 10 пр., «Наймички» 20 пр., «Катерини» 10 пр. Найменше послав «Про старі часи» та «Маленький Кобзар» — тільки по 2 пр., опасаючись, щоб управляющий не налякався пропаганди і не вернув мені всіх книжок. А всіх книжок було більше як 150. Через три дні після одсилки книжок я дістав оцього листа, що Вам посилаю, а тепер я вже довідався, що кобзарики учні передають з рук на руки.


26 грудня 1911 p., Туапсе


III, 52323







749. О. О. Русов до П. Я. Стебницького


З пам’ятником — тихо! Слабо! Без спросу! А якісь-то скульптори щось присилають! А тихо іменно через те саме бездоріжжя, на яке натрапив не тільки пам’ятник, а й увесь рух, про який пишете й Ви...

Допіру Адамсона треба-таки з сторони попрохати, а не так, як Ви писали — од Комітету. Коли Комітет об’явив конкурс, то не може ж він закази робити! Ви кажете, що він мініатюрист. Але тії, що були магнотюристи, чи як їх звати, — поналяпували такого, де Шевченка й не було, а якісь були ідеї.

Мені здається, якби вони закинули і фіхтев іхтеїзм з Берклея

ідеїзмом та гегелівським залізанням на небо, а добре б провчили

«Кобзаря» та того «Кобзаря» на обличчі Шевченка постаралися

б виявити, то краще б нічого не було. А то — залізе на небо, —


І ми — не ми, і я — не я!


Дак вони ж не хтять самого Шевченка витворяти у фігурі, а якихсь гайдамаків да причинних! «Якось-то буде?»

А тим часом і той суд пройде, мабуть, так, як пройшов суд над «Світлом», бо у суді не земці — чорносотенці сидять, а не люди XX віку; і що б там Лободовський не видумлював, пропонуючи гроші роздати Шевченкам — родичам, а пам’ятник не тепер, так в четвер, а буде тому, хто сміло «Марію» списав.

Так, щось мені здається, буде ход од чорносотенства до просвітлення голов. І може, краще було б, якби знов у 1912 році не було премірованого проекту, бо у 1914 щось інше буде, ніж тая пакость, яка тепер панує по цілому світу!


28 грудня 1911 p., Київ


III, 52617



1 Книжки було надіслано керуючому Варваринським училищем В. Лупанову для розповсюдження серед учнів. Усі перелічені книжки видало «Благодійне товариство видання загальнокорисних і дешевих книжок». /353/







750. Островський * до Об’єднаного комітету


Честь имею просить Объединенный комитет об извещении меня на прилагаемом открытом письме о результате состоявшегося жюри, т. е. кому признаны премии и как мне можно получить свои работы обратно. Выслал я по почте в трех пакетах четыре проекта на 16 листах серой бумаги и адрес свой в закрытом заказном письме.

С почтением автор тех рисунков, на которых девиз: «Дума о воле».


[1911] р.


II, 28663, арк. 140








751. Об’єднаний* комітет до Островського *


Имею честь сообщить Вам, что Ваши рисунки не премированы жюри, а также ни одному из представленных проектов не присуждена 1-я премия. 2-ю премию в 1000 руб. получил Балавенский, 3-ю в 500 р. Гаврилко и 5 дополнительных премий по 100 р. Селезнева, Рашевский, Езиоранский, Виноградова и Неизвестный. Высылку проектов или рисунков Комитет на себя не принимает.


[1911] р., [Київ]


II, 28663, арк. 140








752. І. А. Завальнюк до Об’єднаного комітету *


Фотография не удалась и очень маленькая, так что я решился послать первоначальный эскиз лицевой и тыльной стороны. Хоть постановка и сочетание фигур в модели иначе, но и здесь идея видна. Сам знаю, что с этим наброском еще согласиться нельзя, но на все надо время, и мне надо не меньше как год, чтобы, собрав коллекцию типов, одеть их и поставить в том движении, которое полагается при исполнении данного ряда.


[1911] р., Літин, Под[ольської] губ[ернії].


II, 28663, арк. 239








753. І. А. Завальнюк до Об’єднаного комітету


З великою цікавістю ждав я теї години, котра явить в собі проекти на пам’ятник Шевченкові. І ся година наступила, але, окрім печалі нічого вона мені не дала, проекти слабенькі і не дають історичного факту. Вони тямлять Шевченка як лірника, котрий в свої[й] поезії виспівував важкий подих серця через те, /354/ що рідний йому народ на панщині працює, та про дівчину, котра від кохання мліє; або про покритку, що не має де дітись. Я ж міркую про це діло інакше: Шевченко був для нас місяцем, котрий явивсь нам серед темної ночі і своїм променем освітив всю Україну: зразу перед нами стало видно далекий горизонт і те місце, де ми стоїмо.

Нам він показав всю історію — як те, що було, так і те, що має бути. Для нас його пам’ятник — великий празник.

Слухайте ж. Розкрилась могила, звідтіль вийшли запорожці й високо на долонях винесли Шевченка, котрий в горді[й] постаті стоїть, одною рукою показує на своїх товаришів, а другою далеко. Тут же виходять із могили діячі України: Сагайдачний, Наливайко, Остряниця, Котляревський, Сковорода, Залізняк... багато народу з ями вилізає подивитись на таке торжество.

Я сидів і мовчав через те, що тільки студент Мюнхенської академії, і думав, що у Вас є люди талантли[ві]ші од мене, але як вони не захтіли своїх проектів давати, то тепер, як не пізно, то я пришлю фотографію з свого проектика, що тепер ліплю.


[1911] p., Літин, Подольської губернії


II, 28663, арк. 237







754. І. Г. Рашевський до Об’єднаного комітету


Творчество Т. Г. Шевченко богато и сложно; в его «Кобзаре» вылились преданья и идеалы героических времен малорусского казачества и современная поэту народная жизнь со всею ея задумчивой красотой, тихою грустью или бурным протестом.

Народный склад и содержание поэзии Шевченко сближает ее с историческим казачьим эпосом, и связь эта сильна, что часто исчезает граница между народным и личным творчеством поэта, поэтому Шевченко был прав, давши название «Кобзаря» собранию произведений своего поэтического творчества, был и тогда прав, когда сравнивал самого себя (что он делал нередко) с кобзарем: украинские кобзари — эти преемники древнеславянских «боянов вещих» — были носителями преданий прошлых веков народной жизни, вдохновенными выразителями народного горя и радости; таковым был и Шевченко, и таков будет образ его в представлении грядущих поколений. В тяжелой, полной лишения и горя личной жизни Шевченко, в его характере и в духовном его облике было тоже много типичных черт жизни народного украинского кобзаря, поэтический образ которого он дал в своем «Перебенде». Вот почему поэт должен быть изображен с кобзой и в народном костюме, который он любил и часто носил. /355/

На барельефах пьедестала предоставлены сцены из наиболее крупных и популярных произведений поэтического творчества Шевченко, объемлющих эпос, историю и быт:

1) «Утоплена» 1

2) «Чернець»

3) «Катерина»

4) Стихотворение Шевченко, в котором выражена предвечная скорбь о настоящем, мучившая его всю жизнь.


[1911] г.


II, 28663, арк. 342 — 343







755. Л. Й. Тракал 2 до Об’єднаного комітету*


Идея, выраженная памятником.

Поэт сидит в элегическом настроении тех моментов, когда он как бы сам к себе обращается внутренно:


Думи мої, думи мої,

Лихо мені з вами,

Нащо стали на папері

Сумними рядами и т. д.


Размещенные внизу персонажи имеют олицетворять тот ряд задушевных глубоких чувств, которыми по преимуществу питалось его поэтическое творчество.

1) Кобзарь

Любовь к былой славе своей родной Украины, славы геройского казачества, которая из поколения в поколение передается песнями кобзарей. Эта сторона представлена играющим кобзарем.

Эта фигура в то же время должна еще представлять и самого поэта Кобзаря. Ввиду этой цели Кобзарь должен сохранить основные черты типа поэта в старческом возрасте — глубоким стариком, каким мог бы быть поэт в настоящее время.

2) Дивчина. Эта дивчина, к чувствам и судьбе которой поэт относился с такой глубиной нежного отеческого чувства, радостям ея радовался, а горе ее вместе с ней так оплакивал. Она прислонилась к пьедесталу и, вероятно, слушая песнь кобзаря, тихо плачет.


Може, найдеться дівоче

Серце, карі очі,



1 Після назв творів «Утоплена», «Чернець», «Катерина» цитуються уривки з них.

2 Див. II, 28699, 21 арк. /356/



Що заплачуть на ці думи —

Я більше не хочу —

Одну сльозу з очей карих —

І пан над панами и т. д.


3) Девочка-нянька с ребенком сидит у подножья, но, и будучи в присутствии Кобзаря и дивчины, занята своим естественным для детей занятием — забавой.


Думи мої, думи мої

Квіти мої, діти!

Виростав вас, доглядав вас —

Де ж мені вас діти?..

Привітай же, моя ненько!

Моя Україно!

Моїх діток нерозумних,

Як свою дитину.


Она сидит и слышит, но и не может вникнуть в сущность происходящего — она еще дитя.


[1911] р.


II, 28663, арк. 277







756. Ю. С. Грибинюк до Об’єднаного комітету


Не имея ввиду цели тормозить вопрос об окончательном решении с постановкою памятника Шевченко, но как член Комитета вынужден сделать некоторые сообщения.

В текущем году мною послано в Полтавскую губерн[скую] зем[скую] управу свыше 150 руб. Вообще до сего времени я получил пожертвования на разные суммы по меньшей мере от тысячи отдельных личностей; при этом в среднем приходит 25 коп. на каждого жертвователя. Я ездил на юбилейные торжества в Москву. Как там, так и в Петербурге, прислушиваясь к голосу жертвователей, слышал:

1) Памятник по второму проекту неудобно ставить, т. е. памятник можно ставить действительно лучший из всех, заслуживший первую премию.

2) По первому конкурсу Комитет допустил на конкурс все присланные проекты, кажется, и те, какие пришли после законного числа и часа.

3) В объявлениях Комитета значилось, что проекты должны быть доставлены не позднее 3 ч. пополудни 1-го февраля. А уже почти перед этим днем в газетах извещалось, что проекты должны быть высланы так, чтобы на вышеозначенное число в Коми-/357/тет поступила накладная на отправленный груз, в противность международному праву, по коему выполнение даты должно или может быть состоявшимся на месте жительства отправителя.

4) Проект может быть принят, если он рассчитан на означенную Комитетом сумму 150 тыс. руб. или несколько выше. Если художник не мог дотянуть и до той мизерной суммы, какую назначил Комитет, то дотягивать придется самим членам Комитета, что ли? Тогда уж лучше с согласия других художников, приславших свои проекты, составить нечто по нескольким проектам.

5) По первому проекту Комитет мог заметить, что присылавшие свои проекты художники не имели понятия о Шевченко. Необходимо было дать хоть некоторые директивы при объявлении второго конкурса.

6) Нельзя же для памятника Шевченко пользоваться избитым каменным столбом: для крестьянского украинского поэта и для крестьянского населения он, этот столб, будет напоминать палю, на которую насаживали поляки свои жертвы, или будет напоминать так называемого болвана, что евреи ставят над своими покойниками на окописькови.

7) По принятому проекту крестьяне (тысячи, тысячи жертв по 3 — 5 коп!) подумают, что изображение Шевченка соответствует тому моменту, когда поэт был болен или пьян и его подняли на столб с креслом.

8) Самой личности крестьянского поэта даже его сородичи не познают. Будут догадываться, что это подпольный облокат, с которого шинкарка здерла шапку і зимою вигнала на вулицю в їднім спінджаку.

9) С переменой места постановки памятника принятый проект неудовлетворителен, так как имеет только одно лицевое назначение.

10) Вообще спешить можно разве з гарячими варениками, а закладчину пам’ятника Шевченкові можно одкласти на 25 лютого 1914 р.

11) Биография Шевченко хорошо разработа[на]. Имеется в живых его бывшая невеста — Ликеря, имеются ея свидетельства в печати, в какой одежде всегда ходил Шевченко.

12) Стоит объявить третий конкурс и таким образом, чтобы в нем приняли участие профессора С.-П[етербургской] Академии художеств.

13) Памятник Шевченке без той эмблемы, какая показана в стихотворении «Перебендя», не может быть поставлен. Это заявление печатать можно.


[1911] р.


II, 28663, арк. 510 — 511


/358/







757. С. П. Балабуха до редакції газети «Рада»


Открытое письмо о благоустройстве могилы Шевченко.

В августе прошлого года я, наконец, мог исполнить свое давно лелеянное намерение — посетить могилу нашего славного поэта Т. Г. Шевченка. Я не буду распространяться здесь о том впечатлении, которое вынес я из своего паломничества, о тех чувствах и мыслях, которые переживал, сидя у подножия намогильного креста. Благодаря тому, что в хате на могиле я не застал сторожа — хранителя этой могилы, так что мне не пришлось осматривать и тех немногих реликвий, которые собраны в хате, — я не был развлекаем ничем посторонним, оставаясь все время пребывания на могиле в одиночестве, с своими думами, перед великой тенью поэта. Впечатление получилось захватывающее. Тут соединилось все — и благоговейное чувство почтения к памяти поэта, оживляемое присутствием на могиле его, и та поразительно роскошная природная рамка, в которой стоит воздвигнутым памятник. Воистину такой могилы нет ни у кого из известных поэтов. Могила эта создана волею поэта, который пожелал покоиться «на могилі серед степу широкого на Вкраїні милій, щоб лани широкополі, і Дніпро, і кручі було видно, було чути, як реве ревучий», и любовью сынов его родины, свято исполнивших его желание. Сердце преисполняется национальной гордостью при виде того, что могила Шевченко и крест на ней красуется среди далеко раскинувшегося горизонта, и что целые миллионы проезжающих на днепровских пароходах путников могут из года в год взирать на могилу, увенчанную издалека маячащим крестом, и поучаться любви к своей родине. Это торжественное настроение, однако, отравляется осадком горечи. Нужно признаться, к великому огорчению, что от могилы веяло какой-то заброшенностью. Как ни роскошна природная обстановка ее и как ни чудна она сама по себе, но хотелось бы, чтобы эту могилу окружала та рукотворная обстановка, которую создает человеческая любовь и вечная память о своенародном поэте. Не будем говорить уже о простоте самого намогильного креста, — быть может, этот металлический крест в своей незатейливости и является наиболее выразительным памятником на могиле того, все поэтические помыслы которого были посвящены интересам и жизни серой массы народа. На могиле помимо того недостает многого, что желательно было бы здесь видеть. Произростает на могиле какой-то чахлый усыхающий сад, плохо поддерживаемый, глаз ищет около могилы посаженных заботливой рукой цветов, но увы! их нет. Вместо учреждения, достойного славного имени великого национального поэта, в котором бы могло быть сосредоточено все касающееся его: произведения его, автографы, библиография статей о Шевченко, произведения его кисти и кисти художников, посвященные ему, этнографические и истори-/359/ческие памятники, имеющие то или другое отношение к поэту, — вместо всего этого у подножия намогильного кургана стоит унылая хата, в которой, как нам удалось увидеть из окон и как всем это известно, хранится только несколько предметов, связанных с именем Шевченко и в том числе книга записей для отметки посетителей могилы, содержимая в большом беспорядке и испещренная злополучными записями, о которых нам поведал г. Матушевский в февральской книжке «Киевской старины» за 1903 г. Эта злополучная книга, как справедливо выразился автор этой статьи, является обвинительным актом в нашей некультурности. Но этого мало, нам кажется, что эта книга, полная небрежности в сохранении ее — чем как не этим объясняется тот факт, что в ней могут появляться записи, почти равные с глумлением, все это говорит о том — как ни обидно в этом сознаться, — что могила лишена необходимого попечения и надзора за ней. Об этом свидетельствуют и впечатления многих других туристов, занесенные на страницы книги и перепечатанные в статье г. Матушевского.

Как известно, могила ранее находилась еще в более печальном положении, и только в 80-х годах’она приведена была в настоящий свой вид. Что могла сделать для благоустройства могилы заботливая рука одного человека — все это делалось, когда жил в Каневе В. П. Гнилосыров 1, бывший верным стражем могилы Шевченко, но со времени его смерти в конце 1900 г. могила лишилась и этих забот. И отсутствие этого добровольного попечителя могилы несомненно заметно на каждом шагу.

Как могло случиться, что до сих пор не организован постоянный общественный надзор за могилой Шевченко. Мы знаем, конечно, что в этом отношении встречались препятствия, заключающиеся в так называемых «независящих» обстоятельствах. Но эти независящие обстоятельства, как известно, является прежде всего временным явлением, а потому необходимо периодически убеждаться, не истекли ли заповедные сроки действия их. Вопрос об этом уместно было бы возбудить именно теперь, ввиду приближающегося истечения пятидесятилетия со времени смерти Шевченко. Конечно, при указанных обстоятельствах нельзя было до сих пор организовать учреждение, которое бы взяло на себя заботы о могиле Шевченко. Но если создание нарочито организованного для этого учреждения может натолкнуться на те же независящие обстоятельства, то ведь существует же городское управление г. Канева, которое может стать во главе дела попечения о всем нам дорогой могиле, если не в пределах всех вышевысказанных desiderata 2, то хотя бы в некоторых отношениях.



1 Чит. В. С. Гнилосыров.

2 Відсутніх.



И это было бы потому кстати и удобно, что могила Шевченка, /360/ как кажется, стоит на городской земле. Лично нам неизвестно, что такое представляет из себя городское управление г. Канева, но, судя по унылой внешности самого города, нужно думать, что самостоятельной инициативы в этом деле нельзя ожидать от Каневской думы. А в таком случае необходимо, чтоб почитатели памяти Шевченка теми или другими путями, через то или другое учреждение вошли в переговоры с Каневской думой об организации дела попечения о могиле Шевченка. Мы уверены, что, при воздействии со стороны, Каневская дума может приложить старания для приведения в порядок и поддержания могилы, что же касается нужных для того средств, то не может быть сомнений, что таковые найдутся в добровольных пожертвованиях, принимать которые никто не может запретить Каневской думе.

Собственно, мы здесь не имеем намерения поднимать вопроса о том, как организовать дело попечения о могиле Шевченко, — найдутся, вероятно, и другие средства для осуществления этого помимо указанного. Написанные выше строки помещаются нами только в видах тех, чтобы возбудить этот вопрос, и продиктованы они как скорбными чувствами, вынесенными нами из посещения могилы Шевченко, так и горячим желанием екатеринославских почитателей гения нашего родного поэта видеть могилу его этот палладиум национального сознания, достойной славы его. Деньги для этого найдутся и у нас в Екатеринославе, даже более того — деньги у нас для этого есть, но мы не знаем, что с ними делать. И мы желали бы, чтобы кто-ниб[удь] на страницах «Киевской старины» нам ответил бы на этот вопрос. Прошу редакцию поместить это письмо. На всякие изменения его согласен. Если же письмо не может быть помещено, то просил бы возвратить его хотя бы через Степаненко или кого-либо другого.

Быть может, рассуждения о возможном участии в этом деле Каневской думы и не вполне правильны, но я посчитал нужным так именно поставить дело для открытия обсуждения вопроса о благоустройстве могилы Шевченко.


[1911] г., Екатеринослав


III, 3377
















1912



758. М. Ф. Комаров до Є. X. Чикаленка


Я казав Вам, що маю скласти такий збірник для пошанування пам’яті Тараса, щоб зібрати усі вірші, які були присвячені пам’яті його. Тепер у мене зібрано і заведено в збірку більше /361/ сотні п’єс українських, галицьких, російських і польських поетів. Але ж багато дечого недостачає, а хотілось би, щоб збірка була якомога повніша.


8 січня 1912 p., [Одеса]


X, 30351







759. В. Е. Ріхтер до Об’єднаного комітету


Известный чешский художник-скульптор, участвовавший в первом и втором конкурсах на проект памятника Т. Г. Шевченко, желает участвовать и в третьем конкурсе, если таковой будет объявлен, и поэтому просит меня сообщить ему своевременно условия этого конкурса, состав жюри и т. д. Так как мне самому ничего неизвестно о том, был ли конкурс официально объявлен, а если был, то в каком виде, я, не желая причинять скульптору неверными сведениями лишних расходов, сопряженных с выработкой и присылкой проекта, обращаюсь в Объединенный комитет с просьбою сообщить мне следующее:

1) Был ли уже официально объявлей третий конкурс на проект памятника Т. Г. Шевченко и если б,ыл, то где и когда могу получить условия этого конкурса?

2) Если конкурс до сих пор не объявлен, то прошу сообщить, будет ли он вообще объявлен и будут ли тогда допущены к участию художники всех народностей или же, чтобы более соответствовало славянофильскому духу Т. Г. Шевченко, — художники, скульпторы славянских только народностей. Или, наконец, не думает ли Объединенный комитет ограничить конкурс и представить участие в нем только лишь местным художникам.

Надеюсь, что Объединенный комитет не откажет мне ответить на эти вопросы и доставить мне таким образом возможность дать точные сведения интересующемуся скульптору, за что уже вперед высказываю свою благодарность и пребываю с совершенным почтением.


11 января 1912 г., Киев


II, 28665, арк. 7 — 9









760. К. Коцур до В. П. Степаненка *


Я хотів і хочу просить уже у Вас, щоб Ви вислали мені повний «Кобзар» Т. Г. Шевч[енка], а я місяців яких через 3 — 4, не пізніше, як нічого не трапиться, вернув би Вам всі трати за його самого і за пересилку, а то ось уже до п’яти років доходить, як я його читав...


22 січня 1912 р., с. Курумгуй, Іркутської губ.


І, 42649


/362/






761. Л. В. Минаковський до І. І. Щітківського


Так как у меня на каменоломнях добываются куски гранита самых больших размеров и во избежание доставки камня для памятника Шевченке из заграницы, честь имею предложить Вам свои услуги в доставке камня как в сыром виде, так и в совершенно отделанном, каких угодно размеров и форм по самым умеренным ценам...


7 февраля 1912 г.


II, 28665, арк. 102







762. Ю. С. Михайлів до П. I. Холодного *


Ще одне прохання. Чи не достанете Ви в Києві повного «Кобзаря» видання благодійного товариства... редакція Доманицького? Як знайдете, то пришліть наложеним платежом, на музей Поля.


23 лютого 1912 p., Катеринослав


І, 12320








763. К. Г. Стеценко до М. І. Павловського *


Недавно зі Львова я одержав від Яр. Лопатинського звістку, що в програму мартовського концерту львівського «Бояна» ввійшло кілька й моїх композицій (хори), але що іменно — не пише. Мої кантати «Шевченкові» та «Єднаймося», що взявся видавати львівський «Торбан», тільки тепер пішли в друк...


28 лютого 1912 р.


І. 36902







764. П. В. Римарчук до редакції газети «Рада»


Посилаю 3 карбованці грошей на пам’ятник Т. Г. Шевченкові, невелика моя, т. е. жертва, але дуже щира.


11 квітня 1912 р., м. Шепетівка


І, 43054







765. П. М. Шишковський до І. М. Дьякова


На днях я имел случай посетить Царский сад и Петровскую аллею. Какой дивный вид, и какая прекрасная будущность! Невольно вспомнились мытарства с местом для памятника Шевченка и слова сотрудника «Киевск[ой] мысли» Чаговца по это-/363/му поводу: «Мало ли места для памятника в прекрасном Царском саду или Купеческом, но куда ни прячьте памятник, Вы лишь покроете позором себя». (Цитирую по памяти и за точность не ручаюсь). Никакая Михайловская площадь, ни место на углу Караваевской улицы не сравнятся с теперишними красотами Петровской аллеи и откосов Царского сада. А когда аллея зигза[га]ми пройдет до Набережной да спланировать местность, подравнять и красиво укрепить обрывы, засадить деревьями, поделать скамейки, газоны, дорожки, а в лучшем случае построить беседки, может ли что-нибудь сравниться по красоте? Какая масса и теперь там гуляющей публики, а постройте еще (как кто-то и предлагал) кафе (только, ради бога, не шантан или трактир), и это будет излюбленнейшее место киевлян.

Аллея и в таком виде, как сейчас есть — есть уже большая достопримечательность, и ни один турист или путешественник ея не минет. Вот где поставьте памятник Тарасу Шевченке. Я покорно прошу Вас посетить это место, и Вы будете согласны со мной. Вас никогда и никто не упрекнет (разве недобросовестно) в неудачном выборе места. Не всегда для памятника важно быть среди улицы, площади. Памятник Николаю I — в саду, Герцену — на кладбище, Чехову — за границей, в глубине сада, и очень, очень много др[угих].

Если поставить памятник Шевченке против теперешняго конца аллеи, он будет виден с Александровской улицы (это очень важно), с пароходов, с броварского трамвая, красиво будут любоваться с мостика, и я ручаюсь, к этому месту поделиться думами будут стремиться все и вся. На упорядочение места (по программе, строго составленной хотя бы и в фантастическом духе) можно затратить и часть денег из фонда на памятник 1.


16 апреля 1912 г., Киев


II, 28665, арк. 109 — 110 зв.



1 Лист такого ж змісту П. М. Шишковський надіслав і до І. І. Щітківського [І, 12835].









766. П. Понятенко до І. І. Щітківського


Наш передплатник д. П. Н. Лакиза з Радома звернувся до нас з проханням порадити, де б можна було купити марок, як долучена до цього, а також марок з видом могили Т. Г. Шевченка. Як можна побачити на другім боці долученої марки — остання є віденської роботи і коштує 2 гелери, себто на наші гроші 2/5 коп.

Дуже добре було б, коли б Комітет по збудуванню п[ам’ятни]ка Т. Г. Шевченкові намислився або сам випустив ті марки [не дорожче, як по 1.2 коп.], або замовив би їх якійсь петер[бур-/364/зькій] фірмі... Марки варто б було випустити з декілько[ма] пор[третами] Ш[евче]нка і виглядом його могили. З цієї справи Комітет, думається, мав би чималий дохід в фонд. Той же д. Лакиза прохає видати йому підписний лист на збирання жертв на п[ам’ятни]к Т. Ш[евченко]ві.


27 квітня 1912 p., Київ


II, 28665, арк. 313









767. О. Жолткевич до Об’єднаного комітету


Будьте так любезны, пришлите мне условия конкурса на составление проекта памятника Т. Шевченко в Киеве. Буду очень обязан.


[Квітень 1912] р., Париж


II, 28665, арк. 153







768. С. Д. Даниленко до Об’єднаного комітету


Покорно прошу выслать мне условия конкурса по сооружению памятника Т. Г. Шевченка. Так как я крестьянин, простой хлебопашец, то покорно прошу выслать мне все необходимое для моего наглядного или умственного знания памятника.

Желаю быть участником конкур[са] 1.


[Квітень 1912] р., с. Исайки. Киевской губ.


II, 28665, арк. 298








769. О. О. Андреев до Об’єднаного комітету


Покорнейше прошу господина секретаря Комитета по сооружению памятника великому украинскому поэту Т. Г. Шевченко, прислать по прилагаемому адресу условия этого конкурса 2, а в случае, если таковых напечатанных нет, то ответить просил бы на следующие вопросы:

1) Допускаются ли к участию в конкурсе по сему памятнику все художники России?

2) На какой площади памятник будет поставлен?



1 В листі від 3 травня 1912 р. С. Даниленко питає, чи можна зробити в проекті пам’ятника фігуру Шевченка не на весь зріст [II, 28665, арк. 298].

2 З проханням надіслати умови третього, іменного конкурсу звернулися Л. Дітріх, Козлов, Г. Й. Ріха, В. Попп, И. Бамбас, М. О. Забек та інші (див. II, 28665, арк. 12, 30, 124, 129, 281, 285 — 286). /365/



3) Необходима ли в композиции сего памятника одна лишь фигура поэта или допускается на усмотрение художника участие других фигур из образов произведений поэта?

4) Необходимо ли представить для конкурса, кроме вылепленного проекта — эскиза, вычерченного плана разреза, еще и вычисление приблизительного количества материалов?

5) Каким образом и как должны быть доставлены проекты на конкурс? (Под девизом ли?) лично или возможно по жел[езной] д[ороге]?

6) Кто из художников будет участвовать в принуждении премий?

7) Каким лицам и как будет поручено выполнение премированного проекта памятника? (причастен ли будет автор?). Остальные же пункты условия конкурса сего известны из журнала «Искусство».


5 мая 1912 г., Петербург


II, 28665, арк. 151 — 152








770. Г. Кузневич до редакції газети «Рада»


З хвилею створення конкурсу на памятник Т. Шевченкові у Києві й я вислав з Америки проект, який, одначе, задля спізнення не був розглянений на конкурсі, і тепер, після донесення компанії експресової, проект маєся находити до сей пори на залізниці у Києві. Чи не міг би просити, щоб хтось з редакції пофатигувався на залізницю й засягнув інформації, чи справді отой проект ще находиться там, а єслі так, то я бим вислав гроші на покрите коштів перевезення того проекту на місце конкурсу, бо, оскільки знаю, реченець третього конкурсу упливає з останнім грудня (децембра) сего року. Проект був висланий на адресу п. Дьякова у Києві. Проекту не маю потреби описувати, позаяк фотографії з того ж находяться у Вас в редакції.


15 мая 1912 г., Пітсбург


II, 28665, арк. 242, 245







771. Д. О. Бочков до В. Л. Модзалевського *


В Вильне живет ген[ерал]-м[айор] в отставке А. В. Жиркевич, археолог и писатель. У него есть коллекция — картин, рукописей и пр. — и между прочим хранятся палка — «ціпок» Т. Гр. Шевченка и картина — малороссийский пейзаж кисти Тараса Григорьевича. Я лично просил у него для музея Тарновского эти предметы и для большего успеха рекомендую и Вам обратиться к нему с просьбой о том же от имени музея или же от имени земства. Генер[алу] Жиркевичу достались эти вещи от академ[ика]-/366/архитект[ора] H. M. Чагина, а последнему от самого Т[араса] Григ[орьевича] Шевченка. Во всяком случае начните хлопоты из Чернигова, а я буду действовать здесь. Б[ыть] м[ожет], Вы признаете нужным прислать А. В. Жиркевичу и каталоги музея, и доклад по поводу завещания, и обращение печатное о пожертвованиях, то это было бы очень хорошо.


31 мая 1912 г., Вильно


III, 32171







772. М. Бабинський до Об’єднаного комітету


Прочитав в газетах о перенесении предполагаемого памятника Т. Г. Шевченко в г. Харьков, покорнейше прошу сообщить мне, отменен ли конкурс памятника Т. Г. Шевченку в Киеве, назначенный в декабре 1912 г., или таковой только отложен.


29 июля [1912] г., Екатеринослав


II, 28665, арк. 246







773. Н. Миславський до Об’єднаного комітету


Прилагая обратно подписной лист за № 8392 с дополнениями, сообщаю, что не могу взять на себя сбора пожертвований: это дело для «нас» забронировано... Несомненно, что в стихах Тараса есть «порох», но он давно обратился уже в «тютюн». Однако же есть люди, которые полагают, что и от памятника придется «чихать», а посему «нельзя». Посылаю лично от себя переводом 1 рубль и уверен, что Седнев кое-что пожертвует, если Комитет обратится с приглашением потрудиться для этого дела к седневскому доктору Ивану Ефимовичу Киселю, да поскорее, пока не разъехались наши дачники.


30 июля 1912 г., [Седнев]


II, 28665, арк. 243






774. Г. П. Беляева до Об’єднаного комітету *


Не будут ли любезны члены комитета сообщить мне, состоится ли конкурс 20 декабря 1912 г. и где он будет иметь место? А также где можно приобрести фотографии с проектов, выставленных на предыдущих конкурсах, и можно ли их видеть?


18 августа 1912 г., Ташкент


II, 28665, арк. 299


/367/






775. Л. Я. Демченко до Полтавської губернської земської управи


Мій отець, Я. Гр. Демченко, помер, і в його паперах я знайшла книжку для збору на памятник великому поетові Т. Г. Шевченкові з талонами № 28401 — 28450.

З наклеєної в книжці почтової квитанції бачу, що збор до талону № 28414 в сумі 60 руб. 50 коп. мій отець одіслав в земську управу з Кременчука 25 января 1910 року. Після того він по талонах за №№ 28414 — 28418 (п’ять талонів) зібрав/ще сім руб. 50 коп. і сих грошей ще не одіслав.

Не мавши права збирати гроші по сій книжечці, бо вона видана не мені, а на ім’я мого отця, повертаю при сім талонну книжечку з невитраченими квитанціями з №28419 де 28450 і разом з сим посилаю на пам’ятник Т. Г. Шевченкові зібрані моїм отцем і не дослані ним 7 руб. 50 коп. Витрати на пересилку паперів і на перевод грошей я зробила з своїх коштів.


31 серпня 1912 p., Одеса


I, 42537








776. Об’єднаний комітет до Г. П. Бєляєвої


Вследствие письма Вашего от 18 августа 1912 г. Комитет имеет честь уведомить Вас, милостивая государыня, что конкурс состоится в г. Киеве (городская управа) 20 декабря текущего года. Сведений о фотографиях с проектов, представленных на предыдущие конкурсы, в Комитете не имеется.


5 сентября 1912 г., [Київ]


II, 28665, арк. 300








777. M. А. Каптенко до Об’єднаного комітету *


В 204 № «Киевской мысли» было объявлено, что срок подачи проектов для памятника Т. Г. Шевченко истекает в августе месяце 1912 г., причем поступило уже 2 проекта. До этого я получил из Киевской городской управы условие за № 1912, которое срок подачи упомянутых проектов относит к 20 декабрю 1912, и так как я не имел возможности следить за газетой, то я не знаю, состоялся конкурс или нет. Это тем более меня интересует, что у меня проект почти готов, но я не знаю, как быть ввиду разноречивых сказаний относительно времени данного конкурса. О чем прошу уведомить меня немедленно.


[Вересень 1912] р., с. Ташлык, Киев[ской] губ.


II, 28665, арк. 288


/368/








778. П. Я. Стебницький до Г. А. Коваленка-Коломацького


Обміркувавши справу з виданням Вашого життєпису Шевченка, рада видавничого товариства за браком засобів, не признала для себе зручним братись за видання ще третьої біографії Шевченка поруч з двома, що вже існують в каталогах товариства: Кониського та Єфремова. Ці дві задовольняють попит на дорожчу и дешевшу біографію; дешевшої (Кониського) ще єсть в запасі досить, а коли вичерпаються, то нам зручніше поновити старі видання.

Розуміється, ця постанова зборів не порушує високої достойності Вашого рукопису, який ми охоче взяли б до видання, якби не те, що ця тема вже нами досить заповнена (згадайте ще дві популярних біографійки Доманицького — в великому і маленькому «Кобзарях»).

Рукопис повертається бандероллю.


14 жовтня 1912 p., С.-Петербург


X. 30359








779. В. М. Галімський до Об’єднаного комітету


В ответ на письмо за №6147, полученного 18 ноября с. г., имею честь уведомить, что я согласен принять участие в качестве члена жюри по присуждению премий за проект памятника Т. Г. Шевченко, представленный на международный конкурс.


22 ноября 1912 г.


II, 28665, арк. 358







780. M. M. Коцюбинський до Об’єднаного комітету


Дякуючи за честь, яку зробив мені Комітет обранням в склад жюрі, повідомляю, що я згоджуюсь взяти на себе обов’язки члена жюрі і, коли тільки одужаю, до того часу, прийму участь в засіданні 21.XII с. р. 1


30 листопада 1912 p., Київ


II, 28665, арк. 365




1 Листи до Об’єднаного комітету з висловленням згоди взяти участь в роботі жюрі також надіслали: В. В. Городецький, І. Г. Рашевський, О. І. Левицький, Є. Н. Сердюк, С. П. Тимошенко, О. О. Русов, О. Г. Сластіон, Г. Квятковський, І. Ф. Селезньов, Ф. С. Красицький, Ф. А. Лизогуб, С. І. Свєтославський, М. Ф. Сумцов, В. О. Котарбинський (див. II, 28665, арк. 357. 359, 360, 361, 362 — 366, 368 — 372, 376). /369/







781. І. І. Щітківський до пристава 2-го стану Ніжинського повіту, Чернігівської губернії


Комитет по сооружению памятника Т. Г. Шевченко в г. Киеве просит Вас, милостивый государь, выслать в Киевскую городскую управу на имя Комитета подписной лист за № 7966 и 2 руб. 60 коп., собранные священником с. Данины, Нежинского уез[да], а также сообщить Комитету, по какой причине отобран у означенного священника подписной лист и собранные пожертвования.


30 ноября 1912 г.. Киев


II, 28665. арк. 405








782. М. О. Забек до Об’єднаного комітету


Покорнейше прошу Объединенный комитет по сооружению памятника Т. Г. Шевченко немедленно мне ответить, могу ли я послать проект памятника и возьмет ли на себя Комитет взять его с вокзала?

В условиях о конкурсе об этом ничего не говорится.

В прошлом году я послал проект и до сих пор не знаю, был ли он на конкурсе или нет. Также сообщите, может ли Комитет обратно отослать проект в случае неутверждения, потому что даже и неутвержденный проект для художника представляет большую ценность и может быть применен к другому делу.

P. S. Выслать обратно, конечно, можно на мой счет с наложенным платежом за отсылку.

Сообщите также, когда будет присуждение премии, так как хотя конкурсный срок 20, но неизвестно, скоро ли состоится присуждение или собрание членов жюри.


10 декабря 1912 г., Гатчинз


II, 28665, арк. 336 — 338







783. Ільченков* до І. М. Дьякова*


Я только что возвратился из Питера, и вот что я слыхал между думскими товар[ищами] о постановке памятника Т. Г. Шевченко среди Киева.

Прежде чем хлопотать о постановке памятника, а еще раньше о конкур[се] на памятник, надо бы прежде узнать у администрации, позволит [ли] она самую постановку памят[ника], имея ввиду /371/ приговор сената минувшим летом об уничтожении вполне четырех послед[них] изданий сочин[ений] Шевченка «Кобзарь» 1907, 1908, 1910, 1911 годов за кощунств[енные] стихи в них — поэму «Мария» и др., а также и за оскорбление предков царских — императора царя Николая I.

Я от Савенка — члена Госуд[арственной] думы слыхал, что митрополит киевский против памятника и говорит: ведь ставя среди Киева памятник поэту Шевченку, этим одобряется истинность его поэмы «Мария» и др[угие] богохульные стихи, тем более, что критика их возводит в перлы поэзии украинской... Да, с точки зрения атеизма и еврейства это перлы...

Но ведь Киев есть центр русской рели[гиозной] жизни всей России. Вот совесть галицкого в Австрии духовенства что делает? Молится о прощении поэта Шевченко. Эта молитва напрасна, т. к. грех Шевченка за «Марию» и др[угие] стихи есть грех против духа святого, т. е. неверие в И[суса] Христа как сына бoжия. А в поэме «Мария» И[сус] Христос выставлен как сын наивной сельской девушки Марии от связи минутной с каким-то Молодцом-удальцом, рожденный под Вифлеемом, провозглашенный пастухами вифлеемским мессиею. Это внушение жидовское Шевченку.


15 декабря 1912 г., Полтава


II, 28665, арк. 408







784. І. Пешич до Об’єднаного комітету


Модель для памятника Шевченко я уже сделал, но, ввиду войны, я не мог слить ее из гипса для представления на конкурс. Поэтому честь имею просить Комитет разрешить мне послать мое произведение, которое я смогу прислать Вам только после окончания войны.

Эскиз для памятника я сделал следующим образом: постамент из гранита, на котором справа сидит Шевченко. С правой стороны постамента изображена степь, а с левой большая волна Днепра. Поверхность этой волны соединена со степью, по которой мчится Муза на лошади Пегасе, держащая в левой руке лиру, а в правой — лавровый венок в таком направлении, что, как бы с высоты, над поверхностью степи и волны Муза склонилась к фигуре Шевченко и венчает поэта лавровым венком. (Степь и днепровская волна избраны потому, что оне являлись постоянно излюбленными темами поэзии Шевченко).

Прошу Комитет, если Вам эта идея нравится, ответить на это письмо.


16 декабря 1912 г.. Белград


II. 28665, арк. 417 — 419


/372/







785. Д. С. Верещак до Об’єднаного комітету


Честь и слава украинцам, вздумавшим почтить великую память великого поэта, искренного сына сквозь слезы поющей маленькой Украины. Но слава гения, эхом пронесшаяся по всему земному шару, не нуждается ни в куске гранита, ни в слитке металла — так как это только дань праху обыкновенному смертному. Но певцу, воспевшему песню в честь идеи всеобщего мира, такой памятник будет выражать непонимание его. Слава Шевченко — это орел, парящий в облаках, песня его — это поток с высокой горы, падающий в Днепр, в объятиях которого он выходит в море, а имя его — это скала, величественная скала на берегу Днепра, которую ни пушкою не разбить, ни пироксилином не взорвать. Мой совет оставить слепое подражание Риму, а на собранные средства добрых людей открыть школу т[ак] н[азываемых] талантов, в которую могли бы поступать выброшенные за борт жизни и затоптанные в грязь человеческою жестокостью талантливые дети бесталанных родителей. Это бы было точное исполнение заветной мечты, которая начинается словами «Учитеся, браты мои, думайте, читайте». Таков мой проект памятника. Четыре же эскиза, вылепленные мною, могут быть пожертвованы в ту школу, которая будет открыта. Представить их же на конкурс я не мог не в силу боязни конкуренции, а в силу благо[го]вения пред именем великого певца, которому сама природа устроила памятник, конкурировать с которою, понимая ее, было бы непростительно.


18 декабря 1912 г., Умань


II, 28665, арк. 401 — 411








786. М. М. Коцюбинський до Об’єднаного комітету


Невважаючи на всі мої сподіванки і надії, стан мого здоров’я не дає мені змоги прибути 21 с. м. на зібрання жюрі, про що з жалем повідомляю Комітет 1.


20 грудня 1912 p., Київ, університетська клініка


II, 28665, арк. 381



1 З різних причин не змогли взяти участь в роботі жюрі І. С Іжакевич, М. Ф. Сумцов, В. Г. Кричевський, І. Ф. Селезньов, І. Ю. Рєпін, І. Г. Рашевський, Ф. А. Лизогуб, В. М. Галинський, І. Я- Гінцбург, Ф. Биковський, В. О. Беклемішев (див. № II, 28665, арк. 367, 373 — 375, 377 — 380, 383 — 384, 412). /373/







787. Г. А. Станіславський до Об’єднаного комітету *


16 декабря из Вены выслан проект памятника. По поручению автора скульптора Романа Левандовского честь имею просить Ваше превосходительство, если до сих пор таковой не получен, донести о сем членам жюри.


21 декабря 1912 г., Киев


II, 28665, арк. 414








788. Є. X. Чикаленко до Об’єднаного комітету


Газета «Рада», представителем которой я состою в Комитете, неоднократно решительно высказывалась против предполагаемого места для памятника Т. Г. Шевченко на Караваевской площади, указывая как на наиболее подходящее, — над Днепром, в конце Петровской аллеи.

Между тем в заседании 22 декабря Комитет признал невозможным постановку памятника на этом месте ввиду того, что укрепление этой местности потребует много затрат и отдалит время постановки памятника.

Таким образом, Комитет остался при своем прежнем решении относительно Караваевской площади.

Видя в решении Комитета большую историческую ошибку, связывать с которою имя представителя «Рады» я не нахожу возможным, прошу считать меня выбывшим из состава Комитета 1.


23 декабря 1912 г., Киев


II, 28665, арк. 416



1 Намагаючись перешкодити спорудженню пам’ятника Т. Г. Шевченку, чорносотенці порушили питання про те, щоб він був далі від людних місць. Під тиском реакційних елементів призначене під пам’ятник Шевченкові місце (Михайлівська площа), за постановою міської думи, передавалось під пам’ятник княгині Ользі, а Кобзареві визначалось на розі Великої Васильківської, Караваєвської та Пушкінської вулиць — в брудному тоді районі міста. Проти цього й виступав Чикаленко.









789. Г. Кузневич до Об’єднаного комітету


По одержанню Вашого цінного письма в Америці (Пітсбург) з дня 4 августа 1912 р[оку] постановив я повернути до Галичини в цілі взяття участі в конкурсі пам’ятника Т. Г. Шевченка для города Києва. Осівши у Львові, зробив я три проекти (взглядно проект, а 2 менші — шкіци), котрі вже вислав per express до /374/ Києва (довід висилки залучаю), на підставі котрого можна скоріше відібрати (висилка пішла через Підволочиське), а рівночасно висилаю знімки фотографічні. По одержанню вищезгаданої висилки прошу ласкаво умістити їх на мій рахунок, у висоті проект під девізою «Галичина — Америка» 40 цалів, а два менші шкіци під девізою «Думи мої» і «Кобзар» — 47 цалів.

Всякі видатки около моїх проектів, які будуть понесені, прошу ласкаво о надіслання рахунку, а я сейчас відворотною поштою з подякою відішлю.


24 грудня 1912 p., Львів


II, 28666, арк. 3 — 4








790. О. Ф. Якубенко до Об’єднаного комітету


Весьма признателен за приглашение в собрание Комитета и глубоко сожалею, что не мог приехать по совершенно не зависящим от меня обстоятельствам. Покорнейше прошу выслать мне отпечатанные снимки наиболее одобренных проектов памятников. Если выбор для постройки еще не окончательный, то, может быть, мне удастся составить замечания, полезные в архитектурном и техническом смысле, а в противном случае сохраню снимки напамять.


29 декабря 1912 г.


II, 28666, арк. 7







791. О. П. Сластіон до Л. I. Холодного


Мені здається, якби Ви відсунули виставку на лютий і приурочили б її, скажемо, до Шевченківського свята, то се було б найкраще; бо, певне, виставка б збагатилась не однією дотепною картиною.


[1912] р.


І, 12357







792. М. О. Забек до Об’єднаного комітету


Имею честь покорнейше просить Объединенный комитет по сооружению памятника Т. Г. Шевченко сообщить мне фамилии участников жюри по конкурсу для необходимых анкетных справок, в которых оказалась нужда при составлении проекта. Кстати, просил бы сообщить, требуется ли план, перспективный чертеж или проекционный? В условиях конкурса об этом ничего не /375/ упоминается, и фотографий местности, где предполагается поставить памятник с обмером площади и описанием зданий, не приложено.


[1912] р., Гатчина


II, 28665, арк. 322






793. Судьбинін до Об’єднаного комітету


Прибыв на некоторое время на этих днях из Парижа в С.-Петербург, я только что узнал о предстоящем сроке представления проекта на памятник Шевченко.

Не имея никакой физической возможности представить проект к 20-му декабря, я все же хотел бы принять участие в означенном конкурсе. Будьте любезны сообщить мне, нет ли каких изменений по поводу дня посылки проекта, нельзя ли хлопотать об отсрочке для посылки и т. д.


[1912] р., Петербург


II, 28665, арк. 340













Попередня     Головна     Наступна


Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.