Попередня       Головна       Наступна





З СИНАЙСЬКОГО ПАТЕРИКА



Слово 55 Единъ отьць повЂда шьдъшемъ намъ въ Фиваиду, яко старьць сЂдяше вънЂ града Антинъ Великый, сътворивъ въ клЂтъцЂ своей лЂтъ 60. И имяше же ученикъ 10 и единого же имяше зЂло лЂнящася. Старьць же мъногашьды учаше и, глаголя и моляше и: «Брате, съмотри своей души, умерети имаши и въ муку ити!» Братъ же въину прЂслушаше старьца, не приемля глаголемыихъ от него. Прилучи же ся нЂ по комь лЂтЂ умерети брату. Мъного же печалова о немь старьць, вЂдяше бо, яко въ мнозЂ унынии и лЂности изиде отъ мира сего. И нача старьць молити и глаголати: «Господи Исусе Христе, истиньный боже нашь! Яви ми яже о души братьни». И се узьрЂ въ мьчьтЂ и яко въ въстързЂ бывъ, видЂ рЂку огньну и множьство въ томь огни, и посредЂ брата, погружена до выя. Тогда глагола ему старьць: «Не сея ли мукы дЂля моляхъ тя, да посмотриши своей души, чадо?» ОтъвЂща братъ и рече старьцю: «Благодарьствую бога, отче, яко понЂ глава ми отъраду имать: тако ми молитвы твоея на врьсЂ епискупу стою!»

Слово 98. И се съказа нъ тъ же Паладий глаголя, яко: «Слышахъ повЂдающю нЂкому кораблю старЂйшинЂ таково, яко единою пловущю мнЂ, имЂхъ въсядьникы мужя ижены. И пришьдъше на пучину, — и вьсЂмъ добрЂ пловущемъ: овЂмъ въ Костянтинъ градъ, овЂмъ въ Алексаньдрию, другымъ же другоямо, вЂтру же не напокось сущю имъ плути. И прЂбыхомъ дьний пять, не поступяще от мЂста иде же бЂхомъ. БЂхомъ же въ мънозЂ сътужении и недомышлении: чьто се убо есть. Азъ же, яко въ снЂ, навъклиръ, имы печаль о корабли, и иже суть въ немь вьси, начяхъ ся молити богу о томь. И единою приде ми гласъ невидимо глаголя: «Съврьзии Марию долу, да и стройно ти ся попловеть!» Азъ же помышляхъ рекы: «Чьто се си убо будеть? Кто есть Мария?» Ти, яко же себе недомышляхъ о семь, пакы приде ми гласъ, рекы: «Глаголахъ ти, съврьзи Марию долу, и гонезнете!» Тогда азъ умыслихъ сице и възъвахъ напрасно, вельми рекы: «Мария!» Она же възлежаше на постели своей, да и озъва ся рекущи «Чьто велиши, господи?» Тогда рЂхъ еи: «Сътвори любъвь, доиди сьде». Она же въставъши приде, и яко приде, поимъ ю и отведохъ одину и рЂхъ еи: «Видиши ли, сестро Марие, какы грЂхы имамь азъ, и мене ради вьси имате погыбнути». Она же, вельми въздъхнувъши, рече: «По истинЂ, господи науклире, азъ есмь грЂшьница». Пакы же азъ къ ней рЂхъ: «Жено, кыя грЂхы имаши?» Она же рече: «ЛютЂ мнЂ, яко нЂсть грЂха, его же нЂсмъ не сътворила; и моихъ ради грЂхъ вьси имате погыбнути». Таче по томь рече, съповЂда ми жена, сице рекущи: «По истинЂ, господи науклире, азъ оканьна и зълогрЂшьна! Мужа имЂхъ и дъва дЂтища, пьрвый девяти лЂть, а другы — пятию. Таче по томь умьре мужь мой. Живяше же въскрай мене воинъ, да хотЂхъ да бы мя поялъ женЂ, и посълахъ къ нему нЂкого. Воинъ же рече: «Не поиму жены, имуща дЂтий отъ иного мужа!» Тогда азъ яко то слышахъ, яко не хощеть меня пояти дЂтий дЂля, къ тому же и любящи и, заклахъ дЂтища своя оба, оканьная, и вЂсть ему посълахъ рекущи: «Не имамь уже дЂтища, ни единого». Яко то слыша воинъ тъ, о дЂтищю тою, еже есмь сътворила, рече: «Живъ господь, живый на небеси! — яко не поиму ея». Да тЂмь убоявъшися, еда се увЂдять и уморять мя, да тЂмь бЂжахъ». Се слышавъ азъ отъ жены тоя, и тако не рачихъ ея въврещи въ пучину морьскую, нъ сице умыслихъ рече и рЂхъ ей: «Се азъ прЂбываю въ корабли, да вЂси убо жено: аще не пойдеть корабль, — то мои грЂси дрьжять корабль», — таче възъвахъ корабльникы утрьнии корабль. Яко же сънидохъ въ кораблиць, то не бы ничьсо же не поступи, ни великый корабль не поступи. Тогда вълЂзъ въ великый корабль, глаголахъ женЂ: «Съниди ты въ кораблиць», она же съниде.

И егда же тъчию съниде та, абие кораблиць нЂ до пятишьды обрьтЂвъ ся, стрьмо дьну иде и погрязе; великый же корабль поплу стройно, и трьми дьньми по немь прЂидохомъ пловуще, еже быхомъ прЂшли и 15 дьний».

Слово 99. Азъ же и господь мой Софронии идохо†въ домъ философа Стефана да прЂбудемъ: бЂ же пладьнуя. Живяше же идуще къ святЂй Богородици, юже съзьда блажены папа Еулогий на въстокы великаго Тетрафола. Яко же въсклепахо†въ домъ философа, приниче дЂвица, глаголющи нама: «Възлежить, нъ мало потьрпита». Тогда глаголахъ господи моему Софронию: «Поиди†къ Тетрафолу, да ту прЂбуде※. Есть же мЂсто Тетрафола зЂло чьстимо от александрЂнъ, глаголють бо, яко мощи пророка Иеремия от Егупта възьмъ, Александръ зиждитель ту я положи. Яко же идохо†къ Тетрафолу, не обрЂтохо†никого же, тъкмо три слЂпьца; полудьне бо бЂ. Идохо†же близь слЂпьць, и съ безмлъвиемь и съ млъчаниемь сЂдоховЂ, имуща кънигы наю. Глаголаху бо слЂпьци много, и глагола другъ къ другу: «Воле, ты како бы слЂпъ?» ОтвЂща, глаголя: «Корабльникъ бЂхъ, и яко же бЂхъ унъ, и от Африкия пловяхомъ на пучинЂ призьрЂхь ся, и не имы како ся быхъ уцЂлилъ. БЂльма начяхъ имЂти въ очию моею». Глаголахъ же и другому слЂпьцю: «Ты како же осльпе?» ОтвЂща и онъ, глаголя: «Стькляничьную хытрость бЂхъ имы, и от огня истечениеми бысть обЂма очима моима, и осльпохъ». Глаголаста же ему и она: «Ты же како бысть слЂпъ?» ОтвЂща: «Сущу ми азъ вама глаголю. Егдаже бЂхъ унъ, възненавидЂхъ дЂлати зЂло, быхъ же и не спасенъ. И не имЂхъ, откуду ясти — абие же крадяхъ. Въ единъ же от дьнии по сътворении моемь мъного зъла, стоящю ми на мЂстЂ, иде же мучать, и видЂхъ мьртвьць износимъ, добромь покръвена. Идохъ же въ слЂдъ носимааго, да быхъ видЂлъ, къде и хотя погрести. Си же доидоша зади святого Иоана Великааго и положиша и въ гробЂ и отидоша. Азъ же, яко видЂхъ отшьдъшея, вълЂзохъ въ гробъ и съвлЂкохъ ии, въ не же бЂ одЂнъ, оставивъ на немь одину тъчию поняву. Хотящю же ми излЂсти из гроба, възьмъ много зЂло, зълое мое зьдание глагола ми: «Възьми и поняву его, яко красьна есть». Обратих ся, лишеникъ, яко же съвлЂкохъ поневу съ него, да и быхъ нага оставилъ, въздвигъ ся сЂде прЂдъ мьною мьртвьць, и, простьръ обЂ руцЂ свои на мя, пьрсты своими одьра лице мое и изятъ обЂ очи мои. Тогда азъ, лишеникъ, оставивъ вься, съ мъногою бЂдою и скрьбию изидохъ отъ гроба. Се повЂдахъ вамъ и азъ, как быхъ слЂпъ». Се слышавъшема нама, поману ми Софроний и отидохо†отъ нихъ, и глагола ми: «Воле, господи и авва Иоаний, не съдЂи†дьньсь зъла, вельми бо пользу обрЂтохо※, пользу же приимъша, напьсаховЂ, да и вы пользу приимете, яко никъто же творя зъло утаить ся бога.


Слово 119. Тъ же отьць нашь Георгий архимандритъ повЂдаше намъ о ав†ИулиянЂ, глаголя: бывъшиимь епискупЂ ВострЂнемъ. Яко егда ити ему отъ манастыря и быти епискупу въ ВьстрЂнЂхъ, нЂкыя богатины того же града, ненавистьници, въсхотЂша отравами погубити и. И прЂглаголаша чьваньчию его, имЂние дающу, и даша ему съмьртьно, да чьванующю митрополиту, въложить отраву въ чашю его. Отрокъ же яко наученъ бысть, тако сътвори, и, придавъ чашю, отрокъ божьствьнуму Иулияну отраву възятъ. И отъ бога разумЂвъ съвЂту, иже сътвориша, възьмъ чашю, постави ю предъ собою, ничьсо же рЂхъ бьхъма отрочищю и, пустивъ призва богатины, въ ни же бЂша и иже на нь съвЂтъ сътвориша. Божьствьный же Иулиянъ, не хотя обличити сътворьшихъ, кротъко глагола вьсЂмъ: «Аще мьните съмЂренааго Иулияна отравлениемь уморити, се предъ вьсЂми вами испиваю». И, знаменавъ тришьды чашю прьсты своими и рекъ: «Въ имя отьца и сына и святого духа испиваю сию чашю», и предъ вьсЂми испивъ ю, — без врЂждения пребысть. И, видЂвъше, поклониша ся ему до земля.


Слово 134. Яко отъ единого попьрища святого Иердана рЂкы лавра есть, авва Герасима нарицаема. Въ ту лаврю прЂходящемъ намъ повЂдаша сЂдящии ту старьци о ав†ГерасимЂ, яко ходя единою по блату святого Иердана, усърЂте и львъ, зЂло рыдая отъ ногы своея; имяше бо трьстяну трЂску, уньзъшю ему. Яко отъ сего отещи ему нозЂ и плънЂ гноя быти. Яко же узьрЂ львъ старьца, показаше ему ногу, яже бЂ язвьна отъ уньзъшая порЂзи, плачя ся яко и нЂчьсо и моля ся ему, исцЂленъ от него быти. Яко же видЂ и старьць въ такой бЂдЂ, сЂдъ и имъ и за ногу и роздвигъ мЂсто, изя тръсть съ мъногомь гноимь. И, добрЂ очистивъ струпъ и обязавъ платомь, пусти и. Львъ же ицЂленъ по семь не оста старьца, нъ яко свой ученикъ, ямо же идяаше ему, яко чюдити ся старьцю, толику разуму звЂри, и прочее. ОттолЂ старьць питаше и, помеща ему хлЂбъ и мочена сочива. Имяше же та лавра одинъ осьлъ, на немь же приношааше воду въ потрЂбу отьцемъ святого Иердана, отнюду же пиють воду; отстоить же от лавры рЂка попьрище одино. Обычай же имяху старьци даяти льву, да ходить и пасеть и по краю святого Иердана. Одиною же пасомъ осьлъ отъ льва, отиде отъ него не маломь отшьствиемь. И се мужь съ вельблуды отъ Аравия иды и обрЂтъ и поятъ и въ своя си. Львъ же, погубивъ осьла, приде въ лавру зЂло унывъ и дряхлъ къ авва Герасиму. Мьняше же авва Герасимъ, яко изЂлъ есть осьла львъ, глагола ему: «Къде есть осьлъ?» Сь же, яко человЂкъ, стояше млъчя и долу зьря. Глагола ему старьць: «ИзЂлъ ли и еси? Благословенъ господь, еже творяше осьлъ, отселЂ тебЂ есть творити». ОтътолЂ же млъвльшю старьцю ношаше канпилий комърогы имущь четыри и приношаше воды. Приде же одиною воинъ молитвы дЂля къ старьцю и, видЂвъ льва, носяща воду и увЂдЂвъ вину, помилова й, и, выньмъ три златьникы, дасть старьцемъ, да купять осьлъ въ потрЂбу себЂ и свободять отъ таковыя работы льва. Вельблудьникъ же, иже бЂ осьла поялъ, идяше пакы пьшениця продаятъ въ святый градъ, имы осьлъ съ собою. И прЂшьдъ святого Иердана, усърЂте ся по сълучаю съ львомь, и видЂвъ и, оставивъ вельблуды, бЂжа. Львъ же, познавъ осьлъ, тече къ нему и усты имъ и, яко же бЂ обыклъ, ведяше и-съ трьми вельблуды, радуя ся въкупЂ и зовы, яко осьла, его же погуби, обрЂтъ, приведе и къ старьцю. Старьць бо мьняше, яко львъ изЂлъ осьла. Тогда старьць, увЂдЂвъ, яко облъганъ бысть львъ, положи же имя льву Иерданъ. Сътвори же въ лаврЂ, львъ вяще пяти лЂтъ, не отлучая ся отъ него присно. Егда же къ господу приде авва Герасимъ и отьци погребены бысть, по съмотрению божию львъ не обрЂте ся въ лаврЂ. По семь же мало приде львъ въ лавру и искаше старьца своего. Авва же Севатий киликъ, ученикъ авва Герасима, видЂвъ и, глаголаше ему: «Иердане, старьць нашь остави насъ, сиры, и къ господу изиде, — нъ възьми Ђждь». Львъ же Ђсти не хотяше и начатъ стоя очима своима сЂмо и онамо чясто възирати, ища старьца своего, рикая вельми и не трьпя отъчаяти ся. Авва же Севатий и прочии старьци, гладяще и по хрьбьту, глаголаху: «Отиде старьць къ господу, оставивъ ны». Ни тако имъ глаголюще къ нему, не можяху его отъ въпля и от рыдания уставити. Нъ елико же мьняху его словомь утЂшити и прЂмЂняти, толико же онъ паче рыдаше и въпля больша двизаше, и рыданию притваряше, показая гласы и измЂнуя гласы, — и лицьмь, и очима печаль, юже имяше, не видя старьца. Тогда глагола ему авва Севатий: «Поиди съ мьною, поне же не имеши намъ вЂры, и покажю ти, къде лежить нашь старьць». И поимъ веде и, иде же бЂша погребли его. Отстояше же отъ церкве полъ попьрища. Ставъ же авва Севатий врьху гроба авва Герасима, глагола льву: «Се старьць нашь сьде погребенъ бысть». И прЂклони колЂнЂ авва Саватий врьху гроба старьча. Яко же слыша львъ и видЂ, како поклони ся авва Саватий врьху гроба и плакаше ся, поклони ся и сь, и, ударяя главою о землю зЂло и ревы. И тако абие скоро умретъ врьху гроба. Се же вьсе бысть не яко душю словесьну имЂюща, нъ яко богу хотящю славящимъ его прославити не тъкмо въ житии семь, нъ и по съмрьти, и показати намъ, како повиновение имяаху звЂрие къ Адаму прЂжде ослушания его заповЂди и еже въ породЂ пища.


Слово 148. ПовЂда намъ авва Данилъ старьць отъ Егупта, глаголя, яко възиде старьць одиною въ Терфинъ рукодЂлания своего продаятъ. Уноша же нЂкъто моляше старьца, глаголя: «Бога дЂля, калогере, поиди въ домъ мой и сътвори надъ женою моею молитву, зане неплоды есть». Старьць же, понуженъ отъ уноша, иде въ домъ его, и сътворь молитву женЂ его. И богу въсхотЂвъшю имяше жена въ чревЂ. НЂции же мужи, не бояще ся бога, начяша облъгати старьца, и глаголати, яко уноша бещадьнъ есть, нъ отъ авва Данила брежа есть жена. Приде же слухъ къ старьцю и възвЂсти старьць мужю жены: «Яко егда родить жена твоя, възвЂсти ми». Егда же роди жена, възвЂсти ему уноша въ скутъ рекы: «Бога дЂля и молитвъ твоихъ, отьче, дЂтищь ны ся роди». Тогда авва Данилъ глаголаше къ.уноши: «Сътвори бракъ крьщению и призови родъ твой и другы твоя». И яко же обЂдоваху, възьмъ старьць дЂтищь въ руцЂ свои предъ всЂми, глагола отрочяти: «Къто есть отьць твой, дЂтищю?» Глагола дЂтищь тако, показа прьстомь ручьныимь уношю. БЂ же дЂтищь дьни 12.


Слово 234. Глаголаше Саватий рекы, яко: «СЂдохъ въ лаврЂ отьца Фирьмина, приде разбойникъ къ отьцю ЗосимЂ и моляше старьца, рекы: «Сътвори любъвь бога ради, имь же мънога убийства сътворилъ, да мя бы чрьноризьца сътворилъ и умлъкъ быхъ, и осталъ ся своего зъла». Старьць же, наказавъ и, сътвори чрьноризьца, давъ ему и образъ. Потомь же скоро рече старьць: «Ими ми вЂру, чядо, яко сьде прЂбывати не можеши, аще бо тя услышить кый кънязь, то иметь тя и глаголющеи на тя побьють тя. Нъ послушай мене и веду тя въ манастырь подаль отсуду». И веде и въ Дорофеовъ манастырь въскрай Газы. И сътвори ту 9 лЂтъ, и навыче Пьсалтырь и вьсь строй чрьньчьскыи, и пакы възиде къ старьцю въ Фирмине мЂсто и рече ему: «Господи, отьче, сътвори въ милость и дажь ми ризы моя мирьскыя, и възьми си чрьноризьчьскыя». Старьць же съжали си, рече къ нему: «Чьсо ради, чядо?» ОтвЂща ему братъ, рекы: «Се, яже вЂси, отьче, 9 лЂтъ имамь въ манастыри, и, елико же могы, алъкахъ и въздрьжахъ ся, и съ вьсЂмъ млъчаниемь и страхомь божиемь жихъ, повинуя ся. И вЂдЂ же, яко благыни его приятъ мя мъногымь моимь зъломь. Обаче вижю присно въ сънЂ, въ црькви и яко поиду комъкати, и въ обЂдьници — дЂтищь глаголющь ми: «Почьто мя еси убилъ?» И ни въ единъ часъ не попустить ми. Сего ради убо хощю ити, отьче, да дЂтища ради умьру, без ума бо и убихъ». И, възьмъ ризы, облЂкохъ ся въ ня, изиде из лавры, и, яко приде къ Диополу граду, другый дьнь яша и убиша и».


Слово 258. Глаголаше намъ и се о томь же тъ же Дионисий прозвутеръ, яко одиною хожаше старьць въ прЂдЂлЂхъ Сохуста села, еже ему бЂ и пещера. И ходя велика льва узьрЂ противу идуща. И идяше путьмь тЂснъмь зЂло межю дъвЂма ограждениема, яко же е обычай дЂлателемъ огражавати нивы своя, тьръновьная дрЂва садяще. И толику тЂсноту путь имЂ, яко единому комужьдо пЂшему ничьсо же носящю одъва проити; поне же отсудЂ трьние бЂ ся сърасло, и неудобь яко хотяще путьмь минути мимо ходящю ему. Яко же другъ друзЂ приближиста ся старьць же и львъ, старьць ся увративъ въ распутие уступити льву: ни за тЂсноту пути львъ можаше съвратити ся, ни минути ся има бЂ льзЂ. ВидЂвъ же львъ, божия угодьника проити хотяща и никако же обратити ся хотяща, на задьнею ногу ставъ простъ ошююю старьца и граждения, и тяжьствомь и силою тЂлесьною мало пространьство сътворивъ, бес пакости правьдьнуму путь сътвори. И тако мину старьць, задьнихъ прикасая ся льву, и по миновении его въставъ львъ отъ гражения своимъ путьмь отиде.


Слово 266. Въ самомь остро†повЂда намъ боголюбивая и нищелюбивая Мария, мати Павля канъдита, глаголющи, яко: «Егда бЂхъ въ градЂ Ниесиви, бЂ ту жена крьстияна, имущи мужа елина. БЂста же убога, имяста же серьбрьниць великыхъ 50. Одиною же рече мужь женЂ своей, яко: «Дади†сребрьникы сия въ заимъ, да понЂ малу утЂху има†отъ нихъ. Аще ли по единой изЂмъ я, и не будеть ихъ». ОтвЂщавъши же жена та добрая, глагола ему: «Аще велиши дати я въ заимъ, прЂдажь я въ заимъ богу крьстьяньску». Глагола ей мужь: «То къде е богъ крьстьяньскъ, да ему да†въ заимъ?» Глагола ему жена: «Азъ тобЂ и покажю, аще бо сему даси въ заимъ, не тъчию не погубиши ихъ, нъ и лихвы тебЂ подасть, и главьства усугубить». Онъ же рече ей: «Пойди покажи ми, и дамь ему въ заимъ». Она же, поимъши мужа своего, веде и въ црькъвь святую. Имать же цьркы Нисийская пятера врата великая: яко же въведе и въ врата црькъвьная, иде же суть великыя двьри, показа ему нищая рекъши ему: «Симъ аще подаси, богъ крьстьянь се въземлеть, вьси бо си того суть». Онъ же абие съ радостию подасть три десяти сребрьникъ убогымъ, и идоста въ домъ свой. По трьхъ же месяцихъ оскудЂвъшема пищами, глагола мужь женЂ: «Сестро, не хоще ли богъ крьстьяньскъ подати нама ничьсо же отъ длъга оного?» ОтвЂщавъши же, жена рече ему: «Еи, иди иде же еси положилъ и подасть ти съ вьсею волею». Онъ же, текы, иде въ святую црькъвь и бывъ на мЂстЂ, иде же сребрьниця дасть убогымъ; и, походивъ црькъвь вьсу, сумьняся видЂти, не видЂ никого же, хотяща ему чьто подати, нъ тъчию едины убогыя сЂдяща. Пакы мыслящю ему въ себЂ: «Кому рещи? кого истяжеть?» — видЂ прЂдъ ногама своима на мороморЂ одину сребрьницю велику лежащю, отъ нихъ же бЂ раздаялъ братии. ПрЂклонивъ ся, възьмъ -ю, иде въ домъ свой и глагола женЂ своей: «Ходихъ въ црькъвь вашю, вЂру же ми ими, жено, не видЂхъ, яко же ты ми рече, бог крестьяньска, и никто же ми дасть ничьто же, тъчию сию сребрьницю обрЂтохъ, лежящю ту, иде же азъ дахъ 50 сребрьникъ». Тогда рече ему чюдьная та жена: «Тъ есть, иже невидимо тебЂ подасть, невидимъ бо есть и невидимою силою и рукою миръ строить. Нъ иди, господи мой, купи намъ нЂчьто да Ђмы дьньсь, и тъ пакы дасть тебЂ». Онъ же шьдъ купи имъ хлЂбы и вина и рыбы и принесъ дастъ женЂ своей. Она же възьмъши рыбу, начятъ ю омывати и, роспоръши ю, обрЂте утрь въ ней камыкъ зЂло чюдьнъ. Яко женЂ почюдити ся ему, тъчию не вЂдяше, чьто есть, обаче съхрани и. Пришьдъшю же мужю ея, ядущемъ имъ, показа камыкъ, его же обрЂте, глаголющи: «Се сь камень обрЂтохъ въ рыбЂ». Онъ же, видЂвъ, чюди ся добротЂ его, не вЂдя же, чьто есть. Глагола ей ядъшемъ имъ: «Даждь ми, да продамь и шьдъ, аще бо обрящю на немь, чьто възяти». Не вЂдяше бо, яко же рЂхъ, чьто е невЂжа сы. Възьмъ же камыкъ, иде къ трапезьнику, еже есть сребропродавьчи: «Хощеши ли купити камыкъ сь?» ВидЂвъ же и сребропродавьчи, глагола ему: «Чьто хощеши на немь възяти?» Глагола ему продаяй: «Дажь, еже хощеши». Глагола ему онъ: «Възьми пять сребрьникъ». Продаяй же, мьнЂвъ, яко играеть ему, глагола ему то: «Даси ли селико на немь?» Сребропродавьчии же сребро, мьнЂвъ яко ругаеться, тако отвЂщавъ, глагола ему: «То възьми 10 сребрьниць». Продаяй же мьнЂвъ, пакы имь луковати, умлъча. Глагола сребродавьчи: «Възьми 20 сребрьникъ на немь»; онъ же млъчаше, ничьсо же отвЂщавая, яко и до 30 и до четыръ десятъ и до 50 сребрьникъ възиде сребропродавьчии. Сии хотя дати, кльняше ся въ истину. Тогда продаяй, пришьдъ въ ся, помысливъ, яко аще бы сему не бы велика цЂна была, пятидесятъ сребрьникъ не бы далъ на немь. Начя же паче тяжьчити е, помалу же сребропродавьчии възнося дасть ему до три сътъ сребрьникъ великъ. И се възьмъ и камень давъ, приде къ женЂ, радуя ся. Она же, видЂвъши, рече ему: «На колицЂ прода?» — мьнЂвъши, яко или на пяти, или на 10 мЂдьниць продасть и. Онъ же изнесъ три съта сребрьникъ великъ, дасть ей, рекы: «На толицЂ продано бысть». Она же человЂколюбивуму богу, чюдивъши ся, благовЂсти, глагола къ нему: «Вижь, мужю, богъ крьстьяньскъ коль есть благъ, и благоразумьливъ, и богать. Видиши ли, яко не тъчию 50 сребрьникъ, нъ и лихву тебЂ далъ есть, въ заимъ емудавъшю, нъ въ мало дьнъ шестерицю тебЂ дасть. ВЂжь же, яко нЂсть бога иного на земли и небеси, нъ тъ единъ». ВЂру же имъ, симъ чюдесемъ и искушениемъ навыкъ истинЂ, бысть крьстиянинъ абие и прослави Христа бога нашего съ отьцьмь и святымь духомь, много хваля съмысльство своея жены, ею же бысть ему дано въ истину бога познати». С л о в о 270. Идохомъ въ Аскалонъ, въ гостиницю отьць, и повЂда намъ авва Евьсевий прозвутеръ, яко купьць града сего, плувъ и погубивъ своя и чюжая, самъ тъчию спасенъ бысть. Пришьдъ же сЂмо, ятъ бысть отъ давъшихъ въ заимъ ему, въсаженъ бысть въ тьмьницю и разграбиша домъ ему. И въ нихъ же хожаше жена ему, она же отъ мънога сътужения тЂснотою заповЂдь възимааше, да понЂ хлЂбомь питаеть мужа, СЂдящи же ей единою и Ђдущи съ мужьмь въ тьмьници, въниде великъ чьстьнъ мужь — дати хотя благотворьство въсаженымъ, и, узьрЂвъ свободьну жену, съ своимь мужьмь сЂдящю, упаде ся на ню, бЂ бо красьна зЂло. И възвЂсти ей тьмьничьникомь. Она же съ радостию приде, мьнящи любъвь възяти, и поимъ ю одину, рече ей: «Чьто ти е и почьто еси сьде?» И повЂда ему вьсе. Глагола ей: «Аще искуплю вы длъгу, ляжеши ли съ мною въ сию нощь?» Въ истину красьна и съмысльная глагола ему: «Слышахъ, владыко, апостола, глаголюща, яко жена не владеть своимь тЂлъмь, нъ мужь. Пожиди же, владыко, да въпрошю мужа моего, и, яко же рече, сътворю». И пришьдъши, повЂда мужю вься. Онъ же, плънъ сы разума и съмотрения своей женЂ не въстъща ся, да бы избылъ тьмьниця, нъ въздъхнувъ, съ сльзами рече женЂ своей: «Иди, сестро, отрьци ся человЂкови, и надЂе†ся господи нашемь ИсусЂ ХристЂ, яко не оставить насъ до коньчины». И въставъши отпусти человЂка рекъши: «РЂхъ мужю моему, то не рачи». Въ то же врЂмя бЂ земьникъ въ ту же тьмьницю и прЂже дана купьчя. И вься съблюдаше и слышаше жены и мужа, и въздъхну, въ себЂ глаголя: «Вижь, в какой напасти сия еста, и свободы своея не продаста имЂния дЂля възяти и пущенома быти, нъ съмысльство паче богатьства избьраста и о сей жизни не родиста. То чьто сътворю азъ, страстьны, иже николи же въ разумЂ своемь помянувъ, яко аще богъ, сего дЂля и разбою быхъ достоинъ». И призъвавъ къ себЂ двьрцами клЂтьца, иде же бЂ въсаженъ, глагола имъ: «Азъ разбойникъ есмь и разбою виньнъ, и въ нь же часъ придеть игемон, умерети имамь, яко убийца. ВидЂвъ же съмысльство ваю, съмЂрихъ ся. Нъ идЂта на се мЂсто стЂны градьскыя и, копавъша, възьмЂта имЂние, еже обрящета. Имата и по искуплении, и ино мъного благословение, и молита за мя, да обрящю и азъ милость». И по дьньхъ пришьдъ игемонъ, повелЂ разбойника извести и заповЂда юсЂкнюти его. И по единомь дьни глагола жена мужю: «Велиши ли, господи мой, да иду, ямо же рече разбойникъ? Аще буде истиньствовалъ?» Онъ же рече: «Яко ти годЂ». Она же, възьмъши малу мотычицю вечеръ и, ставъши на мЂстЂ и копавъши, обрЂте гръньць откръвенъ, и, вьзьмъши, иде. И мудростию начьнъши помалу, малы дающи, яко отъ сего и отъ иного приемлущи, искупи ся и изведе мужа своего. И глаголаша повЂдавъй: «Вижь, яко же съхраниста си заповЂдь господа нашего Исуса Христа, — тако и сь увеличи милость свою на нею».


Слово 271. ПовЂдаше намъ Афанасий, иже въ ЗимархЂ антиохЂнинъ, глаголя о ав†ВрохатЂ егуптЂнинЂ, яко пришьдъшю ему от Егупта вь Селеукия, близь Антиохия, обрЂте вънЂ града мЂсто пусто, искаше себЂ сътворити малу клЂтьцю.

И съзьдавъ, не имяше чимь покрыти ея. И вълЂзъ одиною въ градъ, обрЂте Анатолия, ему же имя гръбаваго дЂлателя суща, селеуки и антиохи, вънЂ дому своего сЂдяща. И пришьдъ къ нему, глагола ему: «Сътвори любъвь, владыко, дажь ми мало древьце, да покрыю клЂтьцю мою». Онъ же вельми съгнЂва ся, глагола ему: «Се дрЂво, възьми — и иди», — показавъ ему велико древо, еже имЂ прЂдъ домомь своимь лежаще, еже творяше кораблю на потрЂбу пяти тьмъ. Глагола ему авва: «Благослови и възьму же». Глагола ему Анатолий пакы, кручиньствуя: «Благословенъ бог». Онъ же, възьмь дрЂво и възложивъ на плещи свои, иде въ клЂтьцю свою. И чюдивъ ся о прЂславьнЂмь чюдеси Анатолий, дарова ему толико дрЂво въ потрЂбу, ему же и хотяше. Отъ него же не тъчию реченую клЂтьцю покры, но ина мъногая же въ манастыри сътвори отъ него дЂла.


Слово 284. ПовЂдаше нЂкъто отъ отьць, яко нЂкогда каменьникъ, его же наричють кавидарионъ, имы камень мъногоцЂньнъ и бисьръ, възиде въ корабль съ отрокы своими, хотя ити на куплю. Прилучи же ся по съмотрению възлюбити отрока нЂкого корабльника, иже творяше ему служьбу и почиваше. И сь отъ него яды, отъ нихъ же Ђдяше. Въ единъ же дьнь слышить отрокы шьпъчюща, утвьрдивъшемъ се, да врьгуть кавидара въ море камения дЂля многоцЂньнаго. Абие же отроку съ мъногомь уныниемь по обычаю сътворити ему служьбу, глагола ему: «Чьто унылъ еси дьньсь, дЂтищю?» Онъ же потай рекы: «Ничьто же». Пакы же въпрашаше его, глаголя: «Въ истину рьци ми, чьто ти есть?» Тъгда ражьже ся плачьмь и глагола ему, яко: «Тако съвЂтъ сътворишя корабльници на тя». Глагола ему, опасьно отъвЂща ему тако: «Утвьрьдиша ся о тебЂ». Тогда призъва отрокы своя и рече имъ: «Еже вы реку сътворите без лЂности и безъ размышления нЂкого». Тогда простьреть поняву и начатъ глаголати имъ: «ПринесЂте музикия», — и принесоша. И отврьзъ, начя распростирати камения, и егда положиша вься, начя тако глаголати: «Се ли е животъ? сихъ ли дЂля бЂду приемлю въ мори и стражю, и по семь умираю, ничьсо же възьмъ съ собою отъ мира сего?» И глагола отрокомъ своимъ: «ИсыплЂте вься въ море». И чюдиша ся корабльници, и разиде ся съвЂтъ ихъ.








За вид.: Из Синайского патерика / Памятники литературы Древней Руси. XII век. — М., 1980. — С.117-134.

Підготовка тексту В.В.Колесова.

Дванадцять новел цієї книги подаються за найдавнішим слов’янським списком, складеним в Русі в кінці XI ст. (ГИМ, Синодальное собрание, 551) — за виданням: Синайский патерик. М., 1967, с.95-96, 133-139, 165-166, 182-187, 197-199, 264-266, 288-289, 296-301, 307-311, 340-342.








Попередня       Головна       Наступна



Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.