Попередня       Головна       Наступна





З «ПРИТЧ» І «СЛІВ» КИРИЛА ТУРОВСЬКОГО



КИРИЛА МНИХА ПРИТЧА О ЧЕЛОВЂЧЬСТЂИ ДУШИ И О ТЕЛЕСИ, И О ПРЕСТУПЛЕНИИ БОЖИЯ ЗАПОВЂДИ, И О ВОСКРЕСЕНИИ ТЕЛЕСЕ ЧЕЛОВЪЧА, И О БУДУЩЕМЬ СУДЂ, И О МУЦЂ


Господи, благослови, отче!

Добро убо, братье, и зЂло полезно, еже разумЂвати нам божественных писаний учение: се и душу цЂломудрену стваряеть, и к смирению прилагаеть ум, и сердце на реть добродЂтели извоостряеть, и всего благодарьствена человЂка стваряеть, и на небеса ко владычним обЂщанием мысль приводить, и к духовным трудом тЂло укрЂпляеть, и приобидЂние сего настоящаго жития, и славы и богатьства творить, и всея житискыя свЂта сего печали отводить. Того ради молю вы, потщитеся прилЂжно почитати святыя книги, да ся божиихъ насытивше словес и будущаго вЂка неизреченных благъ жадание стяжите: она бо аще и невидима суть, но вЂчна и конца неимуща, тверда же и недвижима. Да не просто претецЂмь языкомъ пишемая глаголюще, но съ расмотрениемь внемлюще, потщимся дЂлом створити я. Сладко бо медвеный сотъ и добро сахаръ, обоего же добрЂе книгий разум: сия убо суть скровища вЂчныя жизни. Аще бо сде кто обрЂлъ бы земное скровище, то не бы на се дерзнулъ, но единъ точью честный камень взял бы, — уже бес печали питаеться, яко до конца богатьство имый. Тако обрЂтый божественныхъ книгъ скровище, пророческых же и псаломьскых и апостольскых и самого спаса Христа спасеных словес истиньный с расужениемь разум, — уже не собЂ единому бысть на спасение, но и инЂмь многимъ послушающим его. Сему случается еуаггельская притча глаголюши: «Всяк книжникъ, научися царствию небесному, подобенъ есть мужу домовиту, иже износить от скровищь своих ветхая и новая»; аще ли тщеславиемь сказаеть болшимъ угажая, а многи меншая презрить, буестью крыя господню мнасу, недадый жизньнымъ торжником, да удвоить царьское сребро, еже суть человЂчскыя душа, и видЂвъ господь горды его ум, возметь свой от него талантъ; сам бо прозоривымъ противится, смиренымъ же даеть благодать. Аще бо мира сего властели учитися в нихъ и всЂмъ сердцемъ взискати ихъ, свидЂния и в житискыхъ тружающеися вещехъ человЂци прилЂжно требують книжнаго поучения, колма паче нам подобаеть словес божиих, о спасени душь нашихъ писаныхъ. Но тружается мой мутны ум, худ разумъ имЂя, немогый порядних словесъ по чину глаголати, но яки слЂпъ стрЂлець смЂху бываеть, немоги намЂренаго улучити. Но не буди намъ особь подвигнути ненаказанъ языкъ, но от божественыхъ вземлюще писаний; со многою боязнью еуаггельскых касаемся бесЂдовати словес, приводнЂ господню притчю сказающе, юже МатфЂй церкви предасть.


Зачало. Рече господь: «ЧеловЂкъ нЂкто домовит бЂаше, иже насади виноградъ, и остЂни его оплотом, и ископа точило, и остави входъ, и створи врата, но не затвори входа. И отходя в домъ свои, «Кого, — рече, — оставлю стража моему винограду? Аще оставлю отъ служащихъ ми рабъ, то свЂдуще мою кротость, истеряють благая моя. Но сице створю: приставлю ко вратомъ хромца и с нимъ слЂпца. Да аще кто от врагъ моихъ въсхощеть окрасти мой виноград, то хромець убо видить, слЂпець же чюеть. Аще ли от сею всхощеть внити кто в виноград, хромець убо не имать ногу доити внутрених; слЂпець же аще поидеть, то заблудивъ в пропастехъ убьеться». И посадивъ я у врат, дасть има власть на всЂх внЂшних; пищю же и одЂнья нетрудну съготова. «Точью, — рече, — внутрениихъ без моего не коснитеся повелЂнья». И тако отиде, повЂдЂвъ има свой по времени приходъ и тогда мьзду стражбы ради обЂщав има взяти, попрЂти же и мучениемь, аще его преступита заповЂдь. Си же до зде оставлеше, паки въсприимем еуаггельское слово, плодъ устенъ на умнЂй тряпезЂ вашего ока предлагающе.


ОтвЂтъ. ЧеловЂкъ домовит — бог всевидець и вседержитель, створивы вся словомъ, видимая же и невидимая. Домовит же ся именуеть, — яко не един домъ имать, по писанию. Глаголеть бо пророк: «Твоя суть небеса и твоя земля; вселеная и конець ея ты основа», И паки: «Небо ми — престол, а земля — подножие ногама моима». Моисий же пол вод под твердию сказуеть, а Давыдъ превыши небес воду повЂдуеть. Но смотри в писания, разумЂи: вездЂ сы домы божиа, не токмо в твари, но и в человЂцЂхъ. «Вселю бо ся, — рече, — в ня». Яко же и быст: сниде бо и вселися в плоть человЂчю и взнесе ю от земля на небеса, — да престол есть божий человЂча плоть; на вышнемь же небеси престол его стоить. А еже насади виноград — рай глаголеть: того бо то есть дЂло. Пишеть бо ся: «И насади бог рай в едемЂ». А иже остЂни его, рече, оплотомъ — своимь страхомъ. «Страхом бо его, — рече пророк, — движется земля, рассЂдается камение, животная трепещють, горы куряться, свЂтила раболЂпно служать, облаци и вся вздушная тварь повелЂная творять». СтЂна бо — законъ речется. Закон же всему заповЂдь божия есть. «ПредЂлъ бо, — рече, — положи и, его же не преидуть, ни обратяться». Остави же вход — сирЂчь свидЂния разум: вся бо тварь не преступаеть божия повелЂния: «Вся бо, — рече, — от тебе чають: даси имъ пищю въ время». Пища же не брашно речеться, но слово божие, имь же питается тварь. Глаголеть бо МоисЂй: «Не о хлЂбЂ единомь живъ будеть человЂкъ, но о всякомъ глаголЂ, исходящимь из уст божии». Незатвореная же врата — дивныя божия твари устроение и над тЂми божия сущьства познанье. «От твари бо, — рече, — творца разумЂй: не качьство, но величьство и силу, славу же и благодать, юже творить угажая всЂмъ вышним и нижнимъ, видимымъ и невидимым. Аще бо и нарицаеться Христос человЂкомъ, то не образом, но притчею: ни единого бо подобья имЂеть человЂкъ божья. Не сумнить бо ся писание и ангелы человЂкы нарицати, — но словомъ, а не подобиемь. Аще бо блазняться етери, слышаще МоисЂя глаголюща: «Рече бог: створим человЂка по образу нашему и подобию», — и прилагають к бесплотному тЂло, не имуще стройна разума, и есть си ересь и донынЂ человЂкообразно глаголющим бога, иже никако не описается, ни мЂры качьству имать. Но си оставль, о первЂмь възглаголю.

И отходя в свои домъ, «Кого, — рече, — оставлю стрещи труда моего?» Сия совпрашания — отца и сына и святаго духа не о твари, но о владущеимъ тварью, сирЂчь о владыцЂ, ему же въсхотЂ предати землю и всяко дыхание поработити; не ангеломъ бо покори вселеную, и прокая. «Оставлю, — рече, — у врат хромца и с нимь слЂпца». Что же есть хромець и слЂпець? Хромець есть тЂло человЂче, а слЂпець есть душа. Преже бог созда тЂло Адамле безъдушно, потом же душю. По создании бо тЂла, глаголеть писание: «И дуну на лице его дух животенъ». ТЂм же тЂло без душа хромо есть и не наричеться человЂкъ, но труп. Смотри сдЂ и разумей от бытийскых книг. Створи бог тЂло внЂ рая и внесе е в едемъ, а не в рай. Едемъ же речеться — пища. Яко се кто бы на пир зовый преже уготоваеть обильну пищю, ти потом приведеть званаго — тако и бог преже уготоваеть ему жилище едемъ, а не рай. Рай бо мЂсто есть свято, яко же церкви олтарь. Церкви бо всЂмъ входна. Та бо ны есть мати, поражающи вся крещениемъ и питающи живущая в ней нетрудно, одЂвающи же и веселящи вся вселшаяся в ню. Глаголеть бо пророкъ: «Се работающии церкви ясти имуть и насытяться». И пакы: «О, чада церковная, съсущеи от сесцю ея тукъ и масть, помажете веселиемь главы своя». И Давыд: «Упиються, рече, от обилья дому твоего и потоком пищи твоея напоиши я». И пакы о одежи священьникъ и оболчении мних: «ИерЂи твои, господи, облекуться в правду», и прочая. Мниху же: «СоодЂлъ мя еси нужныя и нелЂпыя одежа и оболкъ мя в спасение и препоясал мя еси веселиемь». Въспойте же, рече, господеви пЂснь нову, хваления в церквах преподобными его. И се я†есть: от клиросник — епископа и от монастыря — мнихъ. Вижь, яко епископия и манастырь — едемъ есть, сирЂчь нетрудная жизнь; олтарь же святъ, сирЂчь едемьскы рай, — неудобь въходим, аще и врата незаключена имать. Тако бЂ посажен хромець с слЂпцемь у врат стрещи внутренихъ, яко же приставлени суть патриарси, архиепископи, архимандрити межю церковью и олтаремь стрещи святых тайн от враг Христов, сирЂчь от еретик и зловЂрных искусник, нечестивых грЂхолюбець, иновЂрных скверникъ. Послушайте же со вниманиемь, да по ряду бесЂду скажемь, и вы со вниманиемь смотрите. Аще бо и мутен имею умъ и язык груб, но ваших недЂяйся молитвахъ прошю дара слову. Аще и недостоин есмь о сих глаголати, но ползы ради послушающих пишем. Аще ли кто зла слуха имать, то не ищеть что бы ему на ползу обрЂсти, но зазираеть, чимь же бы нас потязал и укарял.

СЂдящема же има етеро время, рече слЂпець к хромцю: «Что убо благоухание се изутрь врат помЂтаеть мя?» ОтвЂща хромець: «Многа благая наю господина внутрь суть, их же вкушения — неизреченна сладость. Но понеже премудр есть наю господин, — посади тебе здЂ слЂпа, мене же хромого и не може†никакоже тЂх насытитися благынь». ОтвЂща глагола слЂпець: «То почто сего давно нЂси ми повЂдал, да быхо†не жадали, но к сим даным нам в область и она особь въсхытивЂ! Аще бо аз слЂпъ есмь, но имамь нози и силенъ есмь, моги носити тебе и бремя», (Вижь, душевное бремя грЂхъ; того ради глаголеть пророкъ: «Яко бремя тяшко отягтЂся на мнЂ»). Рече же слЂпець: «Возми убо кошь и всяди на мя, и аз тя ношю, ты же показай ми путь, и вся благая господина наю обьемлевЂ; не мню бо, яко придеть сЂмо наю господин». Се помышления суть ищющихъ не о бозЂ свЂта сего санов и о телеси токмо пекущихся, не чающихъ отвЂта о дЂлЂхъ въздати, но акы суетну пару свою душу в вЂтръ полагающем. Того ради глаголеть Исайя: «Зависть приимуть люди ненаказаныя», завидим мы, грЂшнии, чести и сла†праведныхъ, а не преже творим дЂлесъ их. «Аще ли, — рече, — придеть наю господин сЂмо укрыеться от него наю дЂло. Аще бо мене въспросить о тадбЂ, аз рку: «Ты вЂси, господине, яко слЂпъ есмь». Аще ли тебе въспросить, ты рцы: «Хромъ есмь и не могу доити», и тако премудруе†наю господина и прииме†мьзду наю стражбы». ВъсЂдъ же хромець на слЂпца и дошедша окрадоста вся внутрьняя господина своего благая.

То не воюйте, братье, на мою грубость, нелЂп образ писания поставляющи ми. Яко же бо и по ногу вязяши птицЂ нЂст мощно на аиерьскую възлетЂти высоту, тако и мнЂ в телесныхъ вязящю похотех, невозможно о духовных бесЂдовати: не сольнуть бо ся грЂшнича словеса, не имуща благодати святаго духа. Обаче на предъреченая възвратимся, разрЂшающе притча соузъ.

Т. СЂдящема же има, рече, долго время. Что есть долго время? — бестрашие божия заповЂди и о телеси печение, нерожение же о своей души. Никто же бо страх божий имЂя, в плотьскых прельститься; никто же правовЂренъ, чрес закон священьскаго ищеть взяти сана; никто же смерти чая и по смерти пакы въскресения, — тЂ в злых пребывають дЂлЂхъ. Но пакы то же реку разума дЂля. Рече слЂпець к хромцю: «Что убо благоухание изутрь помЂтает мя?» — и прочая. Се надмение Адамова высокомыслья, яко всЂми обладая земными, животными, морем же и в немь сущею тварью, в едемЂ благыхъ насыщаяся, преже освящения на святая дерзнув, из едема бо вниде в рай. Сего ради Писание глаголеть: «Изгна бог Адама из рая и осуди его дЂлати землю, от нея же взят быст». Вижь, яко не тамо повелЂно ему бЂ жити, отнелЂже его изгна. Тако бо вниде, яко же се церковникъ, недостоинъ ерЂиства и утаив грЂхъ свой, не брег же о божии законЂ, но имене дЂля высока и славна житья на епископскыи взиде санъ. Слогы подобны. Того ради смертыо Адама осуди, понеже коснуся древа разумЂния добра и зла. Древо бо разумЂния добра и зла — есть разумны грЂх и волное богоугодья дЂлатель. Пишеть бо ся: «Горе в разумЂ согрЂшающим!» Сего ради погубив дуновениемь духа животнаго, его же въдхну бог на лице его, еже есть несвершен дар священия. Пишеть бо ся: «И дуну на лице его дух животен». Тако бо и Христос дунув на лице апостолом: «ПриимЂте, — рече, — дух святы» — несвершен дар, точью обЂт священия; ждати бо им повелЂ самого святаго духа: «Иже пришед, — рече, — до конца освятить вы». Сице и святители святять падьяки и четции и дьяконы — несвершен даръ, но обЂт священия, да ся приготовають на свершеное святительство. Ничто же бо богови тако любо, яко же не възноситися в санЂхъ, ничто же тако не мерзить ему, яко же самомнимая величава гордость о взятии сана не о бозЂ. Смотри же оного слЂпца с хромцемь, како преобидЂста господина своего заповЂдь и прещение: взем бо хромца и бремя понесе, и дошед внутренихъ, приближися к древу, вкуси плода, и се добро зЂло, и тако окрадоста, их же повелено има стрещи. Привод. Того древа вкуси Каин; не сый священый на священьчъскый дерзну чинъ, поревнова священному Авелю, его же уби завистью. Того древа вкусиша сынове КорЂови, иже с Дафаном и Авироном; взем бо кадилницю и поидоша в скинию неосвящении суще, — и пожре я земля. Того древа вкуси Или жрець, иже вЂдый своя сына безаконьствующа во иерЂйствЂ, не отлучи ею священства. Того древа вкусиша еретици, иже злохитрьемь аки вЂдуще душевный путь заблудиша и не приимше покаяния погибоша. Но сия сократив, на первое взвратимся сказание.

Аще и отнемогл есть моего глагола уд, но пророк взущаеть мя, такоже глаголя: «Утрудихся вопия, измолче ми гортань».

Обличение грЂхъ. Слышавъ же господин, яко окраден есть виноград его, повелЂ изринути от врат хромца и изгнати от стражбы слЂпца.

РазумЂите же нынЂ, безумнии в людех сановници, буии во иерЂехъ! Когда умудритеся? Навсажи ухо не слышит ли? И создавы око не смотрит ли? Наказая языкы не обличит ли? Учай человЂка разуму не уразумЂет ли нашего грЂхопадения? Господь бо свЂсть злохытрыхъ помышления, яко суть лестна, и тъ изъмЂтаеть неправедныя изъ власти и изгонить нечестивыя от жертвеника. Никий же бо санъ мира сего от муки избавить преступающих божия заповЂдии. Но молю вашю любовь, со вниманиемь пишемых смотрите и яже слышите разумЂите.

ПовелЂ бог изринути из рая Адама, понеже неповелЂнаго ему коснуся, сирЂчь преже велЂния вниде в мЂсто святое. И усели противу райстЂй пищи, — «Еда како, — рече, — простре руку и возметь от древа породнаго и жив будеть в вЂки», — сирЂчь некли помянеться и смиривься покаеться, о них же согрЂши. Оле многое владычне человЂколюбие! И казнить ны и милуеть, грЂха ради озлобляеть ны — и паки покаянья ради приемлеть; не хощеть бо смерти грЂшнича, но обратитися велить и живу ему быти.

Что есть древо животное? — Смиреномудрие, ему же корень исповЂданье. «ИсповЂмь бо, — рече, — на мя безаконье мое, и ты отпустил еси нечестье сердца моего». Того корене стебло — благовЂрье. «ВЂра бо твоя, — рече, — спасеть тя»; все бо вЂрующему даеться. Того стебла многи и различны вЂтви — мнози бо, рече, образи покаяния: слезы, пост, молитва чиста, милостыни, смирение, вздыхания и прокая. ТЂх вЂтвий добродЂтелий плод: любы, послушанье, покорение, нищелюбье — мнози бо суть путье спасения. Вижь, яко не в раи бЂ животное древо, ни в едемЂ, но во оземьствии, рекше отлучении сана. Изрину паки и Каина, въпросивъ его убийства братня, и по обличении показа ему животное древо, рек сице: «Будий стоня и трясайся», сирЂчь покайся о злобЂ, о зависти, о льсти, о убийствЂ, о лжи, смирися, постися, бди, на земли лежи. Но понеже сего не створи, но изыде от лица божия — недальствомь земля, но неимЂньемь страха божия при свои души. Благым дЂлом не сущим в насъ, ни покаянию о грЂсЂхъ, в коем си сану будем, далече бога есмы. Близь бо господь скрушеных сердцемь; смиреныя духом спасеть, волю боящихся его створить. Лице же господне на творящая злая: потребити от земля память ихъ. Сице и Павел изринулъ от святаго жертвеника УменЂя и Филита и съблудившая в Коринфи священникы и оземьствова я противу святу олтарю, сирЂчь постави я с клирики, рек: «ИмЂйте таковыя на студ, но утвердите к ним любовь, да не погрязнуть злою печалью, но да ся покають — и живи будуть!» Не всхотЂ сего древа животнаго вкусити Александро ковачь, о нем же рече Павел: «Да вздасть ему господь в день судный по злобЂ его». Не вкуси того древа Трефис ефесин и Николае, быв от семи дьякон, иже отвергъся Христа и быв кумирожрець в Селуни, а он предаяше мучителем крестьяны; о нею же пишеть Иоан, глаголя: «От нас изидоша и быша на ны». Того породнаго не приимше еретици; прокляти быша и умроша душевною смертью, не разумЂша бо пророка глаголюща: «Вкусите и видите, яко благ господь!» НЂст бо грЂха, иже сдолЂеть божии милости. Точию не отчаим себе, яко Июда; ни невЂруим телесному въскресению, аки садукЂи, — но покаяньем толцЂмь в божия двери, дондЂже отверзеть нам райская врата. Не лож бо рекы господь: «ТолцЂте, отверзется вамъ; ищЂте и обрящете, просите и дасться вамъ». Но да не предложениемь словес умножю писанье и зЂло предолжю бесЂду, но на предъ реченая възвратимъся.

ВидЂв же онъ человЂкъ свой украденъ виноград, въсхотЂ отлучити слЂпца от хромца, — повелЂ первое привести слЂпца, да его опытаеть, кто есть преслушалъ заповЂдь его и присягл к невходьным бес повелЂния его. Ничто же бо.възможет божия таитися ока, и никто же насъ тако свЂсть себе, яко же бог всЂхъ нас свЂсть.

Т. ПовелЂ разлучити бог душю от тЂла. Словом бо божиимь исходить от тЂла душа: «И отимеши бо, — рече, — дух ихъ и ищезнуть и в персть свою възвратяться». Да егда видиши тЂло погребено в земли, не мни ту суща и душа: не от земля бо есть душа, ни в землю входить. Но аще и святыхъ видиши чюдотворныя мощи, не ту ихъ твори душа, но божию разумЂй благодать, тако прославляющю своя угодники: «Славящая бо мя, — рече, — прославлю». ПовелЂ привести слЂпца: по ищезновении от тЂла душа всякого человЂка пред богъ приходить с приставленым к ней ангелом, вЂрнаго же и невЂрнаго, сущаго в законЂ и всякого безаконника. «Господь бо, — рече, — испытаеть праведнаго и нечестиваго»; вси бо роди языкъ от единоя быша крове рожении и рассЂяшася жити по лицю всея земля, им же бог створи себе благотворити, дая дождь с небеси и времяна обильная. «Сияеть бо, — рече, — солнце свое на добрыя и злыя», и прокая. Но никто же о глаголЂхъ сих да не зазрить ми, — но испытайте писания и обрящете мя от божиихъ вземлюща книг. Пишить бо Моисий: «Постави предЂлы языком по числу ангел божии». ИеремЂя же: «Единъ есть, — рече, — господь всЂх, иже под небесемь язык», аще бо остави я в своей когождо прельсти, но душа ихъ пред нимь явиться, и тъ судить по дЂломъ их. Павел же: «Что бо мнЂ, — рече, — внЂшним судити, но утреним и вы судите, а внЂшним бог судить». Утрьни глаголеть в законЂ а внЂшныя — безаконнии языкы. Слышати бо подобаеть божие имя нынЂ разлучающимся от телес душам, да и в послЂдни день въскресше с телесы неблазньно поклонятъся богови, а не им же ныня работаша прельщени бЂсом, по апостолу глаголюща: «И тогда увидить всяко око, и всякъ языкъ поклониться, исповЂдая, яко господь Исус Христос в сла†бога отца един». Но си вси учившеися вЂдять, — аз же о слЂпцЂ початую бесЂду противу силЂ по въмЂщению ума въкратцЂ скажю, аще и поимы творящих ми дозрю; вЂдЂ бо, яко не суть от премудрости, но от грубости сия сказания. Но обаче на основании пророчестЂ и апостольстЂ зижем, имуще уголника самого Христа.

Приведену же бывъшу слЂпцю, быст опытание. «Не добра ли тя, — рече, — стража створихъ моему винограду? То почто его еси окрал?» ОтвЂща ему слЂпець: «Господи, ты вЂси, яко аз слЂпъ есмь и не вижю без водящаго мя камо ити, и не вЂдЂ ни единого мЂста, аще и хотЂлъ бых. Ни чюх же никого же минующа мене враты, да быхъ крЂпко въ слЂд его въпил. Но мню, господи, яко хромець есть крал». Вижь ложное нынЂ спирание души пред богом и клеветание на тЂло.

Т. Сице же есть душевъны глагол: «Господи, аз духъ есмь. Да ни ясти ни пити хотЂл есмь, ни чьсти ни славы земныи искалъ есмь, ни телесное не разумЂх похоти, ни дьяволи створих воли, — но та вся тЂло есть створило!»

Тогда повелЂ господин блюсти слЂпца во укромнЂ мЂстЂ, идеже сам вЂсть, дондЂже придеть сам к винограду и призоветь хромца, и тогда судить обЂма.

Того ради до второго пришествия Христова нЂст суда ни мучения всякой души человЂчи, вЂрнаго же и невЂрнаго. ВЂруйте же в правду въскресению человЂчьскых телес. «Послеши бо, — рече, — дух свой, и съзижються, и обновиши лице земли». В Иезекили бо нам въскресения надежю показал есть. «Прорци, — рекъ, — сыне человЂчьскъ на мертвыя сия кости, да будуть на них телеса и опнется на нихъ кожа, да придеть дух от четырь вЂтръ и внидеть в мертвыя си, да оживуть!» Се же все самъ творець дЂйствуеть, не инако чина превращая, но инако исконьное дЂло свое понавляя. Преже бо созда тЂло Адамле, ти потомъ вдуну душю. Тако во утробЂ женьстЂй: перво от сЂмени зижеть тЂло, по пяти мЂсяць творить душу. Во крещении же первое поражаеть водою, потомь же обнавляеть духомь от тлЂнья грЂховьнаго. Тако и в послЂдни день: первое обновить землю и сбереть персть человЂчю и съзижеть всЂх нас телеса в мегновеньи ока, потом душа наша в свою когождо внидуть храмину, — по Павлю глаголющю, яко сам господь в гласЂ архангеловЂ, в трубЂ божии сниде с небеси, и мертви о ХристЂ воскреснуть преже, потом же и мы живии. Кто суть мертвии? Вси языци, не бывъше под божиимь закономь, ни приимше крещенья. «Елико, бо, — рече, — безаконьно съгрЂшиша, безаконьно погибнуть». Живыя же крестьяны нарицаеть. Вижь всЂхъ человЂкъ телесем въскреснути и вЂруим Павлову послушеству, словесем господним глаголющем: «Иже ли не створить искони богом создана человЂка, то не разумЂеть и крещениемь в животъ порожена; тЂм же и не чаеть послЂдняго с телесы въскресения въстающим всЂмъ человЂком в бесконечны живот — овЂмъ в честь и славу, овЂмъ в студ и в муку». Но да и прокое речем.

Егда приде господин взяти плод от винограда и видЂвъ его окрадена, и призва хромца и совъкупи с слЂпцемь, и начаста сама ся обличати. Хромець глаголаше слЂпцю: «Аще не бы ти мене носил, никако же аз могл быхъ тамо доити, понеже хромъ есмь». СлЂпець же глаголаше: «Аще не бы ты мнЂ пути казал, не быхъ тамо аз доити могл». Тогда господин сЂд на судьнЂмъ столЂ и начатъ има судити. И рече: «Яко же еста крала, тако да сядьть хромець на слЂпца». ВъсЂдшю же хромцю, повелЂ пред всЂми своими рабы немилостивно казнити в кромЂшней мученья темницЂ.

РазумЂйте же, братья, сея притча сказание. ЧеловЂкъ есть домовит — бог отец, всячьскых творець. Его же сын добра рода — господь наш Исус Христос. А виноград — землю и миръ нарицаеть,

Оплотъ же — закон божий и заповЂди. Слугы же сущая с нимь — ангели глаголеть. Хромець же есть — тЂло человЂче. СлЂпца же душю его мЂнить. А иже я посади у врат — человЂку бо предаеть бог в область всю землю, дав ему закон заповЂди. Преступившю же человЂку повелЂние божие и того ради смертью осужену бывшю, первое душа к богу приводится и спирается глаголющи: «Не аз, но тЂло есть створило». И того ради нЂст мучения душам до второго пришествия, но блюдомы суть, иже богъ вЂсть. Егда же придеть обновити землю и въскресити вся умершая, яко же самъ бог преже глагола, тогда «вси сущи в гробЂхъ услышать глас сына божия и оживуть, изидуть створше благая въскресение живота, а створши злая — въскрешение суда». Тогда бо души наши в телеса внидуть и приимуть въздание кождо по своим дЂломъ — праведници в вЂчную жизнь, а грЂшници в бесконечную смертную муку. Ими же согрЂшить кто, тЂмь и мученъ будеть.

Сице же и мнЂ о сих сказавъшю не от умышленья, но от святых книг. Да нЂст се мое слово, но бесЂда; нЂсмь бо учитель, яко же они церковни и священнии мужи.








За вид.: Из «Притч» и «Слов» Кирилла Туровского / Памятники литературы Древней Руси. XII век. — М., 1980. — С.290-309.

Підготовка тексту В.В.Колесова.

Текст «Притчі про людську душу і про тіло» («Повість про сліпця та кульгавця») подається за виданням: И.П.Еремин. Литературное наследие Кирилла Туровского. — ТОДРЛ, т. XII. М.-Л., 1956, с.340-347; текст «Слова в неділю третю по Пасці» — за виданням: И.П.Еремин. Литературное наследие Кирилла Туровского. — ТОДРЛ, т.XIII. М.-Л., 1957, с.419-426.








Попередня       Головна       Наступна



Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.