Попередня       Головна       Наступна





ПОВІСТЬ ПРО АКІРА ПРЕМУДРОГО


Синагрипъ цесарь Адоровъ и Наливьской страны, в того время азъ, Акиръ, книгьчий бЂх. И речено ми бысть от бога: «От тебе чадо не родиться». ИмЂние же имЂх паче всЂх человЂкъ, поях жену и устроихъ домъ и жихъ 60 лЂт, и не бы ми чада. И создах требники и възгнЂтих огнь и рЂх: «Господи боже мой! Аще умру и не будеть ми наслЂдника, и рчуть человЂчи: «Акиръ праведенъ бЂ и богу истиньно служаше. Аще умреть, не обрящется мужьскъ полъ, иже постоитъ на гробЂ его, ни дивическъ полъ, иже бы его оплакалъ, ни иже по нем задницю възметь и будеть наслЂдникъ». И нынЂ прошю у тебе, господи боже мой, дай же ми чадо мужьскъ полъ. Егда преставлюся, да всыплЂть ми персть на очи мои». И господь послуша моления моего, и глас ми приде съ небесъ, глаголя: «Акире! Всяко ти прошение створю, а еже о чядЂ, то не проси у мене. Се сестрициць твой Анаданъ, и сего поими въ сына мЂсто». И яко услышах глас от господа и пакы възъпих: «Господи, боже мой! Аще бы у мене мужьскый полъ, и въ день смерти моея въсыпалъ бы персти на очи мои. Аще бы до смерти своея вдалъ бы на день кеньтинарь злата на потрЂбу собЂ, не истощилъ бы дому моего». И не бысть ми глас, и прияхъ рЂчь господню, и прияхъ сестричица своего Анадана въ сына мЂсто. И младъ бЂ, и дах одоити и, воскормих и медом и вином, и одЂхъ и... бебромъ и брачиномъ, и яко възрасте, и научихъ и всякой грамотЂ.

И царь ми тако рече: «О, Акире, премудрый книгъчие, свЂтниче мой! Аще состарЂешися и прЂставишися, кого обрящю свЂтьника моего?». И тако отвЂщахъ: «Цесарю, въ вЂкы живы! Есть у мене сынъ, якоже есмь азъ: уму и всякой прЂмудрости и книгам научихъ и». И отрече ми цесарь: «Приведи ми сына своего, да вижю и, аче можеть предо очима моима угодити, да тя тогда отпущу домовь, и въ старости дний своихъ въ покои живеши». И пояхъ сына своего ... Анадана, и приведохъ и къ царю. И узрЂ цесарь и отвЂща, рька: «Благословенъ буди дньшний день, Акирови, яко прЂдстави сына своего прЂд мною в животЂ моемь». И поклонихся цареви: «Ты самъ вЂси, како есмь служилъ отцю твоему и тобЂ. И нынЂ, дЂчьства отрочати сего пожди ми, и да будеть милость твоя на старости моей». И яко услыша от мене рЂчь мою царь и клять ми ся, ркя, яко «заднича твоея никтоже ины не прииметь».

И азъ, Акир, не оставихъ сына си и от учепия своего. Егда насытихъ и, яко хлЂба и воды, учения моего, и глаголахъ ему тако:

«ЧеловЂче, внимай глаголы моя, господину мой Анадане! Всякому наказанью яснъ буди во всЂх днехъ житня твоего. Аще что слышиши от царя или видиши в дому его, да съгниеть въ сердци твоемь, и не извЂстиши его человЂкомъ. Аще ли исповЂси, чи будуть ти углье горящи и послЂдокъ ожещися, и тогда тЂло твое с порокомъ будет. Сыну, аще что слышиши, не повЂдай никому, аще что узриши, не обавляй. Увязана ужа не отрЂшай, а отрЂшена не завязяй. Сыну, не взирай на красоту женьскую и сердцемь не жадай ея. Аще и все имЂниЂ даси ей, тоже никоторыя ползы обрящеши от нея, но паче къ богу въ грЂхъ въпадеши. Чадо, не буди жестокъ, якоже кость человЂча, но буди, яко бобъ, мякокъ. Сыну, очи твои да будета долу зряща, глас твой обниженъ; аще бо и великымъ гласомъ храминЂ ся создати, оселъ бы риканиемь своимь 2 храмЂнЂ въздвиглъ единым днемь. Сыну, уие есть со умным каменъ двигнути, нежели съ безумнымъ вино пити. С разумнымъ безумья не твори, и с безумным не яви ума своего. Не буди сладокъ без мЂры, но егда когда пожруть тя, не буди без мЂры горекъ, да не отбЂжить от тебЂ друтъ твой. Сыну, Ђдну сущю на нозЂ твоей, не велми въступай на ню, и уготова путь сыномъ и дъщеремъ своимь. Сыну, богата мужа сынъ змию снЂл и ркоша ему людие: «Целбы дЂля снЂл ю есть», а убога мужа сынъ змию снЂл есть, и ркоша ему людие: «Гладенъ бЂ и снЂл есть ю». Сыну, свое участье дай, а чюжего не заимай. Иже свЂта не приемлеть муж, то с тЂмъ на пут не ходи и со облестивым на трапезЂ не яждь. Чадо, аще вышеши тебЂ отпадеть, не велми ся обрадуй, ни въздай же глас пред други своими, да не явить ти глаголи твои, егда како, въставъ, мужь въздасть ти. Сыну, егда мужь възвелицится, то не завиди ему, аще злоба придеть, то не порадуйся. Сыну, не прикасайся женЂ безумнЂ, и язычнЂ, и величавЂ, и женьстЂй красотЂ не жадай: тоя бо красота слабость язычная. Сыну, аще другъ твой възненавидить тя, начнеть кляти и камение метати, а ты и хлЂбомь срящи; и оба приимета отвЂтъ в день судный. Сыну, безумен муж падеть, а праведный востанеть. Сыну, аще от биения сына своего не воздержайся, оже бо рана сынови, то яко вода на виноград възливается... Сынъ бо ти от раны не умреть, аще ли его небрега будеш, иную кую либо вину приведеть на тя. Чадо, сына своего от дЂтьска укроти, аще ли его не укротиши, то преже дний своихъ состарЂеться. Сыне, не купи раба величава, ни рабы тативы, да тЂ имЂния не расточать. Чадо, аще кто навадить на друга твоего, не послушай его, и твою бо вину ко иному понесеть. Чадо, аще тя кто срЂтъ, възмолвить к тобЂ, со въздержаниемь отвЂщяй ему, зане напрасно человЂкъ ... въборзЂ изронить слово и послЂ каеться. Чадо, лживъ человЂкъ исперва възлюбленъ будетъ и наконЂчь въ смЂсЂ будет и въ укоризнЂ бываеть. Лжива человЂка речь, яко птича шептания суть, и безумнии послушають его. Чадо, отца своего почти, яко все стяжание оставляеть тобЂ. Сыну, отца и матере клятвы не приимай, егда и от чад своихъ не приимеши радости. Егда на тя найдеть гнЂвъ ... золъ, не молви зла, егда когда безуменъ наречешися. Сыну, безъ оружьи в ночь не ходи, кто бо свЂсть, кто тя срящеть. Чадо, древо с плъдомъ прегне е с твердостию своею, тако въ красЂ, пребываеть, такоже и съ ближними своими и другъ со другом своимь, такоже суть. Яко левъ въ твердости своей страшенъ есть, тако и мужь въ близоцЂхъ своихъ честенъ есть. Иже родомъ скуденъ есть и детми и близоки, то пред врагы своими хуленъ есть, и подобенъ есть древу стоящю при пути, яко вси мимоходящеи сЂкуть е. Сыну, не рци, яко «Мой осподин безуменъ есть, азъ уменъ есть». Наказание осподина своего приими, и помилованъ будеши, и своей мудрости не надЂйся. Елико можеши терпЂти — терпи, а зла не глаголи. Сыну, немногорЂчивъ буди, ибо пред господиномъ своимъ согрЂшиши. Чадо, аще тя на посолъ послуть, не медли чресъ годину, да не ины послуть въ слЂдъ тебе. Сыну, да не речеть осподинъ твой тобЂ: «Отида от мене, оскорбЂеши»; нъ да бы ти реклъ: «Приступи близъ, и обрадуешися». Сыну, въ святый день церкви не лишися. Чадо, идеже в дому печаль будеть, оставль ту бЂду, а на чюжь обЂдь не ходи, но преже посЂтивъ, толи на обЂдъ иди и помяни, яко тобЂ умреты же есть. Сыну, коня не имЂя, на чюжемь не Ђзди, аше бо опЂшаеши, и посмЂють ти ся. И, чреву не алчющю, не яжь брашна, егда обьястливъ наречешися. Со силнийшими себе брани не въздвизай, тобЂ не вЂдущу, не вЂси что възъдвигнуть на тя. Сыну, аще храм твой высокъ есть, обнизи стену его, и тако влази во нь, и умомъ своимъ возвышися. Сыну, гнЂва своего устягни, и за терпЂнье приимиши благодать от бога. Сыну, велику мЂру вземъ, а в малу не продай, не рчи, яко «тъ ми есть прибытокъ»: зло бо то дЂло есть. Кто бо вЂсть, чи и богъ, узривъ, разгнЂваеться на тя и потребить домъ твой акы безаконьника. Чадо, божиимъ именемъ не клЂнися во лъжю, да не умалится число дний твоихъ. Сыну, аще что просиши у бога, то не забывай, и не буди яко небрегый, но помни, внимай, благословенъ будеши. Чадо, старЂйшаго сына възлюби, а меншааго не отрЂй. ... Аще бо ти не въдно от бога будеть, тъщивъствомь не обрящеши; убогъ богатъ бываеть, а богатъ убогъ бываеть, и высокъ обнижается и низокъ възноситься. Чадо, к печалному прихажай и утЂшеная словеса глаголи: уне бо то есть многа злата. Сыну, облакомився на злато и на сребро, не въсхощеши оклеветати, от бога бо противо тому и от человЂкъ приимеши. Сыну, без вины крови не проливай, яко мьститель сему богъ есть. Сыне, удержи уста от зла, а руцЂ твои от татбы: иже украдеть злато или ризы, от обоего едина хула есть. Сыну от блудниць удалися, паче же и от мужатиць, да не приидет на тя гнЂвъ божи. Сыну, аще кто послушаеть умна человЂка, то якоже въ день жадания студеные воды напиеться. Сыну, аще напасть и печаль приидеть на тя, бога не укаряй, яко ничтоже не одолЂеши ему, но услышит укоризну твою и отвЂщаеть ти по истинЂ. Сыну, правъ судия буди, и на старость твою честенъ будеши. Сыну, языкъ твой сладокъ буди, и устнЂ твоеи добром отверзай. Чадо, умну мужю речеши слово, и поболить сердцемь, а безумнаго, аше кнутомъ бьеши, не вложиши во нь ума. Сыну, умна мужа пославъ на путь, не много ему кажи, а безумнаго пославъ, то самъ по нем иди, да не въведеть тебе въ срамъ. Сыну, друга своего не искушай брашномъ и виномъ, и тогда на болше попустится. Сыну, аще тя позовуть на обЂдъ, по первому зову не ходи, и аще взовуть тя другое, тогда вижь, яко честенъ еси, и въ честь придеши. Сыну, не приемляй мьзды, ибо мьзда очи ослЂпляеть судиямъ. Золчи и горести вкушах, и не бысть пуще убожьства. Сыну, соль и олово льжЂе ся мнить понести, нежели въпятити скотъ, егоже въземиш. Сыну, желЂзо и камень подъяхъ, и легчи ми ся мнить, нежели мужеви, вЂдущему законъ, тязатися со ближнимь своимь. Сыну, аще въ знаемых людехъ сЂдя, худобы своея не являй, егда како поругаются и не послушають наказания твоего. Чадо, люби жену свою от всего сердца, яко та есть мати дЂтем твоим и в животЂ твоемъ похоть твоя есть. Чадо, егда учиши сына своего, то наиболее въздержанию учи и; емуже бо наученъ будеть, в тЂхъ прЂбудеть. Сыну, в дому твоемь не сущи винЂ никоейже, не възмущай дому своего, егда поносъ приимеши от сусЂдъ своихъ. Сыну, уне есть послушати пиана мудра, нежели трезва безумна. Чадо, уне есть слЂпъ очима, неже слЂпъ сердцемъ: слЂпъ бо очима, аще по пути ходить, обыкнеть и начнет обрЂтати стезя своя, а слЂпъ си сердцемь, совращяся со пути своего, заблудиться. Сыну, уне есть женЂ, дабы свой сынъ умерлъ бы ей, нЂли дабы ей чюжь кормити, зане еже ей добро створити, зломъ въздасть. Сыну, уне есть вЂренъ рабъ, негли свободенъ невЂренъ. Чадо, уне есть другъ, иже близъ тебе живеть, негли блишьший, иже далече пребываеть. Сыну, имя и слава чьстьнЂе есть человЂку, нежели красота личная, зане слава въ вЂкы прЂбываеть, а личе по умертвии увядаеть. Сыну, уне есть человЂку добра смЂрть, негли золъ живот. Сыну, уне есть овча нога въ своею руку, негли плече в чюжей руцЂ, и ближнее овча уне есть, негли далней волъ. Уне есть единъ врабьи, иже в ручЂ держиши, негли тысяща птича, летеща по аеру. Уне есть конопянъ портъ, иже имЂешь, негли брачиненъ, егоже не имЂеши. Сыну, еда призовеши на честь друга своего, веселомъ личемъ прЂдстой ему, да онъ веселом сердцемъ отидеть в дом свой. Егда обЂд твориши пред другом, не стани посупленъ личемъ, да не будеть ти обЂдъ в посрамление, егда неблагъ наречешися. Сыну, не благослови человЂка, а другаго не клени, не свЂдая дЂла его, но, испытавъ, то же отвЂщай. Сыну, уне есть огнем болЂти, али трясавичею, негли жити со злою женою: да не будеть ти свЂта в дому твоемь, и сердецнаго ей не вЂщай. Сыну, аще слово хощеши рещи кому, то напрасно не глаголи, но размысли въ сердци си, да еже ти на потрЂбу, то глаголи, зане уне ти есть ногою подъкнутися, негли языкомъ. Сыну, егда будеши въ чади, то же приступивъ к нимъ не смЂйся: въ смЂсЂ бо безумье исходить, а в безумьи сварь бываеть, а въ сварЂ тязание и бой, а в бою смерть, а въ смерти грЂхъ свершаеться. Сыну, аще хощеши мудръ быти, да егда упьешися виномъ, не глаголи много и уменъ наречешися. Сыну, аще права суда не усудиши, то лицемЂръ наречешися, и днье его прикратятся. Сыну, безумному человЂку не смЂйся, но отступи паче от него и боголишиву не смЂйся, яко такъ же человЂкъ есть. Сыну, скота своего безъ послуха не дай въ тъщету да не испортиши его. Сыну, аще хощеши умна послушати, безумнаго не прикладай, нЂсть бо ти в нем потребы. Сыну, перваго друга не отганяй, не согрЂшившю ти ничтоже, да и новый не отбЂгнеть от тебе. Сыпу, на обЂдЂ седъ, другу своему не помышляй зла, егда огорцает ти брашно въ устЂх твоих. Сыну, господина своего чти, великы не обнизи, ни пизъкия не възвышай, но еже ти речеть, то твори. Сыну, в судиинъ виноград не входи и съ безумною женою не сходися и свЂта с нею не твори. Сыну, лживо слово, якоже и олово тяжело есть, а напослЂдокъ по водЂ плаваеть. Сыну, искуси друга своего, и яви ему тайну свою и, мимошедшимъ днемъ многымъ, сварися с ним, и аще не явить твоея тайны, то люби и от всего сердца, яко извЂстенъ ти есть другъ; аще ли явит тайну твою, отвратися от него и пакы не възратися к нему. Чадо, уне есть, да инъ у тебе украдсть, негли ты татемь наречешися. Сыну, аще пред царемь друга своего ради помощно слово речеши, и будеши, яко от устъ лвов изьятъ овча носимо. Сыну, аще на путь идеши, не надЂйся о чюжемь брашнЂ, но свое да имЂеши, аще ли и не имЂеши своего и ходити начнеши — и въ укоризнЂ будеши. Сыну, друг твой, иже ненавидить тебЂ, аще умреть, и то не порадуйся, но дабы живъ былъ, и обнизилъ и богъ, дабы от тебе прощение приимал, и подай же ему: и того ради приимеши от бога благодать. Сыну, стара узрЂвъ, въстани ему, аще ти противу тому не отдасть, да от бога благословление приимеши. Сыну, друга на обЂдъ звавъ, к иному дЂлу не прЂставляй его, то аки ложь наречешися. Сыну, егда вода воспять потечеть или птиця опять полетит, или синечь или срачининъ побЂлЂетъ ли желць, аки прЂсный мед, усладЂеть, тогда безумный ум научится. Сыну, аще к сусЂду званъ будеши и, влЂзъ въ храмину, не глядай по угломъ: беществено бо ти есть. Сыну, его же богъ обогатить, то не завиди ему, но боле, елико мога, почьсти и. Сыну, егда внидеши в печаленъ домъ, то о питии и о яденьи не молви; егда сядеши на радостнЂ обЂдЂ, тогда бЂды не поминай. Сыну, человЂчи ти очи яко источники кыпя, и скота не насытистася, но когда умреть, и перьсти насытится. Сыну, имЂние имЂя, не умаряй ... себя гладомъ и жежею: умершю бо тобЂ, инъ приимет и начнет веселитися всемъ, а ты всуе тружалъся будеши. Сыну, аще человЂкъ въ убожест†украдеть, то прочее помилуй его, зане не онъ то створилъ: убожество принудило и будеть. Сыну, на брак шед долго не сЂди, егда преже похода твоего иженуть тя. Сыну, къ другу своему не часто ходи, егда бе-щьсти внидеши. Сыну, в новъ портъ облачася, и възраченъ будеши, и иному имЂющю не завиди, егоже порты свЂтлы, того и рЂчь чистна есть. Сыну, аще имЂя или не имЂя, то не прЂбывай в печали, кую бо ти ползу принесет печаль? Сыну, аще песъ, отставъ господина по тебЂ поиде въ слЂд, то обрящься, вземь камень и удари и, такоже бо и тя оставивъ, по иномь потечеть. Сыпу, аще тебе сусЂдъ не любити начнеть, но ты паче люби и, да не приведеть на тя досажения, тобЂ не вЂдущи. Сыну, аще зломысль ... твой въсхощет ти добра творити, и то вборзЂ не ими ему вЂры, да не, прЂльстивъ тебе, свой гнЂвъ свьршить на тя. Сыну, аще человЂкъ согрЂшить ти грЂха ради, то не глаголи, яко без лЂпа казнять и, да не впадеши в такую же казнь. Сыну, уне есть от премудра бьену быти, неже от безумна масломъ помазану быти, зане уменъ, аще ударить тя, тако мнится ему, яко сам ся ударяеть, и напослЂдь размышляеть, како бы тя утЂшить, а безумный единою цаты мЂры масла помазавъ тя, тысящу хощеть приати злата.

Сыну, еже тя научихъ, то с прикупом въздай же ми от своего и ... от моего».

И сему всему научих азъ, Акиръ, сестричича своего Анадана. Азъ, Акиръ, тако рЂх въ сердци своемь, яко «Сынъ мой Анаданъ моего наказания послушаеть, и представлю и царю въ , свое мЂсто». Не увЂдЂх, яко Анаданъ не послушаеть рЂчи моея. Азъ тщахся научити и, а онъ помышляше о смерти моей. И тако дЂяшеть: «Отець мой старъ есть, и ближе ему къ смЂрти, а уже умом скуденъ есть». И нача Анаданъ ... растачати домъ мой безъ милости, и бияше рабы моя и рабыни моя, и милыя моя прЂд очима моима великими ранами, и коня и ослята моя умаряюще безъ милости. И яко видЂх Анадана тако дЂющя и възнегодовах, съжалих си и пощадЂхъ имЂния моего, рЂх: «Сыну, не порти ми скота моего, поистЂнЂ бо въ писании та мнить: о немже ся кто не труди, то того не рядить».

Шедъ възвЂстих Синагрипу, царю своему, и тако ми отвЂща царь: «До живота твоего, Акире, да не обладаеть домомъ твоимь инъ». Анаданъ, узрЂвъ брата своего, егоже такоже кормях в дому своемь, и нача от того дни завидити и ... гняти, рька: «Еда Акиръ, отечь мой, отженеть мя и оному задничю дасть». Яко учютих и тако мысляща, и сварих и, сице рЂкъ: «Како попортил ми еси наказания моя, и скотъ мой испортилъ еси!». И се слыша от мене сынъ мой Анаданъ, яростью разгнЂвався и иде в дом царевъ и, уловль годину, написа грамотЂ 2. К ратному цареви перскому, емуже имя Алонъ, и тако написа, рекий:

«Синагрипа царя книжникъ и свЂтник азъ, Акиръ, перьскому цесарю Алону радоватися! Во нь же день приидет грамота сия, готовъ буди со своими вои. Азъ ти предамъ Адорьскую землю. И приимеши ю, не побЂдився ни с кым же». И другую грамоту къ егупетьскому царю Фараону, тако река: «Якоже придет грамота си к тобЂ, тако готовъ буди и прииди на поле Егупетьское мЂсяца августа въ 25 день, и азъ тя въведу въ Аналивьскый град, и преимеши предЂлы его не бивъся».

И в то врЂмя царь бЂ распустилъ воеводы своя, и царь единъ бЂ въ тъ чинъ. И грамоты написалъ бЂ моемь писмянем, и моимъ перьстьнем запечата, и прия у себе обЂ грамоти, жда годины, како бы вдати цареви. И написа паки и ину грамоту, река тако: «От царя Синагрипа къ Акирови, свЂтнику моему. Им же дни придет грамота си, сбери воя моя и воеводы моя, и пристрой я. И готовъ буди мЂсяца августа 25 день на поли ЕгупетьстЂ. И когда аз выйду, тогда пристрой воя, аки на бранъ, яко есть у мене посол Фараоновъ, и хощю, да видить воя моя».

И вда сынъ мой Анаданъ грамоту со двЂма отрокама, присла ко мнЂ, творя я от царя. Анаданъ, сынъ мой, предстояше цареви и принесе обЂ грамотЂ пред царемь, еже бЂ написалъ к ратнымъ царемь, и рече: «Царю, въ вЂки живи! Се грамота отца моего Акира, и азъ не приях совЂта его, но се принесохъ к тобЂ грамотЂ его, зане ялъ есмь брашно твое, и не достоить ми тьбЂ зла мыслити. Послушай рЂчи моея, господи царю! Ты отца моего Акира възвыси и възвелици паче велможь своих, и се вижь, что писа на тя и на царство твое». И се рекъ, вда цареви грамоты.

И яко слыша царь и велми оскорбЂ и рече: «Господи боже! Кое зло створих Акирови, да селико зло помысли на мя и на царство мое?». ОтвЂща ему Анаданъ, рече: «Царю мой! Что то есть, да оклеветанъ будеть. Но мЂсяца августа дабы шелъ на поле Егупетьское, тогда бы увидилъ, аще есть истина». И послуша царь сына моего. Приде царь на поле Егупетеское, и сынъ мой Анаданъ бЂ со царемь. И яко узрЂхъ царя приближающася и уготовахъ воя, яко въ день брани по реченому писанью. И не вЂдяхъ, яко сынъ мой Анаданъ подо мною ровъ копаеть. Яко узрЂ мя царь с вои уготовившася, великимъ страхомъ обьяся и рече, яко «Вся глаголаная Аиаданом истина суть». И отвЂща Анаданъ: «Господи мой царю! Се уже видилъ еси своима очима, еже створи отець мой Акиръ. И уже възвратися отсюду, азъ иду къ отцю моему Акиръви и развЂщаю мысль его злую, и распущу воя, и самого, увЂщавъ добрыми словесы, приведу к тобЂ, и тогда судиши ему противу дЂломъ его».

Обращающися цареви, и се сынъ мой Анаданъ приде ко мнЂ и, человавъ мя, и рЂче: «Здравъ буди, отче Акире! Се царь мой прислалъ мя к тобЂ и реклъ ти: «Благословенъ буди, Акире, яко угоди мнЂ въ днешний день и представи воя моя, яко ти бЂх велЂлъ. И се възвелицихся пред послы Фараоновы. И сам ко мнЂ приди». И по речению распусти воя и идохъ съ сыномъ своимъ Анаданомъ къ цареви.

УзрЂв мя царь и рече: «Приде ли, Акире, свЂтнице мой, книгцие мой? Аз тя бЂхъ възвысилъ въ честь и в славу, ты же въздвиже рать на мя». И се рекъ, вда ми грамоту. И видихъ, яко подобно моему писанию и печатано моим перьстнемъ. Яко прочьтох и составы костий моих разслабЂша и связяся языкъ мой. И взисках премудрости в собЂ, и не обрЂтеся мнЂ, зане ужасъ великъ наиде на мя. И тогда сынъ мой Анаданъ. ... егоже бЂх поставилъ пред цесаремь, тако ми рече: «СтарЂй несмысленая! Почто не отвЂщаеши пред царемь? Се нынЂ по дЂлом твоимь обрЂлъ еси собЂ». И тако ми рече сынъ мой Анаданъ: «Тако велит царь: руци твои на связание предадутся, нозЂ твои на окованье, и потом да усЂкнут главу твою от телЂсЂ твоего и, отнесше 100 локотъ от тЂла твоего, да повергуть ю». И приях отвЂтъ царевъ и падохъ и поклонихся цареви и рекох: «Господи мой, царю! Въ вЂкы живы! Како мя хощеши погубити, не слышавъ от мене отвЂта? Но богъ вЂсть, яко царству твоему не согрЂшилъ есмь. Но уже суд твой да збудеться, но повели, да быша мя погубили въ дому моемь, да погребеться тЂло мое».

И повели ми царь, и преда мя мужеви, с нимже имЂх любовь исперва, и пристави отроки своя, и отпусти мя на погубление. И послах в дом мой преди и рекох женЂ своей: «Изыди ... противу мнЂ и поими 1000 дивиць целяди моея, иже мужа не знают, одЂвша а и в беберъ и въ бранину, да мя оплачють, зане суд смертный приалъ ... от царя. И повели, да уготовають тряпезу чади моей, и да введиши чадь сию в дом мой, да нели азъ, вшед бых в дом свой, с ними вкусилъ брашна и испилъ вина и потом рценый суд приалъ». И все твори жена моя, якоже повЂлЂл ей. И пришедши въсрЂте ны, и вшед я в домъ мой, и введша мя с собою, и представлену бывшю брашну, и начаша пити и Ђсти и упишася, и леже кождо ихъ спати.

И тогда азъ, Акиръ, въстона из глубины сердца своего и рЂхъ къ другу своему, емуже мя велилъ погубити, и рЂх ему: «Възри на небо, убойся бога, в сей час помяни, яко дружбою живяхо†дни многи, помяни, яко царь,

СинагрЂповъ отець, въдалъ тя бЂ мнЂ на усЂчение и бывши винЂ на тя, и азъ удержах тя и исправих, яко без вины, и схраних тя, дондеже взыска тобе царь. И се нынЂ молю ти ся, зане азъ преданъ тобЂ, и нынЂ молю ти ся: «Не погуби мене, но съблюди мя, якоже и азъ тя соблюдохъ, створи милось свою со мною, от царя не устрашайся. Се бо есть мужь у мене в темницЂ, емуже имя Арапаръ, образомъ сличенъ мнЂ и повиненъ есть смерти. Да совлек ризы с мене, облече и, и изведъ и вонь, и извЂсти други своЂ, и, приближающимся имъ, посЂщи и, и отнеси главу его 100 лакотъ, яко ти есть повелЂлъ царь».

И яко услыша от мене рЂць сию, прискорбна бысть душа его, и рече ми: «Великъ суд цесаревъ — како могу ослушатися его? Но за любовь твою, якоже ми рече, тако створю. Писано бо есть: «Иже любит другъ друга своего, положит душю свою за нь». И азъ нынЂ соблюду тя. Аще ны обличить цесарь, да погибну с тобою». И се рекъ, взя порты моя и възложи ризы моя на Арапара, и выведъ вонъ, извЂсти други своя, и рече имъ: «Видите: се усЂкаю и». И, приближающимъся онемъ, усЂце главу его и отнесъ от тЂла 100 лакотъ. И не вЂдаша, яко не азъ бЂхъ, но мнЂша, яко мою главу.

Промчеся слово то по всей земли АдорьстЂй и НаливстЂй, яко Акир книгций убиенъ бысть. И тогда другъ мой и жена моя уготоваста ми мЂсто в земли — 4 локотъ въ долготу, 4 в ширину, 4 въ глубину, и ту внесоша ми хлЂбъ и воду. И, шедъ, другъ мой възвЂсти Синагрипу царю, яко «Акиръ усЂкновенъ бысть, якоже еси повелЂлъ». Вси людии слышавше въсъплакашася, и жены ихъ сЂтовахуся и глаголаху: «Акиръ ПрЂмудрий, книгций земля нашея, убоенъ бысть; иже бЂ твердь градомъ нашимъ, и си аки убийца убиенъ бысть. ОтселЂ такого не имамъ налЂсти».

И посем рече царь сыну моему Анадану: «Иди в домъ, сЂтуй отца своего и, минувшимъ днемъ сЂтования, възратися и приди ко мнЂ». И прииде сынъ мой Анаданъ в дом мой и не прият сЂтования, отинудь ничтоже ни помышляше о смерти моей, но паче собра игрЂца и гудца в дом мой, и начя творити пиры великыя с веселиемь. И рабы моя умаряше — нача казнит казнями великими и муками лютими мучаху. И то не довляшеть ему, но и к женЂ моей глаголюще, яко быти ей с ним. И аз Акиръ лежах во тмЂ и сЂни смертнЂй, слышах, якоже творяше сынъ мой Анаданъ в дому моемъ, и въздыхах въ горести сердца своего, и не можах ничтоже створити. Изнеможе тЂло мое от бЂды, юже видихъ. И посемь другъ мой приде посЂтить мене. И, влЂзшу ему ко мнЂ, сЂдъ у мене, начя тЂшити. И рЂхъ азъ другу своему: «Исходящю тобЂ от мене, помолися за мя к богу». И рЂх тако: «Святъ еси, господи, и праведенъ, истиненъ. И ныня помяни раба своего и изведи ис тЂмницЂ сея, и на тя възложилъ упованье свое. Егда бо бЂхъ въ сану своемь, телци упитанныя и агнеци приношах ти, владыко... И се ныне яко мерьтвЂць в земли погребенъ бысть и не видить свЂта твоего. НынЂ, господи боже, призри, изведи мя ото рва сего, послушай молитвы сея, еюже молюся тобЂ».

И яко слыша егупетъский царь Фараонъ, яко Акиръ убиенъ бысть, и възрадовася радостью великою ... И посла Фараонъ царю Синагрипу, написа грамоту, а рка тако: «От егупечкаго царя Фараона Адарьскому и Наливьскому царю, радоватися! Хощу дЂлати домъ межу небомъ и землею. Да посли ми мудра дЂлателя, да здЂлают ми и устроять я, якоже ми годЂ будет. И ину мудрость, прошу, да ми отвЂщаеть. Аще ми пришлешь толь мудра дЂлателя, аще ми створит, елико ему рку — 3 лЂта дани моей прислю ти. Аще ли ми не пришлеши такова мужа прЂмудра, или въспросу моему не отвЂщаеть — 3 лЂта дани земли своея да прислеши ми». И яко прочтоша грамоту сию пред царемъ Синагрипом, призва умники земля своея, и прочте пред ними грамоту, присланую от Фараона. И рече имъ цесарь: «Хто есть от вас, да идет въ Египетьскую землю къ царю Фараону, и отвЂты добры да створить Фараону?». И рЂша ему умнии земля его: «Ты, царю, самъ вЂси: въ дни твоя и во дни отца твоего кое любо слово премудрый Акыръ исправляше. А се ныне сынъ его Анаданъ, иже наученъ от него всякой премудрости книжнЂй, и тотъ да идеть». Яко се слыша Анаданъ, великим гласомъ ... рече: «Господи мой, царю! Егоже Фараон просит, то поне бози могуть створити и како могут человЂчи?».

Се слыша царь, велми оскорбЂ, и съступи съ престола своего златого, и облечеся въ вретище, и нача скорбЂти, рца: «0, како тя погубих, Акире, премудрый книгцие моея земля, дЂтьска послушавъ! Въ единъ час погубих тя! И ныне подобна тебЂ не могу обрести, егоже быхъ послалъ к Фараону. ГдЂ ныне обрящу тя, о Акире! И яко въ едино помышление свое погубихъ тя!». И яко слыша другъ мой от царя рЂць сию, и, падъ, поклонися цареви и глагола ему: «Иже не створить повеленья господиня своего, повиненъ есть смерти. Преступих, царю, заповЂдь твою, и ныне повели, да мя погубять: зане ты ми повелЂ погубити Акиря, а азъ схраних, и се живъ есть». И отвЂща ему царь, рек: «Глаголи, глаголи, угоднице мой! Якоже глаголюще по правдЂ, представиши ми Акира жива, и вдамъ ти дары: 100 кентинарь злата, 1000 сребра, 5 ... свит златых вдам ти». И отвЂща другъ мой, рече цареви:

«Покляни ми ся, царю, яко не створиши ему вины никоторыяже в сей винЂ, в нейже есть нынЂ! Аще ли ти вину иную створить, то тогда сам отвЂщает за дЂла своя». И поклятся ему царь, во той час посла царь по Акира и повелЂ прЂвести.

И азъ, Акиръ, придох предъ цесаря и падох ниць пред царемь. И бяху власи главнии ниже чреслъ моих, и брада моя ниже персей моихъ сошла бЂ. И тЂло мое в персти прЂмЂнилося бЂ. Ногти мои подобни бяхуть оръловымъ. Якъ узря мя царь, великимъ плацемъ въсплакася, и устыдЂся царь мене, зане преже в велицЂ чти имяше мя. И минувшу часу, и отвЂща ми царь, рече: «О, Акире! Азъ не согрЂших, но сынъ твой Анаданъ: си вся приведе на тя». И отвЂщах, рЂхъ цареви: «Господи мой, царю! Уже есмь видилъ лице твое, то уже бЂды не поднялъ есмь никоеяже». ОтвЂщав ми царь и рече: «Иди нынЂ в домъ свой, и прибуди 40 днии, и тогда приди ко мнЂ».

И азъ Акиръ идох в домо свой и пребысть 40 дний. И измЂнися тЂло мое, и бых, яко и преже, и придох пред царя. И рече ми царь: «Не слыша ли Акыре, что писа египетьскыя царь на Адорьскую землю и Наливъсию и вси людие слышавшеи убоашеся того и отбЂгоша от пределъ своих?» И отвЂщавъ, рЂхъ: «Господи мой, царю! Въ твоя день тако есмь сотворилъ, яже будяше человЂку какая люб вина велика, и азъ прииди тя и оправда их. И яко слышаша погубление мое и не бЂ такого убЂжника людемъ, и за то вси разыдошася. НынЂ повели, царю, да възвЂстят людем, яко Акиръ живъ есть и предстоит цареви, и да услышавше мя, зберутся. А о писании, еже ... ти писа Фараонъ, то не печаленъ буди: азъ бо шед и отвЂщаю ему, а 3 лЂта дани земля его, въземъ, принесу ти». Яко се слышавъ царь, възрадовася радостию великою, и съзва умники земля своея, и вда ми дары велики, и друга моего, иже мя избавилъ от смерти, выше велможь своих посади.

Тогда азъ Акиръ послах в домъ свой и рькох: «НалЂзите ми орлица д†и въскормите я. РцЂте ястребникомъ моимъ и да научать я горЂ възлЂтати. И устройте клЂтку, и обрящеть у домачадець моих дЂтя ясно, и всадите въ клЂтку къ орлицама. И тако учите я възлЂтати, отрочя научите глаголати: «Понесите извисть и камение, се дЂлатели доспЂли суть». И привяжЂте вервь к ногама има.

И устроиша отроци, якоже имъ повелЂх. И посемь собрашася адорьстии и наливьстии людие в домы своя. Рекох: «НынЂ посли мя, царю, да иду къ египетьскому царю Фараону». Яко посла мя царь, пояхъ воя своя съ собою, и дошедшю ми близ Фараона, не дошедшю ми градъ, и повелЂх превабливати орлица, и видЂх, яко угодно пред очима моима. И внидох въ град и послЂх ко Фараону и рЂх: «ВъзвЂстите Фараону царю: егда еси писал къ Синагрипу царю, река: «Посли ми мужь, иже отвЂщаеть всякой рЂчи моей, егоже въспрошю». И се мя прислалъ есть». И повелЂ царь и вда ми мЂсто обитати. И въведе мя царь пред ся, и целовах царя. И въпраша мя царь, рече: «Како ти есть имя?» И не повЂдах имени своего и рече: «Имя ми есть Абесамь, единъ есмь от конюх его азъ». Яко се слыша от мене Фараонъ, ярости исполнися, рече ми тако: «Како ли аз царя твоего хужши есмь, да конюси свои слете ко мнЂ? Да с тобою и мнЂ деньину рЂчь глаголати?». И пусти мя царь въ обитель свою и рече ми: «Придеши въ утрий день и тогда отвЂщаеши въпросу моему. Аще ли не угониши гаданий моих, тогда предамъ тЂло твое птицамъ небесным и звЂремь земным».

И наутрия повелЂ ми царь предстати пред собою. И самъ сЂде на престолЂ своемь златом, одЂявся въ свиту черлену, одЂ велможа своя въ свиты различны. И представшю мнЂ, и рече ми царь: «Обекаме! Рци ми нынЂ: кому уподобихся азъ, и кому ли уподобишася велможи мои?». И отвЂщавъ къ царю: «Ты, царю, уподобихся солнцу, а велможи свои уподобилъ еси лучам солнечным». И се услышавъ от мене царь, помолчавъ, ми рче, глаголя: «Обекаме! ПоистинЂ есть умник царь твой, оже прислалъ тя, яко угону». И на гадания тако предложшу ми: ово бо ся уподобляшет лунЂ, а велможи свои звЂздам, ово уподобляшется зраку дубравному, а велможи свои — цвЂту травному. И симъ подобнаа гадания многа предложившу ему, азъ изгадах.

И послЂди рече ми царь: «Обекаме! ... Писалъ есмь царю твоему, то здЂлай ми дворъ межю небом и землею». Тогда послах, и принесоша ми орлиця, яже научил бЂах. Стоящу цареви и всЂм людем с ним, въспустих орлица горЂ, и отроча над нею. Въсходящема орлома, въспи отрочище, глаголя, якоже наученъ: «Се дЂлатели доспЂли! Попесите камение и извЂсть». И тогда цареви рЂхъ: «Повели, царю, да понесуть камение и извЂсть, да не медлять дЂлатели!». И отвЂщавъ рече царь: «Кто может на толику высоту въздати?». И отвЂщавъ, рЂх цареви: «Азъ дЂлатели въспустилъ, а ты камения и извЂсти аще не въспустиши, то не до нас вина есть». И не може ми царь отвЂщати что. «Се дЂлатели доспЂли суть, понесите камение и керемиду и кал». Они же недужи быша воздати камения и керемиды и кала. И азъ, Акиръ, вземъ пруть начах бити, и побЂгоша дружина Фараонова и бояре его.

И видЂ Фараонъ, прогнЂвася на мя и рече мне тако: «Ци потворы дЂеши, оже биеши люди моя без лЂпа. Кто может тамо взъдати камение и калъ?». И рекох ему тако: «Азъ ни потворы дЂю силы тыи, оже еси задЂлъ мнЂ небылное дЂло дЂлать. Оже бы хотелъ Синагрипъ царь, одиниимъ днемъ 2 двора створь, тому бо не дивно: оже хощеть, то створить». И рече ми Фараонъ: «Ослабимь дЂла сего дворнего». И рече ми: «Иди во обитель си, и прииди утро рано».

И азъ рано приидох и влЂзох пред него, и рече ми: «Акире, исправи ми се слово: како оже твоего князя ориве ржють на АдорстЂй и НаливстЂй землЂ, то наши кобылы жеребята измещуть на сей землЂ». И якоже рЂчь сию слышах, вылЂз от Фараона и рекох отроком своимъ: «Имше дохорь живъ, принесети ми». И отроци шедше, яша дхорь жив и принесоша ко мнЂ. И рекох имъ: «Бийте, донелЂже Егупетьская земля слышиить». И почаша отроци мои бити й. И слышавше людие, повЂдаша Фараону: «Акиръ разбуявся пред нашима очима: нашимъ богом посмЂяся, пред нашим жертвищем потворы дЂеть». Яко слыша Фараонъ, възва мя к собЂ и рече ми: «Како что дЂля пред нашима очима нашима богомъ посмЂяся?». И рекох Фараону тако: «Въ вЂкы живъ буди! А сей дхоре велику пагубу сотворилъ, а не малу. Царь мой Синагрипъ вдалъ ми бЂ кочет на руци, того дЂля бЂ вдал ми, понеже бЂ пЂти гораздъ... Егда же хотях, въ той час пояше, и убужахся и идяхъ пред свой кн.язь. Въ той же год николЂ не согрЂших. В сю же нощь иде дхоре си во Аливскую землю и во Адорскую и угрызе кочету моему главу и прииде семо». И рече ми Фараонъ: «Вижю тя, Акире, состарЂлся еси, умъ твой охудЂлъ еси: от Егупта до Адорьскыи землЂ есть 1000 и 80 верстъ, да како сий дхорь шедъ одиной нощи и угрызе кочету твоему главу и прииде опять той нощы?». И рекох ему тако: «Како слышавъ: на Адорьсти землЂ оже оре†ржють, и сде твоя кобылы жеребята измещют. А ты дЂеши изъ Егупта до Адорскыи землЂ 1000 и 80 верстъ естъ». Якоже слыша Фараонъ у мене рЂчь сию, подивовася.

И рече ми тако Фараонъ: «Исправи ми се слово. Есть одино бервно дубово, а на том бервнЂ 12 соснЂ по 30 колесъ, а на колесЂ по две мыши — одина черна, а другаа бЂла». И рекох ему тако: «Се, егоже у мене вопрошаеши, в НаливстЂй земли и въ АдорстЂи конюси то вЂдают». И рекох ему тако: «Оже то дЂеши бервно то есть лЂто, а еже то дЂеши 12 соснЂ на нем, то есть 12 мЂсяца в лЂтЂ. Еже дЂеши 30 колесъ, а то есть 30 дни въ мЂсяци, а еже то дЂеши 2 мыши — едина бЂла, а другая чернаа — то есть день и нощь».

И рече ми тако Фараонъ: «Акире! СовЂй ми 2 ужа пЂском 5 лакот вдоле же, а вътнЂе — перста». И рекох ему тако: «Повели тивуном своим, да вынесут уж тЂм же лицем ис полаты, да и азъ в того же образ совью». И рече ми Фараонъ: «Не слушаю твоего слова и ... не съвиеши ми тако ужа, да нЂсть ти нести дани египетскыя къ своему царю». Потом азъ, Акиръ, помыслих въ сердци своемъ, идох на требище фараоне и провертЂх оконце противу солнца вътнЂе, якы перстъ внидет. И якоже солнце взыде и вниде во оконце, и потом азъ, Акыръ, вземъ горсть мягкого пЂску и всуну въ оконце. ВъзвертЂся въ солнци, яко уже. И потом кликнух и рЂх Фараону: «Послы отрок, да согублют уже сего, а другое в того мЂсто совию». Якъ се видЂ Фараонъ, посмЂяся рече ми тако: «Днешным днем буди, Акире, възялъ пред ... богомъ, яко тя видих жива, яко изучил мя еси мудром словом». И потомъ сотвори ми Фараонъ пиръ велик и вда ми 3 лЂта дань египетскою, и почти мя, и пусти мя къ своему царю Синагрипу.

И придох къ царю, и якоже слыша мя идуща, и изыде противу мнЂ, и сотвори великъ день, и посади мя выше велмож своихъ, и рече ми: «Акире! Егоже хощеши, вдам ти. А проси у мене!» И рекох ему тако: «Царю, покляняю ти ся, понеже твой живот, егоже ми хощеши дати, то дай Набугинаилу ... другу моему: от того бо ми живот. И вдай ми сына моего Анадана; научил бо и бЂх уму своему и мудрости, и нынЂ вижю, яко забылъ есть первая словеса и прежнюю мудрость».

И потом царь повелЂ, и приведоша ко мнЂ. И рече ми царь: «Се ти сестричичь твой Анаданъ в руцЂ твои, да еже ти любо, то же да сотвориши над ним, никтоже бо может изяти его изъ твоею руку».

И потом азъ, Акир, поим сына своего и приведох й в дом свой, и възложих на нь уже желЂзно 9 кинтинарь вЂсом, и въ проскЂпъ руцЂ его вльжих, и на выю кладу ему навязах, и дах ему по хребту 1000 ранъ, а по чреву 1000 ранъ. И посадих и под сЂнми своими, и дах ему хлЂба и воды в мЂру, и поручих... отроку своему блюсти й, имя ему Анабугилъ. И ркох ему тако: «Еже ти азъ, вылЂзъ и влЂзъ, молвлю къ Анадану, ты то пиши». И потомъ азъ начахъ молвити къ Анадану, сыну своему:

«Иже не слышить ушима своима, да шеею своею слышалъ будет». И потом Анаданъ сице ми отрече: «Да почто еси сестричича въ сына мЂсто приалъ?». Азъ рекох тако: «И язъ тя посадих на столЂ честнЂ, а ты мя еси сверглъ съ стола моего ниц. И потом мя исправи правда моя от твоего зла помышления. Был ми еси, сыну, яко змыя, усрЂтши иглу, клюну ея, и рече ей игла: «Уклюнула мя еси острЂиши собе». Был ми еси, сыне, яко коза нача ясти черленое зелие, и рече ей зелие: «Почто мя яси? Оже ты умреши, чимъ хотять кожю твою червити?». Рече ему коза: «Понеже тя Ђмъ за живота своего, да оже я умру, да твое корение копаа, и начнут кожю мою червити». Был ми еси, сыну, акы человЂкъ стрЂливый ко небеси, и стрЂла та къ небеси не долетЂла, и от бога собЂ грЂх взялъ. Был ми еси, сыну, аки онъ, иже друга своего видЂ озябша, и, принесъ, възлЂя на нъ кнею воды студены. Тако вЂжь; аже будет свиный хвостъ 7 локотъ водлЂе, не может с коневим хвостом на ладу быти. Аще будет свинаа шерсть мягче бумаги, николиже не могут в ней боярЂ собЂ портъ створити. Сыну, тако бях мыслилъ, яко тобЂ было прияти мое мЂсто, и дом ... мой пристроити, и скотъ мой, имЂние мое соблюсти, но бог не хотЂлъ твоего зломышления, и не послуша твоего злоумышления. Подобенъ еси, сыну, оному лютому звЂри, иже устрЂлъ осла и рече ему тако: «По здорову ли еси пришелъ?». И рече ему оселъ: «Тому буди мое здравие, иже мою ногу не твердо связалъ, да бых яз тебе не узрЂлъ». Сыну, яко ина сЂть лежала и на пЂсцЂ, и прииде заець к ней и рече: «Что дЂеши здЂ?». И рече ему сЂть: «Кланяюся богу». И рече к ней зяяць: «Что дръжиши въ устЂх?». И рече ему сЂть: «Укрух хлЂба держю». И потом приступивъ заяць, хотЂ взяти укрух и углоби си ногу в сЂти свою. И рече ... заяць: «Оже укрухо сь сице клюкавъ, то твоего кланяния не приемлет богъ николиже». Сыну, подобенъ еси ... олени, иже противляяся горЂ, рога своя сломи. Сыну, былъ ми еси, якоже котлу прикованЂ золотЂ колцЂ, а дну его не избыти черности. Сыну, был ми еси, яко ратай, оравый ниву, и въсЂя на ней 12 кадий. И рече ратай к ни†своей: «Аже есмь болша не добылъ на тобЂ, а еже всЂял, то и добылъ». Был ми еси, сыну, яко и грець в теплъ храм влЂз согрЂтся и яко согрЂвся, начнет на государь свой лаяти. Был ми еси, сыну, якоже свиния пошла с боляры мытся в баню, и яко доиде калу, и леже в нем, и рече боярем: «Вы идите в баню мытся, а я хочю зде мытися». Был ми еси, сыну, яко оно древо, емуже рекли: «Хочю тя посЂци». Оно же рече: «Оже не бых в твоею руку; то не приитти бь на мя николиже». Сыну, был ми еси, яко птенець, спад из гнЂзда на землю, и нашедши дхорь и рече ему: «Оже бых не аз, да зло бы было тобЂ». И рече ему птенець: «Даже бых не яз, что было тобЂ ясти?» Был ми еси, сыну, ако тать и ркли ему: «Останися татбы своея». И рече им: «Оже быста ми златы очи, а руци сребренЂ, не хочю остатися николиже». Сыну, аз видих, оже приведут овча от стада зарЂзат и аще не будет года зарЂзати, да пустит опят, да видит агнятка своего. Сыну, аз не видих жребя, погубляюще матерь свою. Сыну, иже на сем свЂтЂ сладкаго, тЂм тя вскормих, а ты мя достроилъ, яко хлЂб свой в земли ядях; и аз тя поих ветхим вином, а ты мне воды в мЂру не напояше; и аз тя помазах маслом честным, а ты мое тЂло в земли исказилъ еси, аз тя въсклопотилъ есмь яко и сосну, а ты достроил мя еси гроба и кости моя. Сыну, устроилъ тя есмь аки дворъ, да реклъ есмь: «Оже ратници приидят, то вниду во нь и разсилнЂю в нем». И ты узрЂ ратныя, въвръже мя пред ня. Был ми еси, сыну, аки крот, иже противу солнца леглъ, и прилетЂвъ орел взя й».

И отрече ми сынъ мой Анаданъ, и рече ми тако: «Недостойно ти, Акире, господине мой, боле сего словеси рещи, но милуй мя! Оже къ богу согрЂшит человЂкъ, и простить й. И ты такоже мя прости; коня твоего говна кидаю, любо свиныям твоим пастух буду». И рекох ему тако: «Был ми еси, сыну, яко яворово древо, росло бо есть над рЂкою, да оже ражалося на нем ягода, то впадала в рЂку. И пришед к нему господинъ и рече: «Хочю тя посЂчи». И рече древо: «На другое лЂто на мнЂ вишни възрастут». И рече ему тако господинъ его: «Своее ягоды не возрастивъ, можеши ли чюжа агоды возрастити на собЂ?». Сыну, ркли суть волку: почто ходиши по овчах, а прах ти летит въ очи?». Он же рече имъ тако: «Порох овчии здравие есть очима моима». Сыну, волчье дЂтя дали учити книгамъ, и рекли ему тако: «Рчи — аз, буки». Он же рече: «Ягнятка, козлятка». Сыну, из негоже тя есмь учил, се еси умыслилъ на мя. Да противу тому богъ есть, еже добро творить, тому добро будеть, правды моея дЂло, и тя по твоему зломышленью хочетъ погубить. Ослу голову возложили на злато блюдо и свалися доловь в попел. И рекли ей тако: «Своей голо†не смыслиши добра, оже изъ чести валишися в попелъ». Сыну, иже ркли суть в повЂстехъ: «Оже родивше, то сыномь звать, а еже скотъ даявше, то холопомъ звать». Богъ, иже мя въскресилъ, то буди межю нама пря».

В той час надувся Анаданъ, яки кнея, и пересЂдеся на полы.

Иже добро творить, тому добро будеть, а иже яму копаеть подъ другомъ, да самъ в ню впадеть.








За вид.: Повесть об Акире Премудром / Памятники литературы Древней Руси. XII век. — М., 1980. — С.246-282.

Підготовка тексту О.В.Творогова.

Подається найдавніша редакція «Повісті»: ОИДР, №189, XV ст. Виправлення здійснюються за Вахрамеївським, Хлудівським та Соловецьким списками.








Попередня       Головна       Наступна



Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.