‹‹   Попередня (Коломацькі чолобитні)     Головна     Наступна





ПРОШЕНІЕ СОТНИКОВЪ ЧЕРНИГОВСКАГО ПОЛКА О КОЗАЧЬИХЪ ОБИДАХЪ,
поданное имп. ЕлизаветЂ въ 1744 г.


[В. Модзалевський]


КІЕВЪ.

Типографія Г. Т. Корчакъ-Новицкаго, Михайловская улица, домъ № 4-й

1894.





Прошеніе сотниковъ Черниговскаго полка о козачьихъ обидахъ, поданное имп. ЕлизаветЂ въ 1744 г.



Документъ, печатаемый подъ приведеннымъ заглавіемъ, отысканъ нами въ дЂлахъ Харьковскаго Историческаго Архива и имЂетъ свою исторію, не вполнЂ, правда, ясную, не вполнЂ и законченную, но тЂмъ не менЂе довольно любопытную и поучительную. Мы перескажемъ ее здЂсь, по возможности, въ короткихъ словахъ, не вдаваясь въ подробности, оттЂняя отъ нихъ лишь то, что такъ или иначе уясняетъ значеніе самаго прошенія. 1)



1) Самое прошеніе извлечено нами изъ дЂла X. И. Арх., ДЂлъ Малор. Колл., Черниг. отд., № 51. Въ этомъ дЂлЂ находятся бумаги слЂдствія съ декабря 1747 г. по 1754 г. Другое дЂло (ibidem, № 214) рисуетъ судьбу прошенія въ сенатЂ, назначеніе слЂдственной коммиссіи и начало слЂдствія. Прошеніе напечатано нами но списку, который былъ сперва у Кузьминскаго, потомъ у Полянскаго.



Когда разошлась по Малороссіи вЂсть о предполагаемомъ путешествіи императрицы Елизаветы въ Кіевъ, въ разныхъ слояхъ малорусскаго общества проявилось нЂкоторое оживленіе. ЗдЂсь уже хорошо извЂстна была близость къ императрицЂ Ал. Разумовскаго, и на фактЂ этой близости и вытекавшихъ изъ нея симпатій Елизаветы къ Малороссіи строились многіе разсчеты. Особенно старшина, заранЂе позаботившаася обезпечить себЂ вниманіе любимца государыни, надЂялась съ его помощью добиться удовлетворенія своихъ желаній, въ ряду которыхъ наиболЂе видное мЂсто занимало возстановленіе гетманства и устраненіе великорусскихъ чиновниковъ отъ управланія страною; вмЂстЂ съ тЂмъ старшина хлопотала и объ уничтоженіи тЂхъ указовъ, которые полагали нЂкоторыя препятствія къ свободному росту ея экономическаго могущества на счетъ другихъ классовъ народа. Но ожидаемый пріЂздъ государыни въ страну давалъ, казалось, возможность дойти до нея голосамъ и другаго рода, /4/ представлялъ удобный случай обратить вниманіе верховнаго правительства на тотъ ненормальный путь, какимъ шло развитіе соціальной исторіи края, на тЂ многочисленныя злоупотребленія, какими сопровождались дЂйствія мЂстной администраціи, воплощавшей въ себЂ опредЂленные соціальные интересы, на тЂ прямыя притЂсненія, наконецъ, какимъ часто подвергались лица низшихъ общественныхъ классовъ. Подобныя мысли и дЂйствительно появились мЂстами, главнымъ образомъ въ средЂ сотенной администраціи, обладавшей нЂкоторыми средствами для ихъ осуществленія и не всегда настолько отдЂлявшійся отъ массы козачества, чтобы вполнЂ забыть его интересы. При этомъ однако рЂчь шла именно только о козачествЂ, представителями которыхъ являлась эта сотенная старшина; группа посполитыхъ, не менЂе, если не гораздо болЂе еще нуждавшаяся въ помощи, не входила въ разсчеты лицъ, мечтавшихъ выступить ходатаями отъ лица народа, можно думать, по тому, что самые интересы козаковъ и посполитыхъ представлялись въ данное время уже далеко разошедшимися въ разныя стороны. Особеннымъ успЂхомъ мысль о такомъ представительст†передъ императрицею за козаковъ пользовалась въ средЂ черниговскихъ сотниковъ, у нихъ же она нашла себЂ и реальное осуществленіе. Сотники и сотенные старшины Черниговскаго полка, назначенные для встрЂчи и конвоироваванія императорскаго поЂзда, не разъ съЂзжались и бесЂдовали на ту тему, что хорошо было бы довести до свЂдЂнія государыни о козачьихъ нуждахъ.

Главными участниками этихъ бесЂдъ, а вмЂстЂ, повидимому, и иниціаторами всего замысла были четыре сотника: Синявскій — Андрей Полянскій, сосницкій — Павелъ Политанскій, бЂлоусскіи — Демьянъ Малинскій и менскій — Григорій Кузминскій. Они-то собирали у себя съЂзды другихъ сотниковъ „для согласія“, вели съ ними частые разговоры о злоупотребленіяхъ полковниковъ и генеральныхъ старшинъ и усердно агитировали среди низшихъ старшинъ сотенъ, доказывая необходимость заступиться за козаковъ и обличить передъ императрицей дЂйствія высшей администраціи Малороссіи. Въ концЂ концевъ имъ удалось привлечь къ своему плану еще шестерыхъ сотниковъ (райскаго, волинскаго, городницкаго, седневскаго и наказныхъ менскаго и синявскаго) и нЂсколько десятковъ низшихъ сотенныхъ старшинъ и куренныхъ атамановъ. Въ собравшемся такимъ образомъ кружкЂ каждый изъ лицъ, его составлявшихъ, обладалъ богатымъ запасомъ фактовъ, подтверждавшихъ задуманныя обличенія, /5/ но далеко не всЂ были увЂрены въ успЂхЂ этихъ обличеній. „Хотя то и усе правда, говорилъ Полянскому седневскій сотникъ Иванъ Рымша на одномъ изъ собраній, токмо трудно буде о томъ всемъ доказывать“. Постоянныя бесЂды, на которыхъ происходилъ обмЂнъ впечатлЂніами и фактами, подкрЂпляли однако духъ кружка и сообщали отдЂльнымъ его членамъ увЂренность въ возможности осуществить съ успЂхомъ задуманное дЂло. РЂшено было составить челобитную, въ которой резюмировать всЂ отдЂльные факты злоупотребленій, кому-либо изъ участниковъ извЂстные, и, снабдивъ ее подписями всЂхъ членовъ кружка подать императрицЂ. Такая челобитная и была составлена, притомъ даже въ нЂсколькихъ экземплярахъ, и одинъ изъ нихъ, съ подписями 9 сотниковъ и нЂкоторыхъ другихъ чиновъ, врученъ былъ Кузминскому для подачи императрицЂ. Въ послЂднюю, рЂшительную минуту на Кузминскаго напалъ однако страхъ передъ затЂяннынъ дЂломъ и онъ уЂхалъ изъ Кіева, не подавъ челобытной, о чемъ лишь черезъ нЂкоторое время извЂстилъ Политанскаго слЂдующимъ письмомъ: „ Благородный м-цЂ пане сотникъ Сосницкій, мой велце ласкавій благодЂтель! Доношеніе о нуждахъ козачихъ въ общест†мною въ Кіе†не подано для того, что самому мнЂ едному за отъездомъ вмтей мцЂ панства подавать било не безъ подозрЂния, другое, что слухъ весма надеждній происходилъ о учрежденіи гетмана, третое, что дней за нЂсколко пред выездомъ Ея Императорского Величества и челобитнихъ подавать отказано, зачимъ я оное доношеніе одослалъ до пана сотника Синявского, мнЂ же в КролевцЂ обявилъ панъ сотникъ БЂлоускій, что такое жъ доношеніе подано отъ его Ея Императорскому Величеству и онъ видЂлъ уже у габинетнаго секретаря, господина Демидова, обявляю. Вашево благородия покорный слуга Г. КузмЂнскій. Сент. 29 1744 г. Мена“. Въ этомъ письмЂ Кузминскій собственно скрадываетъ дЂйствительные мотивы, въ силу которыхъ онъ не подалъ «доношенія»: другимъ своимъ товарищамъ онъ говорилъ тоже, что не сдЂлалъ этого «за неполученімъ къ тому способного времени», на слЂдствіи же позднЂе показывалъ, что такъ онъ поступилъ «не токмо за неполученіемъ способного времени, но и для того, что онъ, сотникъ, разсуждалъ, ежели де оное доношеніе подать, то будетъ продолжителное по оному слЂдствіе. Какъ бы то ни было, дЂло оказалось сдЂланнымъ и безъ него: Малинскій, въ рукахъ котораго тоже находился списокъ доношенія, подписанный кромЂ него Полянскимъ, Политанскимъ и 22 человЂками сотенныхъ старшинъ и куренныхъ атама-/6/новъ, подалъ этотъ списокъ имп. ЕлизаветЂ и такимъ образомъ планъ черниговскихъ сотниковъ былъ осуществленъ: оставалось считаться съ его послЂдствіями.

Они наступили впрочемъ не такъ скоро: доношеніе сотниковъ было передано императрицей, по возвращеніи ея изъ путешествія, въ сенатъ, для разсмотрЂнія и наведенія справокъ по нему; здЂсь оно пролежало около двухъ лЂтъ и лишь въ 1746 г. дЂло было представлено въ докладъ. Сенатъ рЂшилъ нарядить коммиссію для разсмотрЂнія и провЂрки на мЂстЂ тЂхъ обвиненій, какія были возведены сотниками на полковую и генеральную администрацію, и, согласно просьбЂ сотниковъ, назначилъ предеЂдателемъ этой коммиссіи чуждаго Малороссіи человЂка, полковника Мейера, предоставивъ однако ему выбрать въ помощь себЂ какого-нибудь неподозрительнаго человЂка изъ мЂстныхъ старшинъ. Мейеръ прибылъ въ Малороссію лЂтомъ 1747 г. (его первый докладъ сенату помЂченъ 31 іюля) и, избравъ помощникомъ себЂ полковаго обознаго Юркевича, приступилъ къ слЂдствію. Первоначально къ нему были привлечены только тЂ лица, которыя подписались на поданномъ императрицЂ доношеніи, или, какъ именуются они въ актахъ слЂдственной коммиссіи, «доносители», но они, не уклоняясь отъ обязанности доказать справедливость своихъ заявленій, показали однако, что многіе факты имъ извЂстны только по разсказамъ товарищей, которые должны говорить сами за себя, такъ какъ собирались вмЂстЂ съ ними подать доношеніе императрицЂ. Въ доказательство они представили второй списокъ доношенія, пересланный Кузминскимъ Полянскому, и тогда коммиссія указомъ отъ 8 декабря 1747 г. привлекла къ дЂлу и всЂхъ, подписавшихся на этомъ спискЂ, которому въ свое время не дано было хода. Почти всЂ они однако старались подъ разными предлогами уклониться отъ дЂла. Такъ напримЂръ Волинскій сотникъ Романъ Журба на допросЂ 11 янв. 1748 г. въ слЂдственной коммиссіи объявилъ: «в чомъ онъ сотникъ Журба в подписки на некоторихъ пунктахъ и на заготовленномъ ихъ прежнемъ доношеніи подписался, онъ сотникъ Журба ничего по тому в оной коммиссіи показать не имЂетъ, ибо онъ сотникъ безграмотенъ и, на чомъ подписался, подлинно ведать не можетъ, к тому ж онъ тогда вновь в сотню Волинскую сотникомъ в началЂ того ж 744 году былъ опредЂленъ, и тогда нЂ по чому еще било о тЂхъ козачихъ обидахъ ему сотнику знать.» Сотенные Менскіе старшины на призывъ въ слЂдственную коммиссію сперва отвЂтили, что ихъ сотникъ находится въ ПетербургЂ, а имъ /7/ самимъ «нЂ по чему явится, понеже де они якъ прежде, такъ и нинЂ не челобитчики», и только мЂсяцъ спустя заявили, что и они, «доносить Ея Императорскому Величеству... были согласни», и обЂщала явиться въ коммиссію, когда возвратится сотникъ ихъ. Но и самъ Кузминскій наравнЂ съ другими пытался теперь увернуться отъ слЂдственной коммиссіи. Долго онъ не Ђхалъ въ нее, не смотря на нЂсколько разъ повторявшіеся вызовы, наконецъ за нимъ посланъ былъ нарочный, который и привезъ его; въ февралЂ 1748 года далъ онъ первыя свои показанія и выпросалъ затЂмъ себЂ отлучку до 1 марта для справки съ документами. Къ этому сроку однако онъ опять не явился, а прислалъ заявленіе, что Ђдетъ въ Глуховъ по дЂлу козаковъ съ указомъ сената, но козакъ, привезшій это заявленіе, показалъ въ коммиссіи, что сотникъ спокойно живетъ дома и никуда не собирался Ђхать. ПослЂ новаго настойчиваго приказа коммиссіи явиться къ слЂдствію Кузминскій 7 марта подалъ прошеніе въ генеральную войсковую канцелярію, въ которомъ прямо отстранялся отъ дЂла, мотивируя это тЂмъ, что онъ не подписался на поданномъ императрицЂ доношеніи и ведетъ объ обидахъ козаковъ своей сотни особое дЂло въ сенатЂ. Вытребованный тЂмъ не менЂе въ коммиссію онъ наконецъ взялся доказывать справедливость «довошенія». Точно также поступали и другіе.

Неудивительно, конечно, что при такой обстановкЂ и главные «доносители» не чувствовали особой охоты продолжать начатое дЂло. Изъ нихъ Политанскій долго не Ђхалъ вторично въ коммиссію, отговариваясь болЂзнью; посланный осмотрЂть его нарочный подтвердилъ фактъ этой болЂзни, но коммиссія все таки вытребовала его и тогда на допросЂ 16 марта 1748 г. онъ заявилъ, «что онъ нинЂ за болЂзнью его казать ничего не можеть». БЂлоусскій сотникъ Демьянъ Малинскій тогда же сказалъ, «что онъ содержится под карауломъ, а по правамъ де нашимъ кто вод карауломъ сидить и що скажеть, то не сылно, і онъ же на присутствующихъ в слЂдственной коммиссіи обоихъ персонъ, яко то на господина полковника Меэра і обозного полкового Юркевича, челобитчикъ, і для того онъ МалЂнскій ни в какіе дЂла вступать в говорить ничего не хочеть». Впрочемъ, уже 23 марта Малинскій «сказалъ, что когда от него такие резони не приемлются и другие его товарищи в дЂло вступають, то и онъ в дЂло вступать и доказивать имЂеть, токмо просить притомъ, чтобъ онъ с под караулу былъ освобожденъ». /8/

ДЂло пошло своимъ путемъ, но путь этотъ оказался не очень гладкимъ: опасеніа Кузминскаго и Рымши вполнЂ оправдались и сбылись. Доносители не смогли доказать всЂхъ своихъ обвинительныхъ пунктовъ противъ старшины. Изъ пунктовъ доношенія слЂдователей особенно интересовалъ третій, въ которомъ заключалось обвиненіе полковыхъ канцелярій въ искаженіи и измышленіи указовъ, но онъ остался недоказаннымъ, хотя нЂкоторые изъ сотниковъ и брались отыскать въ своихъ сотенныхъ канцеляріяхъ такіе указы; единственный, представленный ими въ видЂ доказательства, прямо говорилъ противъ нихъ, такъ какъ въ немъ никакого искаженія не оказалось. Но и въ тЂхъ случаяхъ, когда обвиненія подтверждались точно указанными фактами, послЂдніе требовали особой провЂрки и слЂдствія: дЂла наростали, число свидЂтелей все умножалось, и постепенно общій вопросъ заслонялся для слЂдователей частностями, съ непомЂрной массой которыхъ они оказывались не въ силахъ справиться. Съ другой стороны къ дЂлу какъ-то незамЂтно припутывались и постепенно входили въ него обвиненія самихъ «доносителей» въ притЂсненіяхъ козаковъ; въ свою очередь эти обвиненія, мЂняя положеніе сотниковъ, обращая ихъ изъ обвинителей въ подсудимыхъ, привлекали къ слЂдствію все новыхъ и новыхъ лицъ, все болЂе и болЂе сложный матеріалъ. СлЂдствіе дЂйствительно становилось «продолжительнымъ»: оно тянулось годъ за годомъ, мало въ то же время подвигаясь впередъ. Прикосновенныя къ дЂлу лица сходили со сцены, смЂщались съ урядовъ, умирали, а самое дЂло все шло и конца ему не видно было. ЧЂмъ оно кончилось, намъ такъ и неизвЂстно. Въ тЂхъ двухъ дЂлахъ, ему посвященныхъ, которыя были у насъ въ рукахъ, послЂднія бумаги, помЂченныя 1754 годомъ, все еще представляютъ собою слЂдствіе, а другихъ слЂдовъ этого дЂла мы въ архи†не нашли.

Такова исторія «прошенія черниговскихъ сотниковъ». Что касается самого документа, то онъ, на нашъ взглядъ, имЂетъ двоякое значеніе. Кое-что въ немъ несомнЂнно преувеличено, кое-что обрисовано слишкомъ темными красками; онъ представлаетъ собою своего рода запросъ, за которымъ должна бы послЂдовать еще уступка. Работу, въ этомъ смыслЂ не произведенную современникам, можетъ взять на себя потомство, руководясь другими актовыми свидЂтельствами того времени. Въ результатЂ, думается намъ, очищаются нЂкоторыя дЂйствительно присущія тогдашней жизни черты, рЂзко и ярко отмЂченныя современниками. Но если съ одной стороны этотъ документъ /9/ рисуетъ намъ темныя стороны жизни прошлаго вЂка, то онъ же указываетъ и на существованіе протеста противъ нихъ въ самомъ тогдашнемъ обществЂ, не только среди обездоленныхъ низшихъ классовъ, но и въ нЂкоторой части по крайней мЂрЂ лицъ, занимавшихъ привилегированное положеніе. Наличность такого протеста и должна удержать насъ отъ слишкомъ рЂзкихъ, одностороннихъ приговоровъ. Почему же такой протестъ не развился, не принялъ болЂе жизненныя и достойныя формы, — на это должна отвЂчать не одна исторія черниговскаго «доношенія».


В. М.










(Прошеніе сотниковъ черниговскаго полка о козачьихъ нуждахъ).



ВсепресвЂтлЂйшая ДержавнЂйшая Великая Государыня Імператрица Елисаветъ Петровна Самодержица Всероссійская Государыня ВсемилостивЂйшая.

Доносятъ малороссійскаго чернЂговскаго полку сотники і сотенная старшина нижейподписавшіесь, а в чемъ наше доношеніе, тому слЂдуютъ пункты.



1.

Предковъ Вашего I. В-ва всепресвЂтлЂйшихъ и самодержавнЂйшихъ великихъ государей царей и великихъ князей всемилостивЂйшимы многимы указамы, а паче высокомонаршою грамотою блаженныя и вЂчной славы достоянія памяти в. г-ря Петра перваго Імператора и Самодержеца Всероссійскаго, Вашего I. В- ва вселюбезнЂйшаго родителя, прошлого 723 года октябра 23 дня состоявшого, утвержденно козаковъ не токмо не обиждать, но еще повелено канцелляріямъ отъ обЂдъ защищать и охранять, в подданство не порабощать и сего яко огня боятца, грунтовъ ихъ у нихъ не отнимать и ихъ въ работу не употреблять. Якіе имъ козакамъ волности Вашего I. В-ва всемылостивЂйшими многими указамы подтверждены. Оніе ж козачіе ихъ волности и грунта таковимы всомилостивЂйшимы високомонаршими грамотами охранены не токмо в маетностяхъ издавна свободныхъ, но и въ тЂхъ маетностяхъ, кои еще за державы полской под владЂлцамы по дачамъ королевскимъ были, в которыхъ маетностяхъ тогда а козаковъ не было, а посля быть стали, ибо и на таковые маетности и дачи мужиковъ во владЂніе в подътвердителнихъ предковъ Вашего I. В-ва грамотахъ точно пишется тако: кроме козаковъ, которые при своих волностяхъ повинны быть ненарушно. /10/



2.

Якіе козаковъ волности всемилостивЂйшимы всЂхъ предковъ Вашего I. В-ва Россійскихъ монарховъ укрЂпленные, канцелляріи не токмо отъ нихъ бЂдныхъ и безгласнихъ козаковъ разнимы образы отняли и понынЂ отнимаютъ, но и весма ихъ угнетаютъ, а имянно:



3.

Во всемилостивЂйшихъ Вашего I. В-ва высочайшихъ указахъ прошлаго 742 года состоявшихъ велено купленные и без куплЂ в противность указамъ завладЂнные козачіе двори, футора, грунты и лЂса 1743 года съ августа м-ца понынЂ оные всЂ темъ козакамъ безденежно возвратить, а имъ владЂлцамъ отъ того владЂнія отказать и всЂхъ техъ козаковъ, коихъ оніе владЂлцы не обявили в протекціи и в господарствЂ, такожъ в подданст†и в курЂнцяхъ и в подсусЂдкахъ держать, всякимы оныхъ доходами и работами доволствуются, а от службы и от протчіихъ общенародныхъ повинностей защищаютъ, ис подданства оныхъ, с куренчиковъ и ис подсусЂдковъ виключить и написать по прежнему подъ сотнЂ и велЂть имъ козацкую службЂ служить, и общенародные повинности отправлять с протчіимы козакамы, а темъ владЂлцамъ ни в чемъ до нихъ не интересоватся и впредь какъ ихъ, такъ и другихъ козаковъ и ихъ детей и подсусЂдковъ себЂ в подданство не привлекать. И в силЂ оныхъ Вашего I В-ва всемилостивЂйшихъ указовъ многіе владЂлцы таковыхъ купленныхъ и безъ куплЂ неналежне завладЂнныхъ козацкыхъ дворовъ, футоровъ, грунтовъ и протчего и ихъ самихъ понынЂ имъ козакамъ не возвратили и с подданства ихъ и с курЂнщиковъ, такожъ и подсусЂдковъ виключить и по прежнему под сотнЂ къ козачей службЂ и къ общенароднимъ повинностямъ написать не допустили, и какъ онимы козакамы, такъ и ихъ грунтамы вовся завладЂли. А канцелляріи вЂдая оные и протчіе о томъ всемилостивЂйшіе Вашего I. В-ва укази таковыхъ многихъ прямыхъ козаковъ в подданст†владЂлцамъ быть не токмо допустили, но и принудили неправо, о чемъ и указами с канцеллярій подъ Превысочайшимъ Вашего I. В-ва именемъ принуждать дерзаютъ, и с которыхъ многіе козакы з грунтами своимы и нынЂ въ подданст†и в подсусЂдкахъ мужичихъ остаются.



4.

Которіе козаки егда о своемъ козачест†и чтобъ в томъ званіи по присяжной своей должвосты В. И. В-ву отбувать службу /11/ бить челомъ учнуть, то канцелляріи не токмо владЂлцамъ онихъ бить нещадно плетъ’мы, кіями и батож’емъ допущаютъ, но инные владЂдцы в самыхъ канцелляріяхъ таковыхъ о козачест†своемъ челобитчиковъ бють нещадно, а правителЂ канцеллярій, по занесеннимъ от таковихъ челобитчиковъ, жалобамъ, о бою ихъ не токмо молчатъ и где надлежитъ по командЂ не доносять, но и самы явно в томъ владЂлцамъ потакають, и паче угнЂтать и в домахъ и по полямъ ловить козаковъ и держать на цепахъ, да и женъ ихъ козаковъ и дЂтей насылно в домы вдадЂлческіе брать и в утЂсненіи ихъ содержать допускають, и опредЂленіямы своимы за то, что служить В. И. В-ву, а не владЂлцамъ бедные козаки ищуть, ихъ кіямы бить велять, и указамы подъ Превысочайшимъ В. I. В-ва именемъ то же подтверждать не опасаются. К тому ж владЂлцамъ таковыхъ челобитчиковъ о козачест†нарочно разграблять движимыя ихъ и недвижимыя имЂнья, а на протчихъ накидать с’естніе и питейніе припаси с’несносною ихъ обидою допускаютъ же, даби козакъ впредь хотя бы и доказалъ о своемъ козачествЂ, служить В. I. В-ву с чего не имЂлъ. А указомъ . . . . . Петра Перваго . . . . . . прошлаго 1723 году состоявшимъ, о козачест†не толко природнимъ козакамъ, но и посполитимъ бить челомъ всемилостивЂйше позволенно, егда же с онихъ козаковъ о таковихъ своихъ нуждахъ къ В. I. В-ву бить челомъ пойдуть, то онихъ канцеллярій привителЂ, перенявъ такихъ козаковъ на путы закидаютъ в турму и всЂмы образы не допущаютъ В. I. В-ву ВсемилостивЂйшей ГосударинЂ челобитствовать. О каковихъ дерзостехъ старшинскихъ и противнихъ дЂйствіяхъ хотя имъ же и протестовали некоторіе з насъ, однакъ не что инное, толко реприманди от нихъ получилы, а паче чтобъ о томъ не представляли и по представленіи при слЂдетвіи не били, раскомандироваемы и в коммисіи опредЂляемы бывали.



5.

ВсемилостивЂйшимъ указомъ . . . . . . Петра Перваго . . . . . зборы праздничніе ралцевіе приватные прежде было собираемые для облегченія народа вовся отставлены. За гетмана же Апостола изобрЂтенъ зборъ денегъ изъ самыхъ козаковъ, который зборъ показанъ на старшини полковые и сотенные и на канцеллярскіе служители в на канцелларскіе жъ потребности, а з мужиковъ, которихъ болшимъ числомъ имЂется, и таковые ихъ дЂла в канцелляріахъ всегда отправляются, ничего не собирается, затЂмъ, что владЂлцы мужи-/12/ковъ своихъ защитили и всЂ тяжесты мужичіе на козаковъ свалили. Издревле же на войсковіе нужди из’ самихъ толко мужиковъ и из’ мещанъ, а не с козаковъ собираемы бывали збори по общему совЂту и расположенію, козаки же токмо едину службу государственную ведали. А нынЂ, понеже тЂжъ старшины и владЂлцы послЂ состоявшихся многихъ указовъ роскупили и безъ куплЂ разнообразно завладЂлы и в подданство подвергли многихъ козаковъ и стало уже меншее число, то оны с техъ уже искупленнихъ и безъ куплЂ подверженнихъ и в протекціяхъ содержимихъ ничего взимать не допускаютъ. За таковимъ недостаткомъ з осталнихъ козаковъ и за тЂ отшедшіе в куплю и без куплЂ завладЂніе берутъ денги, такъ что ралець той, который запрещенъ указомъ былъ, толко собиранъ малимъ числомъ, а нынЂ оной з’боръ, которого спрежде сего не бывало произ’ійшолъ ежегодно, с’иного козака до осми гривень и болЂе. Да и таковая собираемая сумма невЂдомо куда употребляется, ибо много с тЂхъ, на коихъ дача с той сумми опредЂленна, и в комплектЂ не состоятъ, и опредЂленныхъ на нихъ денги невЂдомо где дЂваются, хотя противъ генералного опредЂленія поежегодно в сотняхъ невЂдомо почему от полковой канцелляріи прибавляются, такожъ и на сотенние старшини не всегда на всЂ опредЂленное число денегъ отдаютъ инніе же чиновники и весма не належно получаютъ денги, з беднихъ козаковъ собираемые, имЂя свои доволствія и маетности, а чиновники сотенніе весма обижденни. А что на расходы сотеннихъ канцеллярій на всякую порознь опредЂленно в годъ по три рубля, то за тЂ денги, покупая папЂръ, чернило, сургучъ, воскъ, оливу, минЂю, свЂчи и проччое, невозможно доволствовать тЂмъ канцелляріи сотенной ниже на четверть года.



6.

А дабы вовся угнЂтать бедныхъ козаковъ и всякому з’правителей канцеллярій и владЂлцамъ пріумножить себЂ козакамы подданства, опредЂляютъ козаковъ подпомощниковъ во всякіе мужичіе тягосты, в работи, в’дачи на почти денегъ, в’подводи и в’протчіе многіе опредЂленія, самимъ мужикамъ прислушаючія, а иногда и виборнихъ козаковъ, и за споромъ и за ослушностію владЂлцовъ, принужденны самые козакы веЂ тЂ отбувать тяжести, а в’случаи в’мЂсто мужичихъ подводъ козачіе лошадЂ в подводи і гвалтомъ беруть, временемъ же за провіантъ и фуражъ на ихъ владЂлческихъ мужиковъ и подсусЂдковъ по расположеніямъ полковой канцелляріи опредЂленніе /13/ за ослушностію владЂлцовъ козака вистатчаютъ, и от того оніе козаки подпомощики приходятъ в крайнюю нищету, такъ что и виборному козаку подпомоги дать не могутъ. А многие от такого разоренія, оставя свои грунта и домы, идуть прочь, и въ ту пору владЂлцы пустые ихъ козачые грунта похищають безъ жадной дачи и куплЂ, а поселившихся вновь на тЂхъ же козачихъ грунтахъ подвернули себЂ в подданство, и от общенароднихъ указнихъ дабелей защитили, не взирая на то, что указомъ блаженныя и вЂчно достойныя памяты Государины Імператрици Анни Іоанновны Вашего І. В-ва любезнЂйшей сестрицы прошлаго 739 году февраля 5 дня состоявшимъся повелено всЂмъ, кои на козачихъ грунтахъ живуть и имы ползуются, отбувать козачую службу и протчіе общенародные повинности, не обходя никого, равномЂрно по пропорціи имущества, повеже напротивъ того и Коммиссія Экономіи з грунтовъ посполитихъ, на которыхъ козаки, по давнымъ куплямъ и по наслЂдыямъ поселившись живуть, служби посполитой к ратушамъ требуеть. О коихъ козачихъ нуждахъ хотя от иннихъ и насъ и протесты были с представленіемъ, что за таковое владЂлцовъ дерзновеніе, яко они смЂлы присовокупить себЂ без’дачи подданства, и протчую ихъ дачу надлежитъ отписать на Ваше И. В-во, однако канцелляріи ничего того не внушаютъ, цредпочитая в томъ свою приватную ползу паче государственнаго інтересу, от чего умаленіе в службЂ козачей происходить, да и за ослушность в разнихъ указнихъ приложеніяхъ владЂлцовъ никакъ не штрафуютъ, но видимо имъ в томъ потакаютъ, от чего владЂлцы в’таково пришли дерзновеніе и безопасность, что присилаемихъ з сотеннихъ канцелярій по тЂмъ же указнимъ дЂламъ, яко то за доправкою провіянта и фуража на консистуючіе, за подводами в за протчіимъ, по силЂ указов по расположеніямъ требуемымъ, нарочнихъ козаковъ и коммиссаровъ сотеннихъ бють нещадно воловими жиламы и увЂчатъ, отчего имЂются многіе на ихъ владЂлческихъ мужикахъ и подсусЂдкахъ недоимки якіе воместо мужиковъ, затемъ, что защищаютъ ихъ владЂлцы, на беднихъ козакахъ и коммисарахъ взискуются, с немалою ихъ козаковъ и коммисаровъ обидою и разореніемъ; а по протестамъ и челобитнимъ никаково правосудія о таковыхъ самоволныхъ бояхъ в канцелляріахъ обидиміе никогда, не получаютъ, да съ онихъ же владЂлцовъ егда за неисполненіе по указамъ Вашего І. В-ва прикажчики ихъ, господарь или подсусЂдки содержутся въ сотеннихъ канцелляріяхъ подъ карауломъ gвалтовне нападки чинятъ на канцелляріи соттенные и старшину сотенную в /14/ тЂхъ канцелларіяхъ бранятъ, а оныхъ содержимыхъ самы с под караулу самоволно освобождаютъ и по указнимъ дЂламъ исполненія не чинятъ, а по представленіямъ о томъ в полковую канцеллярію накакова опредЂленія и истязанія за то не происходитъ.



7.

Когда бедніе козаки в прошедшіе военніе с Полщею и с Туркомъ времена чрезъ килко годовъ были в походахъ, то владЂлци, а паче тЂ, коп от походовъ укривались разнимы види, жива в домахъ, а усмотря, что нЂкому обстоевать за козаковъ и ихъ грунта, gвалтомъ козачіе грунта позаежжали, и хотя оные бедные козаки, пришедь с походу, били челомъ и должно б было заразъ по силЂ правъ возвратить отнятое, а владЂлцамъ велЂть судомъ нскать ежелибы что имЂли до козаковъ претенсіи, о чемъ такъ словесніе, яко и писменные от многихъ з насъ протести были. Однакъ правителЂ канцеллярій, онымъ владЂлцамъ небезъпристрастно потакая, ничего не приняли и по своей присяжной должности не токмо ничего за силу вышшепрописанной грамоты и всемылостивЂйшихъ В. І. В-ва указовъ о защищеніи козаковъ не дЂйствуютъ и ихъ козаковъ не охраняютъ, но еще допустили такъ, что иннихъ козаковъ за то, что они о своихъ грунтахъ били челомъ, и до смерти поприбивали владЂлческіе старости, кои козаки от того бою и померли, о чемъ правящіе в канцелляріяхъ ни протестовъ, ни челобитнихъ не принимютъ на едину козацкую обиду в разореніе; и в таковихъ они жъ козаки за грунта свои искахъ нигде ни в’единой канцелляріи не получили себЂ никогда правильной сатисфакціи, но ежели не гвалтомъ и боемъ от иску отогнаны, то волокитою отстранены или непринятіемъ челобитнихъ от иску своего вовся отдалены. А временемъ по тяжестномъ стужаніи хотя и пріймутъ от кого челобитную, то ни в протоколъ не записавъ, волочать поти, пока бЂдный козакъ, стуживъ волокитою и разореніемъ, отстанетъ отъ иску. А напротивъ того во всЂмъ владЂлческимъ на козаковъ челобитнимъ скорое разсмотреніе и рЂшеніе по хотЂніямъ ихъ владЂлцовъ дЂлается. Многихъ же козаковъ какъ из стариннихъ реестровъ козачіихъ, такъ из новихъ ревЂзіялнихъ книгъ инныхъ совсЂмъ повидиравъ, такъ что ни в’козачіихъ, ни в мужичіихъ ревЂзіяхъ нетъ, а инныхъ повитиравъ, в козачихъ спискахъ стариннихъ, в ревЂзіахъ мужичихъ понаписовали и старинніе о козакахъ списки почернили и повидирали для своихъ прихотей, /15/ а паче для порабощеніа козачихъ грунтовъ и ихъ самихъ себЂ в подданство.



8.

Многихъ беднихъ, разоренныхъ и з’домовъ ихъ вигнанныхъ, такожъ купленнихъ и безцЂнно купленнихъ и безъ куплЂ подверженнихъ козаковъ к присяги на вЂрность В. І. — В-ву владЂлцы не допустили, забравъ и разграбивъ все ихъ имущество такъ, чтобъ темъ привесть ихъ в крайнюю нищету, дабы они впредь не могли о себЂ бить челомъ, но разволоклися бъ по миру, какъ уже многіе и разволоклися, а чтобъ той присяги не чинили, а служили бъ владЂлцамъ, кіями нЂкоторихъ козаковъ били.



9.

Чрезъ какое небреженіе должностей своихъ а чрезъ видимое неисполненіе В. І. В-ва указовъ многимъ числомъ козаки не токмо подпомощики, но и виборные, какъ сами, такъ и грунта ихъ розними образи завладЂнни напрасно, протчіе же многіе в протекцію в’зяти неналежно, а указамы В. І. В-ва всемирно подтверждаютъ в’полноцъ комплектЂ имЂть виборнихъ козаковъ, и тЂхъ содержать по указной формЂ во всякой воинской исправности и в умундированіи в’дву достойнихъ лошадяхъ, чимъ оные козаки ради предьписаннихъ разорителнихъ от владЂлцовъ происходящихъ, а от канцеллярій допущаемихъ причинъ, и что в обидахъ своихъ не получаютъ правосудія и справить себе в’полный комплектъ не могутъ, и всегда умаляются, и тако канцелляріи, самы в томъ состоя, разоряютъ козаковъ и разорять владЂлцамъ допущаютъ, а за неисправносты виборнихъ козаковъ на насъ сотеннихъ комендирахъ спрашиваютъ и репримандуютъ.



10.

Что же всемилостивЂйшимы В. І. В-ва указаны виборные козаки, респектомъ войсковихъ (службъ?) и респектомъ содержанія онимы фарпостовъ безпрестанно, и протчіихъ служебъ от сустентаціи консистентовъ уволненны, а козаки жъ подпомощики къ той же сустентаціи кладутся два противъ одного посполитого, то и той дабели самы оные подпомощики знесть не могутъ за крайнимъ убожествомъ своимъ, за разореніемъ и умаленіемъ ихъ числа. Якое ихъ подпомощиковъ несостояніе видя, виборные козаки принужденны в той сустентаціи консистентовъ имъ подпомощикамъ в’сполощество-/16/ваніе чинить, которое и дЂйствително чинять. И тако подпомощики скуднихъ виборнихъ козаковъ в’лошадяхъ, в руж’и и в плать’и, харчахъ и в’протчіихъ воинскихъ потребностяхъ подпомогая и самы в службахъ безпрестанно обретаясь, виборніе же козакы имъ подпомощикамъ в сустентаціи консистентовъ и в’протчіихъ вспомоществуя в’крайнее оскудЂніе и в неспособность къ службЂ В. І. В-ва приходять, да и тотъ наборъ виборнихъ козаковъ в’сотняхъ учиненъ не по пропорціи дворового числа и не по стат’ямъ имуществъ, но смотря на ростъ и пророду в наборъ положенны з’весма убогихъ и нищихъ козаковъ.



11.

НЂкоторіе владЂлцы, чувствуя В. І. В-ва всемилостивейшіе указы, отдали были скупленнихъ онимы козаковъ подъ сотнЂ, кои козаки и на вЂрность В. І. В-ву къ присягЂ приведены и дЂйствително В. І. В-ву служать в’козакахъ, и таковихъ козаковъ по челобит’ямъ тихъ же владЂлцовъ канцелляріи указами обратно владЂлцамъ тЂмъ же в’подданство.



12.

Высочайшимы В. І. В-ва указамы велено владЂлцамъ обявлять козаковъ у нихъ в’подданст†имЂющихся, а коихъ бы владЂлци не обявили, то велено самымъ козакамъ себе обявлять. ВладЂлци же не токмо не являютъ самы козаковъ при сочиненіи ревЂзіи дворового числа, но еще, ежели кто самъ себе обявить ревЂзорамъ козакомъ, таковыхъ козаковъ при техъ же ревизорахъ бютъ нещадно, устрашая, чтобъ себе козаками не являли, но были б в’подданствЂ. А канцелляріи таковыхъ же козаковъ, забивъ в колодки, велять привозить в канцеллярію подъ карауломъ и принуждаютъ ихъ дать подписки, чтобъ владЂлцамъ были подданнімы, а за протчіимы козакамы, кои бють челомъ о козачествЂ, с канцеллярій посилаютъ нарочнихъ по інструкціямъ бить ихъ за то кіями, коихъ и б’ють какови бЂдствіи и народніи разореніи (весма чаятелно) и в протчіихъ сотняхъ и полкахъ чинятся. Да кромЂ тЂхъ вышшеизображеннихъ и протчіе непорядки и неисправности по указнимъ общенароднимъ расположеніямъ в канцелляріяхъ происходятъ. А что опредЂлены денежки на необходимые потребносты коммисарскіе, яко то на паперъ, на чернило, на сургучъ, на свЂчи и на протчіе нужди, с’обывателей от порцій и рацій собираеміе по единой денежкн, то и тЂ в канцеллярію взимаются и невЂдомо куда употребляются. /17/



13.

ВладЂлцы в’даннихъ имъ деревнях грунта, коимы козаки нынЂ владЂютъ, а тЂ грунта были прежде владЂнія техъ владЂлцовъ и за мужикамы, по свободной же куплЂ достались козакамъ прежде техъ владЂлцовъ владЂній, а нЂкоторія хотя и за владЂнія техъ владЂлцовъ, токмо издавна индЂже и за позволеніемъ владЂлцовъ купленніе, нынЂ гвалтомъ отбираютъ безденежно без’всякаго указа. А многіе уже грунта и пахатніе поля з’имЂвшимися на нихъ засЂвы и з жатою пашнею безденежно и поотбирали; напротиву же того грунти, кои нынЂ под мужикамы, а были тЂ грунта прежде по свободной же куплЂ и за козакамы, обратно козакамъ не отдаютъ и темъ службу козачую не токмо умаляютъ, но и весма разоряютъ; да оны жъ владЂлцы возбраняютъ шинки содержать и в таковыхъ селахъ и деревняхъ, с коихъ в селЂ или деревнЂ весма малимъ числомъ дворовъ ихъ мужичихъ, а напротиву того козачихъ доволное дворовое число имЂется. С которихъ шинковъ козаки ползу имЂютъ и указанные повинносты отбуваютъ, ис техъ шинковъ они жъ владЂлци забираютъ самоволно питейные рЂчи, и тЂмъ ихъ козаковъ безмЂрно обижаютъ.



14.

Да оные жъ владЂлцы многимы козачими грунтамы завладЂли напрасно таковимъ образомъ: когда подданій его владЂлцы возметь себЂ в’жену наслЂдницу грунтовъ козачихь, таковими грунтами козачимы многимы они владЂлцы и нынЂ владЂютъ.



15.

В силЂ Высочайшихъ В. І. В-ва многихъ указовъ и по силЂ правъ всемилостивЂйше повелено — не бивъ челомъ первЂе по порядку в нижныхь правленіяхъ и канцелляріяхъ, в коихъ кто судомъ и расправою вЂдомъ, в вышшіе канцелляріи челомъбытень и доношеній по челобитческимъ дЂламъ не подавать, а по подаваемымъ не чиня никакого произвожденія, отсилать по порядку в нижніи правленіи и канцелляріи по тому жъ, где кто вЂдомъ для разсмотрЂнія и рЂшенія, вышшихъ же канцеллярій правители, не смотря на то, за прихоти свои челобитніи и доношеніи принимаютъ непорядочно и по онимъ произвожденія чинатъ неналежно с великою волокитою и помЂшателствомъ судовъ, да сверхъ того, ежели бедной козакъ б’етъ челомъ по земству на которого силного и богатого владЂлцу, то /18/ канцелляріи в судъ сотенный, къ коему суду то земство по правамъ надлежитъ, таковихъ и не допущають, но самы по страстямъ с’немалою обидою и с’крайнимъ разореніемъ челобитчиковъ судятъ в отмЂнность малороссійскимъ правамъ.



16.

О каковыхъ и протчіихъ многихъ нуждахъ, бЂдствіяхъ и разореніяхъ козачіихъ, хотя многіе самы козакы и многократно были челомъ, и мы нижайшіе по присяжной нашей должности, зная о томъ всемылостивЂйшые В. І. В-ва высочайшіе указы, представляемъ такъ в’полковую ЧернЂговскую, яко и в’Енаралную Войсковую канцеллярію, однако кроме единой волокити ничего никто не получилъ, а от иннихъ з насъ и представленнія о козачіихъ нуждахъ в’Енералную Войсковую канцеллярію посиланнихъ не принято.



17.

А что инные з сотниковъ и з сотенной старшини полку ЧернЂговского на семъ нашемъ всеподданЂйшемъ доношеніи не подписались, то знатно тЂ, за собою тоже касаючоеся къ скуплямъ и къ другимъ обидамъ козачимъ чувствуя, подписатись здесь не похотЂли.



ВсемилостивЂйшая Государыня просимъ В. І. Величества подданнихъ отъ вышшепрописаннихъ тяжестей и от мужичихъ повинностей, и от налоговъ и зборовъ, прежде небывалихъ, и от владЂлческихъ разореній освободить, а о подверженнихъ в’отмЂнность какъ предковъ В. І. В-ва, такъ Вашего жъ І. В-ва всемилостивЂйшихъ многихъ указовъ и о завладЂннихъ козакахъ, и ихъ козачіихъ от владЂлцовъ разнимы образы грунтахъ (с чего умаленіе служби козачей происходитъ) и о протчемъ, в семъ доношеніи нашомъ изображенномъ всемилостивЂйше повелЂть мимо полковую ЧернЂговскую и Войсковую Енералную канцелляріи, такожде мыми судъ войсковій генералный изслЂдовать нарочно опредЂленнимы от высочайшой В. І. В-ва персоны. При какомъ слЂдствіи и намъ всЂмъ здЂсь подписавшимся купно во всякой сотнЂ быть приказать, ради праведнаго и безпоноровочнаго слЂдствія, а паче для того, что в разныхъ сотняхъ разные обиди и разореніи от силныхъ владЂлцовъ за поноровкою старшинскою козакамъ приключенны, и чтобъ тЂ обидимые без’опаснЂе, какъ от канцеллярій, такъ и от онихъ владЂлцовъ обиди свои /19/ представлять и доказателствамы утверждать могли; а тЂмъ опредЂленнимъ для слЂдствія всемилостивЂйше повелЂть, дабы они от насъ нижайшихъ представленія о всЂхъ козачихъ нуждахъ и от обижденнихъ козаковъ челомъбитные доношенія и доказательства, безъ всякихъ из’ятій и затЂскъ принимая, разсматривали, да и полковая ЧернЂговская и войсковая енералная канцелляріи, такожъ и судъ войсковый енералный ни единого з насъ никуда не отлучали б и в коммисіи во время произвожденія о томъ слЂдствія не опредЂляли бъ височайшимъ В. І. В-ва указомъ запретить, ибо бедніе козаки, яко весма без’гласніе з’силнимы владЂлцамы и старшинамы сами о себЂ ничтоже успЂютъ, но всегда в’своихъ праведнихъ искахъ и доказателствахъ предъ ними силними владЂлцамы и старшинамы, какъ прежде оставались, так и нынЂ остатся могуть.

ВсемилостивЂйшая Государыня просимъ В. І. В-ва о семъ нашемъ доношеніи рЂшеніе учиныть. Писано сіе доношеніе 1744 году августа дня.



К сему доношенію руку приложилъ Андрей Полянскій сотникъ Синявскій

К сему доношенію Сосницкій сотникъ Павелъ ПолЂтанскій руку приложилъ

К сему доношенію БЂлоускій сотникъ Даміанъ МалЂжскій руку приложилъ.

К сему доношенію сотникъ Ройскій Леонтій Бакуринскій руку приложилъ.

К сему доношенію сотникъ Менскій Григорій КузмЂнскій подписался.

К сему доношенію сотнікъ Волискій (sic) Романъ Журба руку приложивъ.

К сему доношенію сотникъ Городницкій Іванъ Пирятинскій руку приложилъ.

К сему доношенію сотнЂ Синявской вмЂсто наказного сотника Петра Петрова и за себе писаръ тоей же сотнЂ сотенний Кондратъ Яновскій подписался.

К сему доношенію сотнЂ Синявской хоружій Іванъ Борисенко за себе и за асаулу сотенного яко неграмотного Івана Кобеляка своеручно подписался. /20/

Сотникъ наказний Менскій Іванъ Троцкий подписался.

Атаманъ городовий Менскій Кирило ОникЂевъ.

Писаръ сотений Менскій Михайло Барановский подписался.

К сему доношенію атаманъ городовий Сосницкий Іванъ Можчивъ руку приложилъ.













[Оттиск из Киевской Старины. Прошение сотников Черниговского полка о козачьих обидах, поданное имп. Елизавете в 1744 г. / Изд. В. Модзалевского. — Киев, 1894. — 20 с.]











© Сканування та обробка: Максим, «Ізборник» (http://litopys.kiev.ua)
25.X.2004






‹‹   Попередня     Головна     Наступна


Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.