Попередня     Головна     Наступна         Передмова





СОБРАНІЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ,

Изъ книгъ древняго писателя Александра Гвагнина и из старихъ рускихъ вЂрнихъ лЂтописей


Абшитованнимъ полковимъ обознимъ

СТЕФАНОМЪ ВАСИЛИЕВИМЪ СИНОМЪ ЛУКОМСКИМЪ

сочиненное в малороссійскомъ городЂ ПрилукЂ 1770 году.


[Летопись Самовидца по новооткрытым спискам / Под ред. О. И. Левицкого. — К., 1878. — С. 323-372.]







ПРЕДИСЛОВІЕ.



Не хотЂлъ я васъ, благосклонній читатель, симъ моимъ просторЂчиемъ утруждать; толко жъ сіе нравоучителное наставленіе, чтобъ напрасно и бездЂлно времени не терять, но какую нибудь прислугу обществу дЂлать, совЂтующое, мене къ тому поощрило. Однако несомънЂнно уповаю, что вы за сіе утружденіе трудящагось в семъ дЂлЂ прощеніемъ своимъ удостоить соблагоизволите.

Я и самъ винюсь пред вами, что из полскаго на россійскій язикъ искусно переводить не в сосътояніи; однакожъ исторію Самойла Твардовского, всю войну Богдана Хмелницкого такъже козаковъ и татаръ противъ поляковъ в себЂ содержащую, перевести осмЂлился и, для лучшаго оной изясненія, древния исторіи, мною жъ переведенния, о началЂ козаковъ. о ихъ гетманахъ и о разнихъ воинскихъ чрез нЂсколко вЂковъ от нихъ происходящихъ дЂйствахъ, к тойже Твардовского исторіи присовокупилъ, и послЂдуя древняго писателя Александра Гвагнина книгамъ, ничего и от нихъ, что касается к свЂдЂнію, не пропустилъ, да и рускихъ старихъ вЂрнихъ лЂтописей упомянуть не миновалъ; что все вмЂстЂ вообще „Собраниемъ Историческимъ“ назвалъ.

От сего Собрания, благосклонній читатель, во удоволство ваше, ежели вамъ угодно покажется, такимъ по годамъ порядкомъ, какимъ въ онихъ Гвагниновихъ книгахъ годи идутъ, я употребление чинить и всякое произшедшое в точности упоминать имЂю, какъ от нижеслЂдующаго Собрания сами благоусмотрЂть соизволите.


Тот же что и више.













СОБРАНІЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ.



Что есть козакъ?

Козакъ есть слово татарское и значить по-руски рицеръ или воинъ, а по-нЂмецки фрейрЂтеръ. *) Гвагнинъ такъ толкуетъ: козакъ есть человЂкъ свободній, дЂлній, храбрій, користи себЂ желающій, коиу похощетъ, за денги служитъ. По 20 и по 30 а временемъ и по 200 человЂкъ собравшись, для добичи в тЂ дикие степи и поля хоживали, в коихъ в старіе времена народъ Аляни или Роксоляни при рЂкЂ Дону живали.

**) ИмЂются Перекопскіе степи недалеко потока, називаемого Деревяного, по-татарски Агаръ-либертъ. На тЂхъ степахъ трави какъ тростникъ великіе ростутъ и на онихъ татари лЂтомъ и зимою бывало пасуть свои верблюди, лошади, скотъ рогатій и овци. Нахоживалось тамъ звЂрей дикихъ, какъ то: лошадей, вепровъ, свиней, козъ дикихъ, сугаковъ, и инихъ доволно. Не далеко тЂхъ мЂстъ стоитъ дуброва невелика, но весма густая, которую вода обливаетъ и которая острову подобна.



*) Гвагнинъ о Славянахъ, книга 9, часть 2, страница 13.

**) Гвагнинъ о Перекопскихъ и Очаковскихъ татарахъ, книга 8, часть 3-я, стр. 29 и 30.



Козаки запорожские в старие времена в тЂ Перекопские степи ради добичи звЂрини бывало ходятъ, татаръ разбиваютъ, обдираютъ и убиваютъ. И когда от татаръ в тую дуброву бывало до 200 человЂкъ /326/ с ручницами уйдутъ, то татаръ хотя бы и нЂсколко тисячъ ихъ тамъ аттаковали, ничего имъ бивало не здЂлаютъ. На томъ остро†была в старину знатная крЂпость, какъ тамъ и теперъ остатки розваленнихъ стЂнъ свидЂтелствуютъ. От того острова до Азова два дни ходу.

*) 1299 года, за князя литовского Витена, козаковъ литовскихъ 600 человЂкъ, впадши в Пруссію, великие шкоди и разорения огнемъ и мечемъ подЂлали, нЂмцовъ многихъ побили, а 300 плЂннихъ съ собою в Литву пригнали.

**) 1304. Князь литовскій Гедиминъ, по разорении Батиемъ Киева (которое божіимъ попущениемъ приключилось 1240 года), Владимер городъ волинскій и володимерского князя Владимера убилъ, Леона луцкого к побЂгу в Киевъ понудилъ, городъ Луцкъ и всю Волинскую землю под свою власть покорилъ.

***) 1305. Онъ же Гедиминъ городами Овручемъ и Житомиромъ овладЂлъ, Леона луцкого и Олега переясловского князей побилъ, а Станислава киевского и Романа бранского прогналъ, и городи: БЂлагородку близъ Киева, потомъ Киевъ, всея Россіи столицю, посля Черкаси, Каневъ, Переяславле, СлЂповоротъ, Бранскъ и Путивель, отчасти оружиемъ, а отчасти доброволною здачею себЂ покоривши, височайшимъ княземъ всея Россіи сталъ.

****) 1307 году козаки литовскіе, за тогожъ князя Гидимина, в Калишевскую и СЂрадскую полскіе земли ненадежно впадши, очоличніе мЂстечка огнемъ пожгли и с многою добичею воспять возвратилися.



*) Гвагнинъ о ЛитвЂ, книга 2, часть 1, стран. 18.

**) Гвагнинъ о литвЂ, книга 2, часть 1, стран. 20.

***) Тамъ же.

****) Тамъ же, стран. 18. /327/



*) 1325. Король полскій Владиславъ Локотко за своего сина Казимира заручилъ дочъ у князя литовъского Гедимина в супружество, которая от своего отца в Краковъ отправлена съ знаменитими литовскими особами, при которой свитЂ било и козаковъ литовскихъ много, кои в такомъ убранст†в пути ехали и в Краковъ вежжали: одЂти они были въ медвежіе шуби, шляпи на головахъ ихъ волчіе, а при бокахъ ихъ сагайдаки съ стрЂлками и съ луками.

**) 1393 году по 1496 годъ, за князя литовского и руского Витолда. с повелЂнія. его, гетманъ литовскій Семенъ козакъ непріятелскіе городи часто разорялъ и опустошалъ.

***) 1449. Иоаннъ Олбрахтъ, синъ короля полского Казимира IV, и при немъ подоляни, русь и козаки татаръ на УкраинЂ, на Подолию нападшихъ, побЂдили при селЂ КоперштинЂ, 15,000 убили, а в другой разъ при рЂкЂ СавракЂ, которая в рЂку Богъ впадаетъ, около 10,000 и ханского сина умертвили, плЂнниковъ и добичи у нихъ отбили; в коихъ обоихъ сраженияхъ найпаче козаки, яко тамошнихъ мЂстъ добре свЂдоми, дЂйствовали.

****) 1450. Татари, хотячи отмстить прошлогодное свое поражение, зимою в Подолию впали, коихъ снЂгъ великій такъ завалилъ, что имъ уходить уже било трудно. Подоляни, русь и козаки за ними в слЂдъ ходили и ихъ утружденнихъ до тисячи поразили, полону у нихъ 1,000 отбили и самихъ ихъ 9,000 убили.



*) Гвагнинъ о Полши, книга 1, часть 2, стран. 16.

**) Гвагнинъ о ЛитвЂ, книга 2, часть 1, стр. 31.

***) Гвагнинъ о ЛитвЂ, книга 2, часть 1, стр. 61.

****) Тамъ же. /328/



*) 1607 году, за короля полского Жигмонта I, татари въ Волинию били впали, но никакой добичи не получили, потому что князь Острожскій ихъ одну часть, а другую вождъ козачій Павло поразили и плЂнниковъ отбили, а Лукашъ и Муравець загонъ ихъ весь разбили и всю добичу у нихъ отняли.

**) 1612. Ханъ кримскій Менди-Герей, наруша миръ свой с Полшею присяжній, на Русь и на Подолию наслалъ татаръ 40,000, кои вездЂ на 40 миль в РусЂ и в Подоліи мЂстечка, села и деревнЂ пожгли, людей полонили, скотъ забЂрали, старихъ и дЂтей убивали, дЂвицъ и женъ насилствовали и плЂннихъ обоего пола на 50,000 увели и со всею добичею въ свою землю возвратилися, хотя поляки с козаками на 500 татаръ убили и нЂсколко загоновъ ихъ разбили.

***) Король полскій Жигмонтъ Первій к тому хану посла отправилъ спросится: для чего онъ, в противность своей о мирЂ присягЂ, такія разорения в его королевст†здЂлалъ? Ханъ къ королю отвЂтствовалъ: „тое-де учинили молодие люди, а я-де молодости ихъ укротити не моглъ“. Поляки, видя такое вЂроломство и ясное себе от нихъ осмЂяние, болше служивихъ военнихъ людей на УкраинЂ содержатъ установили и приговоръ такой заключили, чтобъ молодие люди на УкраинЂ въ воинскихъ дЂлахъ изобучались и для защищения границъ от татаръ всегда били бъ в готовности, и сіе о козакахъ разумЂть должно.



*) Гвагнинъ о ЛитвЂ, книга 2, часть 1, стр. 87, 88, 89. О ПолшЂ, книга 1, часть 2, стр. 19.

**) Гвагнинъ о ЛитвЂ, книга 2, часть 1, стр. 87, 88 и 89.

***) И о ПолшЂ, книга 1, часть 2, стр. 19.



Того жъ года Прецлавъ Лянцкоронскій, собравъ нЂсколко сотъ украинскихъ козаковъ, ходили в БЂлагородъ татар-/329/скій, гдЂ скота, лошадей и овецъ множество занявши, въ Украину гнали. Турки и татары ихъ у Ведового озера постигши, какъ с ними в бой вступили, козаки ихъ побЂдили и в доми свои с користми возвратились.

*) Тотъ же Прецлавъ Лянцкоронскій билъ первимъ гетманомъ козацкимъ и Турецкую землю воевалъ с козаками благополучно; за какие знатніе услуги король полскій Жигмунтъ Первій утвердилъ ихъ козацкие волности и имъ козакамъ по обоимъ сторонамъ ДнЂпра, вгору и внизъ пороговъ, во владЂніе земли пожаловалъ. По немъ Лянцкоронскомъ князь Димитрій Вишневецкій, а потомъ князь Евстафій Ружінскій били козацкими гетманами.

**) Князя Ружинскіе турокъ и татаръ побЂждали, будучи у козаковъ запорожскихъ гетманами дЂйствителними и исправними.

***) Съ 1516 года козаки запорожскіе чемъ далЂе, тЂмъ лутше воинскимъ ремесломъ забавлялися, и что турки и татари русЂ и полякамъ в прошедшие времена ни дЂлали, они все тое имъ отмщали. Жили они прежде на ДнЂпровскихъ островахъ и временемъ лЂтомъ рибною ловлею упражднялись, которую без соли сушили и оною питались; на зиму жъ в ближайшие к нимъ городи: в Киевъ, в Каневъ, в Черкаси, въ Браславль, в БЂлую-Церковъ и въ иншие сходили. А при кошЂ и пушкахъ невеликихъ (коихъ у турковъ и татаръ, разоряя имъ городи и замки, себЂ надобували) нЂсколко сотъ человЂкъ оставляли, а чолни и дуби свои в безопаснихъ мЂстахъ хранили.



*) Руская лЂтопись.

**) Гвагнинъ о ЛитвЂ, книга 2, часть 1, стр. 13.

***) Гвагнинъ о Низовихъ Запорожъскихъ козакахъ, книга 3, часть 3, стр, 31, 32, 33, 34 и 35.



Тамъ прежде не бивало ихъ много, /330/ кромЂ нЂсколко тисячей; а съ 1611 году уже собиралось ихъ и нЂсколко десятковъ тисячей. Многократно они Очаковъ, БендерЂ, БЂлагородъ и иние городи и крЂпости турецкіе разоряли и в степахъ татарскихъ лошадей, рогатого скота и овець такъ много забирали, что татари, гдЂ бивало стада скотовъ своихъ пасутъ, далеко уже не загонили, опасаясь от козаковъ нападенія. А о тЂхъ, кои на ДнЂпровскихъ островахъ пребивали, в тЂже времена турки и татари говаривали: естли бы де запорожскіе козаки изъ тЂхъ острововъ виведенни били, то бъ де ми съ gаурами (такъ християнъ називаютъ) дружелюбно обходилися“; к тому жъ и у поляковъ часто договаривались, что б тамошніи края били впустЂ и люди тамъ би не умножались, даби имъ можно било быть в КонстантинополЂ без всякія опасности. Но поляки, имъ не довЂрая, всегда себЂ в мисляхъ такъ держали: крЂпкая то намъ защита, что козаки запорожскіе, на ДнЂпровскихъ островахъ навсегда безперемЂнно пребиваютъ.

*) Собирались козаки в старину на тЂ острова такимъ образомъ: когда бивало одинъ козакъ на какомъ остро†осидится, то къ тому одному в скоромъ времени нЂсколко сотъ прибудетъ, кои с тЂмъ де однимъ на ономъ остро†совокупясь вомЂщаются. Съ коихъ острововъ били три найславнЂйшие:

**) Одинъ прозивается Коханъ, которій длиною на нЂсколко миль лежитъ между порогами, от Киева в сороку миляхъ.



*) Тамъ же.

**) Тамъ же.



На томъ остро†козаки когда бивало обрЂтаются, то татари, об ихъ тамъ прибиваніи послишавъ, не такъ дерзновенно на тую сторону ДнЂпра в Русь и в Полшу для добичи чрезъ броди Кременчуцкій и Кючманскій переправляются, коими /331/ бродами свободно бивало переходятъ, когда какого времени на ономъ остро†козаковъ не биваетъ. А какъ на ономъ остро†козаки учнутъ опять пребивать, то татарамъ переходъ опять препятствуютъ и забороняютъ.

*) Другій близъ того островъ називается Хортицкій, которій славенъ по тому, что на ономъ в стария времена князь Димитрій Вишневецкій жителствовалъ и которій, будучи гетманомъ запорожскимъ, толь великія татарамъ препятъствия дЂлалъ, что они, чрезъ всю его тамъ битность, в Русь и в Полшу частихъ набЂговъ чинить не дерзали.

**) Третій островъ називается Томаковка, на которомъ бивало найболЂе козаки обитаютъ. Сей островъ они за найлутчую крЂпость имЂли.

Козакамъ запорожскімъ никто никакова вреда водою здЂлать не можетъ, понеже к нимъ изъ Чорного моря ни галерами, ни ботами вгору ДнЂпра взойтить никакъ возможно, ради тамъ на ДнЂпрЂ имЂющихся каменихъ, рукою Божіею устроеннихъ, пороговъ, от коихъ они и запорожскими козаками назвались и називаются, и кои такъ изобучени, что тЂ пороги чайками или водними суднами, по канатамъ внизъ ДнЂпра спускаясь и вгору поднимаясь, безвредно и весма искусно переправливалися; каковими суднами встарину великие князя киевские на море Черное хаживали, греческимъ цесарамъ многие шкоди дЂлали и под Константинонолемъ ихъ войною посЂщали.

***) Какъ жо из БЂлагорода, изъ Очакова и изъ инихъ турецкихъ городовъ начали каравани ходить в Мосъкву, то козаки запорожские, тЂ турецкіе каравани часто перенимая,



*) Тамъ же.

**) Тамъ же.

***) Тамъ же. /332/



разбивали, ограбляли, турковъ убивали и от нихъ язика доставали. В тЂ жъ времена дЂлали они полякамъ великия, без сомнЂния, прислуги, — яко же они издревле били воини храбріи и туркамъ и татарамъ всегда страшніи, найпаче же при своихъ гетманахъ: при князЂ Димитріи Вишневецкомъ, при козачіихъ вождахъ: при БирулЂ, при ТемрюкЂ ПятигорцЂ, при АлександрЂ, при МихайлЂ и при Евстафіи князяхъ Ружинскихъ, старостахъ черкаскихъ, при Прецла†Лянцкоронскомъ, а особливо при Зборовскомъ, при князЂ Ружинскомъ, при КосЂнскомъ, при ИванЂ СвЂрчовскомъ и при инихъ своихъ гетманахъ; о коихъ гетманахъ и козачіихъ знаменитихъ воинскихъ дЂйствахъ полни суть исторіи. (Сіи слова точніе Гвагнинови).

*) 1518 году татари, во отмщеніе своихъ отъ русЂ и козаковъ поряженій, в Волинію били впали, изъ коихъ князь Острожскій до 800 и Евстафій, староста черкаскій, до 3,000, обое с козаками, убили.

**) 1528. Прецлавъ Лянцкоронскій, староста хмелницкій, Евстафій черкаскій съ вЂницкимъ и брасълавскимъ старостами согласясь, в нЂсколкихъ стЂхъ конницЂ поляковъ и козаковъ под Очаковъ ходили; тамъ, троекратній бой с татарами учинивши, скота 30,000, а лошадей 500 в доми свои пригнали.

***) 1534. Козакъ Венжикъ Хмелницкій, будучи гетманомъ запорожскимъ, великую силу орди побилъ под Заславълемъ на ВолинЂ.



*) Гвагнинъ о ЛитвЂ, книга 2, часть 1, стр. 90.

**) Тамъ же, стр. 99.

***) Руская лЂтопись. /333/



*) 1547 года. Татари, впадши в рускіе края, около ВЂници и в другихъ мЂстахъ многія разоренія причинили. Бернатъ Пертфицъ, староста барскій, съ козаками ходилъ вслЂдъ за ними и достигъ ихъ подъ Очаковомъ; плЂнниковъ не засталъ, ибо татари уже ихъ спродали и оние в городъ Кефу увезени. Однако татарамъ во отмщеніе женъ и дЂтей ихъ висЂкли, инихъ в водЂ потопили, а кои жъ на воду убЂжали, тЂхъ какъ качокъ на водЂ съ ружжа перестрЂляли, оставшихся жъ в живихъ плЂнили и с добичами в доми возвратилися. Такое жъ поражение и разорение и на друтой годъ козаки татарамъ дЂлали.

**) 1566 по 1570 годъ. Козаки с вожжами своими: с Бирулею, съ Минкомъ и Искоркою служили полской республикЂ противъ Россіи с немалою ползою.

***) 1572 г. Султанъ турецкій Зелимъ, имЂя на господара волоского Богдана в мятежахъ его с Полшею подозрЂние за то, что онъ отдалъся королю полскому в послушаніе, онаго Богдана от господарства отставилъ, а на его мЂсто Ивонию опредЂлилъ. Тотъ Ивония съ 20,000 турковъ в Яси вьехалъ, а Богданъ в Полшу убЂжалъ; котораго на прошеніе король полскій Жигмонтъ Первій гетмана коронного Мелецкого съ полскимъ войскомъ и вожда козацкого Темрюка Пятигорца с козаками ему Богдану на помощъ виправилъ.



*) Гвагнинъ о ЛитвЂ, книга 2, часть 1, стр. 107.

**) Гвагнинъ о ПолшЂ, книга 1, часть 2, стр. 138, 139 и 141.

***) Гвагнинъ о ПолшЂ, книга 1, часть 2, стран. 151, 152, 153, 154, 156, 157, и 158.



Тотъ гетманъ и вождь козацкій, взявши нЂсколко десятковъ из ХотЂни пушекъ, к Ясамъ пошли и надъ рЂкою Прутомъ турецкую передовую стражъ (в которой било турковъ и волоховъ 6,000 человЂкъ) разбили, но толко одинъ козакъ, далеко во-/334/гнавшійся за неприятелми, убитъ. Гетманъ Мелецкій, усмотря, что турковъ и волоховъ великая к нему идетъ сила, назадъ к своимъ границамъ возвратился и оборонною рукою такъ поляки, какъ и козаки, от нихъ въ пути отбиваясь, многихъ турковъ и волоховъ побили и нЂсколко знаменъ и пушекъ ихъ достали, а своихъ мало потеряли, и такъ к ХотинЂ пришедши, лагиромъ стали. Тут же турки и волохи, лагиромъ расположась, ХотинЂ доставали — и достали бъ, ежели бъ Темрюкъ съ козаками на себЂ ихъ не удержали и ихъ не отбили бъ.


Гетманъ Мелецкій, видя такое Богдана нещастие, что его на господарст†волоскомъ посадить не можно, оставивши в ХотинЂ коменъданта съ полскимъ гарнизономъ, чрезъ ДнЂстръ съ онимъ Богданомъ и со всЂмъ своимъ войскомъ переправился съ великимъ, за неимЂниемъ поромовъ, трудомъ и в лошадяхъ урономъ. Турки и волохи на нихъ переправляющихся такъ силно иззаду наступали, что пЂхота полская дробнимъ ружъженъ и пушкали едва от нихъ отбилася. Да и з Хотинской крЂпости пушечная палба оную пЂхоту защищала, ибо комендантъ съ гарнизономъ в той крЂпости гетманомъ Мелецкимъ оставленъ ради защищенія оной. Ивонія сію крЂпость чрезъ нЂсколко недель доставалъ, но удачи получить не могъ и для того к гетману Мелецкому о здачЂ себЂ Хотини чрезъ своего нарочного писалъ, обЂщаясь королю полскому на послушаніе учинить присягу. Гетманъ о семъ королю доложилъ; король ему тую присягу съ онаго Ивоніи взять и Хотинь ему отдать повелЂлъ. Тая присяга гетманомъ от Ивоніи взята, а ему Хотинь отданъ.



Тамъ же. /335/



*) 1674 году, за короля Генрика француза, Ивония, помянутій господаръ волоскій, сидя на ономъ господарствЂ, от Петрила, родного брата, воеводи мултянского. непрестанние узнавалъ безпокойства: ибо оній Петрило у Зелима, султана турецкого, оное господарство волоское купуя, многіе денги ему поступалъ.



*) Гвагнинъ, тамъ же стран. 180.



Когда жъ Ивонія у онаго султана просилъ на свое господарство обикновеннаго подтверждения, то султанъ у него востребовалъ столко сумми денежной сколко реченій Петрило суллилъ. Ивонія, созвавъ знатнихъ волоховъ, предложилъ имъ тое султанское требование со своилъ мнЂниемъ: ежели де такую сумму денегъ ему султану давать, то де на волоскій народъ бретъ дань наростать болшая, — которую давать ли, или от оной оружиемъ боронится? требовалъ от нихъ общаго соизволенія. Волохи всЂ на послЂднее согласились, толко бъ искалъ к себЂ чужой помощи. Ивонія, разсуждая, что Полша, ради заключеннаго с турками мира, болЂе ста лЂтъ продолжавшагося, от помощи ему откажется, а вЂдая, что козаки есть народъ волній и между ними находятся воини храбріи, — посла своего к нимъ отправилъ с прошеніемъ, чтоб они ему противъ турокъ пологали за такую заплату, какову сами пожелаютъ. Козаки тое его прошеніе с радостію приняли, и гетманъ ихъ Иванъ СвЂрчовскій с полководцами: съ Барсаномъ, Козловскимъ, Служенскимъ, Инеимъ и Соколовскимъ, из Браславля и изъ прочіихъ мЂстъ украинскихъ собравъ козаковъ 1,200 человЂкъ, мимо волю РЂчи Посполитой, к нему Ивоніи пришли. Билъ Ивонія съ ихъ прихода зЂло радостенъ; всЂхъ ихъ в полЂ поччивалъ особъ началнЂйшихъ и особъ рядовихъ, и из пушекъ, и из гаковницъ, и из ручной стрЂлби пришествие ихъ торжествовалъ с неизреченною радостию. Скоро по обЂдЂ нЂсколко блюдъ /336/ серебранихъ, червонцами золотими наполненнихъ, принесть и передъ козаковъ поставить повелЂлъ и просилъ, даби они тЂ денги на сей первой разъ приняли. Козаки, тЂхъ денегъ принимать не хотя, долго отговаривалися, однако, посля принявъ, между себе раздЂлили. Ивонія на правомъ крилЂ своего войска козакамъ ставку опредЂлилъ, куда шесть бочокъ вина и нЂсколко сотъ талярей битихъ к нимъ отправилъ. На утренній день, передъ разсвЂтомъ, к нимъ в ставку ихъ пришедши, всЂхъ к себЂ просилъ, послЂ к нимъ такую рЂчъ полскимъ язикомъ учинилъ: „Естли би я о вашей храбрости и отваги, преславние воини, не вЂдалъ, я бы по васъ нЂкогда не посилалъ и в такій далній путь васъ не утруждалъ. Но понеже я вЂдаю, что вы воини и славу великую въ искуст†и воинст†имЂете, того для къ настоящей сей моей нуждЂ васъ призвалъ, которую нужду съ Зелимомъ, турецкимъ султаномъ, а с моимъ главнимъ неприятелемъ, теперъ имЂю. Прошу васъ мнЂ служить за денги, хотя я уреченнаго вамъ жалования поставить не смЂю, опасаясь, чтобъ малимъ чемъ противъ вашей храбрости не поступилъ. Однакожъ, чего вамъ будетъ потребно — либо денегъ, либо провіанта и фуража — всего доволно всегда имЂть будете, и увЂряю, же въ томъ не сомнЂваюсь, что вы столко поступать будете, сколко добримъ воинамъ принадлежитъ і благопристойно есть. При семъ за такое хотЂніе ваше вамъ велми благодарю. что вы, будучи хрістиянами, ко мнЂ пріехали и в семъ случаи мене не оставили; за что вамъ всегдашнимъ должникомъ буду, и столко на всякого товариша платить хощу, сколко сами скажете. Ибо, хотя васъ малое число противъ толикаго непріятеля вижу, однако я о васъ такъ себЂ держу, какъ бы вы ко мнЂ въ 12,000 прибили. А о неприятелЂ нашомъ нЂлзя не ска-



Тамъ же, стр. 181. /337/



зать, чтобъ от насъ збитъ не билъ. Я принужденъ туркамъ сіе признавать, что имъ щастие служитъ, понеже с малаго начатка такъ зЂло високо вознеслись; и то все из божескаго попущенія сталося. Ибо хотя они турки гдЂ что достали и завладЂли, то тое все хитростию и обманомъ, а не своею силою. И для того я такъ разсуждаю: какъ они скоро вгору поднеслись, такъ скоряе низпасти могутъ. БолЂе мнЂ от радости рЂчи продолжать плачъ пресЂкаетъ. Какъ я вамъ радъ и какое к вамъ сердце имЂю — Богъ сіе самъ вЂсть и вы, уповаю, тое жъ по мнЂ видите, чего для я вамъ себе рекомендовать не желаю. Токмо сіе вЂдайте, что щастіе мое — щастіе ваше есть“. Сію рЂчъ Ивония виговоривъ, слезами облился.

Противъ чего гетманъ СвЂрчовскій, именемъ всЂхъ козаковъ, ему Ивоніи кратко отвЂтствовалъ: „Никакие денги, о коихъ мы мало стараемся, насъ к тому привели, чтобъ мы к тебЂ, Ивонія, пріехали; но толко что б мы твоего непріятеля били, и для того твоей плати никакой не жедаемъ. Доволно намъ и сего будетъ, естли твоего непріятеля отсюду виженемъ и тебе с нимъ успокоимъ. А ти награждать будешъ насъ какъ щастие то покажетъ. Мы турецкой сили нимало не боимся; но какой конецъ быть имЂетъ — Господу Богу продаемъ в святую его волю. А мы о семъ найприлЂжнЂе трудится будемъ, чтобъ тебе отъ твоего непріятеля оборонить могли“.

ПослЂ сего дополненія Ивонія гетмана СвЂрчовского и всЂхъ козаковъ к себЂ на кушання отпросилъ и за столъ с собою всЂхъ посажалъ, а за другими столами волохамъ садится повелЂлъ, и за оними волосъкіе господа сЂдЂли.



Тамъ же. /338/



О чемъ всемъ когда султанъ турецкій освЂдомился, тотъчасъ 30,000 турокъ и 2,000 венгровъ послалъ на помощъ мултянскому воеводЂ, которому повелЂлъ, дабы онъ Ивонію поймалъ, а Петрилу, брата своего, на волоское госъподарство посадилъ. Сей воевода, с повелЂнія султанского, съ оними турками и венграми, а мултанъ било 40,000, въ Валахию в походъ виступилъ и, чрезъ рЂку Молдаву переправясь, лагиромъ над тою жъ рЂкою сталъ. О коемъ его пріходЂ волохи знатъ дали Ивоніи. Ивония тотъ часъ гетмана СвЂрчовского с козаками, давъ ему волоховъ 6,000, про путь добре свЂдомихъ, к туркамъ отправилъ, а за ними вслЂдъ со всею своею арміею маршировалъ. Гетманъ СвЂрчовскій всЂхъ своихъ козаковъ и волоховъ просилъ, чтобъ какъ скоро возможно, буди хотятъ какое добро здЂлать, слЂдовали и нечаянно на неприятеля напали бъ. В то жъ время на розездъ неприятелскій, в которомъ было 400 человЂкъ, козаки улучили и ихъ всЂхъ окружа поймали и о всемъ непріятелскомъ состояніи язика взяли. О чемъ СвЂрчовскій далъ знать Ивоніи, и скорого его к себЂ прихода требуя, его извЂстною побЂдою обнадеживалъ, а самъ тутже стоя, непріятеля чрезъ два часа берегъ. Ивония к нему немЂдленно прибылъ и на три части свое войско роздЂлилъ. СвЂрчовскій съ одной сторони, а Ивония съ троихъ на обозъ непріятелскій ударили и, жестокій крикъ учиня, турокъ и мултянъ такъ устрашили, что ни боронится, ни утЂкать не могли, затЂмъ что лошадей на пасбу роспустили. Полегло ихъ тамъ великое число, и толко воевода мултянскій с братомъ своимъ, перепъливъ чрезъ Молдаву, в Браиловъ убЂжали: на томъ мЂстЂ баталіи все поле было покрито трупами непріятелскими и кровъ текла потоками.



Тамъ же стр. 182. /339/



Ивонія въ обозЂ немалую користь одержалъ, которую своимъ, найпаче козакамъ, роздалъ. Потомъ, вступя в землю Мултянскую, тамъ многіе шкоди огнемъ и мечемъ подЂлалъ. Когда жъ довЂдался, что воевода в БраиловЂ, к городу пришедъ, двухъ мултяновъ плЂнниковъ к тамошнему коменданту отправилъ, чрезъ коихъ видання воеводи и брата его требовалъ, угроживая осадою и добитиемъ города. Тотъ комендантъ пуль пушечнихъ болшихъ и малихъ по десяти чрезъ четирехъ турковъ к нему вислалъ, обявляя, что такимъ поччиваниемъ изобилно его угощивать будетъ.

Ивония, осердясь на тЂхъ посланниковъ, губи, носи и уши отрЂзать и передъ городомъ повЂсить, а пЂхотЂ съ лЂсницами к городу приступать повелЂлъ, кои весма скоро валъ городскій порейшли и, в городъ впадши, турковъ всЂхъ вирубали и никого живого, какъ-то и собакъ, не оставляли, а кровъ ручеями в Дунай лилась. ПослЂ и городъ изъ основания разорили, в которомъ много користи: золота, серебра, жемчугу, и прочіихъ богатствъ козаки получили, и замокъ доставать били вознамЂрились. Но Ивонія, извЂстясь, что турокъ 15,000 идутъ на помощъ осажденнимъ, противъ нихъ гетмана СвЂрчовского с козаками, давъ ему и волоховъ 8,000, виправилъ, коихъ СвЂрчовскій врознь розогналъ и поразилъ, а толко ушло ихъ 1,000 в Тегинію. И что тамъ било другое войско турецкое и татари, оттоль дано знать Ивоніи; и для того онъ от замку браиловского отступя и съ СвЂрчовскимъ соединясь, на оное турецкое войско общими силами ударили и турокъ паки поразили, а послЂ и городъ Тягинію достали и всЂхъ въ ономъ людей до единого висЂкли.

Такия знаменитія над турками Ивонія имЂлъ побЂди, но воздЂ съ СвЂрчовскимъ и козаками, кои ему били в силной



Тамъ же, стр. 183. /340/



всегда помощи. ПослЂ того 600 козаковъ под БЂлагородъ татарскій ходили, городъ достали и половину онаго спалили.

ТЂмъ временемъ Ивонія отдохнулъ, а козаки не праздновали, и паки постерегши войско турецкое, которое с татарами шло под БЂлагородъ, противъ нихъ вишли. Далъ же имъ Ивонія волоховъ 8,000, коихъ СвЂрчовскій позади оставивши, козаковъ своихъ на трое роздЂлилъ: въ средЂ 400 человЂкъ съ огъненнимъ оружиемъ и в панцирахъ противъ турецкихъ копЂйниковъ поставилъ; на правомъ крилЂ, в которомъ и самъ былъ, стрЂлцовъ с луками; а на лЂвомъ крилЂ съ самими рогатинами или копьями опредЂлилъ. Турки, видя такое в козакахъ малолюдство, смЂло с ними в бой вступили. СвЂрчовскій средней части на турокъ стрЂлять велЂлъ, и когда мЂшатся почали, исъ другими самъ из боку правого на нихъ прискакалъ и с луковъ стрЂлять почалъ, а из лЂвого боку с рогатинами на турокъ напали и отвсюду ихъ утЂсняли. Сей бой цЂлій часъ продолжался. Когда жъ волохи, люди неутружденніе, припали, тотъ часъ ихъ сломили и побЂдили. 200 живихъ поймали и къ Ивоніи привели, коихъ Ивонія косами порубить всЂхъ велЂлъ. ТЂхъ турковъ вождъ билъ столко богатъ, что козакамъ себе золотомъ удвое, серебромъ утрое, жемчугами и другими драгоцЂнними вещми въ одно отвЂсить хотЂлъ и просилъ, что бъ его къ Ивоніи не вели; но она свою къ Ивоніи вЂрность болЂе всЂхъ его скарбовъ предпочитая, его живого Ивоніи представили, которій от рукъ чернЂ съ протчіими турками на куски разсЂченъ.

Когда султана турецкого такія поряженія дошли, зЂло онъ былъ с того печаленъ, ибо опасивался, чтобъ и княженія волоского, и того всего, что с той сторони Дуная имЂетъ, не потерять, яко же тамошнее дЂлъ его состояніе к тому



Тамъ же стр. 184. /341/



близко наклонялось, ежели бы Еремій, губернаторъ хотЂнскій, Ивоніи не измЂнилъ.

Ивоній онаго Еремія съ 13,000 волоховъ к Дунаю боронить туркамъ переправи отправилъ, а самъ войско свое на раздохъ чрезъ краткое время распустилъ съ такимъ намЂрениемъ, чтобъ когда от него Еремія о неприятелЂ знать дано будетъ, паки съЂхались вмЂстЂ. Но тотъ Еремій съ Петриломъ, воеводи мултянского братомъ, за Дунаемъ с войскомъ стоявшимъ, измЂннически зънесся и взявъ от него 80,000 червонцовъ, ему съ турками чрезъ Дунай переправлятся допустилъ, и самъ, къ Ивоніи приехавъ, ложній репортъ ему подалъ, будто турокъ от переправи ни отбить, ни препятствовать никакими мЂрами не возмогъ. В тожъ самое время Ивония с козаками замокъ Тегинскій доставалъ, токмо жъ от той осади принужденъ отступилъ и сколко и какъ скоро войска своого могъ собрать, съ онимъ противъ непріятеля к Дунаю поспЂшалъ, а пришедъ туда, недалеко от турокъ обозомъ расъположился. Козаки, не имЂя язика и не вЂдая дЂла, а тому Еремію не довЂрая, начали печалится. И пришедъ СвЂрчовскій къ Ивоніи, именемъ всЂхъ козаковъ, сказалъ ему рЂчъ сію: мы де тебЂ, Ивонія, разъ учинивъ свою вЂрность, какъ до тЂхъ поръ противъ твоего неприятеля вЂрно служили, такъ и теперь в томъ служить будемъ, чтобъ твой неприятель в твою землю не вошолъ, раз†по мертвихъ тЂлахъ нашихъ. Толко жъ намъ первЂе о семъ провЂдать надобно: много ль есть неприятелей, и что они промишляютъ, чтобъ мы какъ на крюкъ не били приведенни и головъ своихъ какъ нЂмая скотина не потеряли напрасно. И для того — какую вЂдомость о неприятелЂ и какой совЂтъ и какую воинскую хитрость имЂешъ, и намъ обяви.



Тамъ же стр. 185. /342/



Противъ той рЂчи Ивония, вздохЂнувши, краткими виражениями сказалъ: „Дозналъ я вЂрности вашей, любезніи воини, противъ себе многократно; того для я васъ на мясния лавки видать и без вашего совЂта дЂйствовать ничего не могу. Итакъ обявляю вамъ, что Еремій вишереченній недалеко съ войскомъ находится, которому я повЂрилъ, даби онъ о поступкахъ непріятелскихъ совершенно вивЂдался и ко мнЂ давалъ би знать немедлЂнно. Я ему вЂру, какъ своему здоровю, ибо о его вЂрности и храбрости добре я свЂдомъ; и онъ мнЂ уже доносилъ, что турковъ болЂе нЂтъ, какъ толко 15,000, а хотя би ихъ было и 30,000, однако, за божиею помощию, с ними бится будемъ“.

СвЂрчовскій тЂмъ билъ недоволенъ и Ивонию, чтобъ въ обозЂ удержался, просилъ, а самъ с козаками под неприятеля для язика подпасть вознамЂрился. Сіе Ивония радостно ему и дозволилъ и съ гетманомъ своимъ волоховъ 6,000 к нему придалъ. Когда жъ СвЂрчовскій съ тою партиею виехалъ, то заразъ на стражъ турецкую улучилъ. Козаки на нихъ ударили и разгромили, а одного с нихъ, и того велми раненного, поймали. Однако жъ от него о неприителЂ вивЂдатся не могли за его слабостию, но толко из самой стражи примЂтили, что великое непріятелское войско имЂется; того ради Ивоніи совЂтовали, чтобъ онъ, очувствовавшись, какъ далЂе тому Еремію впредь вЂрить, остерегался. А Ивония сказалъ: „Не имЂемъ мы о чемъ печалится. Я вЂдаю, какъ ему Еремію вЂру, и незадолго покажется, что мы и сами неприятеля перечислимъ. А я на тое сюда пришолъ, что бъ отечество мое по смерть боронить“.

Итакъ самъ с трома сти конницы съ обозу виехалъ; а обозъ билъ расположенъ над озеромъ в добромъ мЂстЂ. По-



Тамъ же, стр. 185. /343/



дехалъ онъ под неприятеля. Была тамъ неболшая гора, на которую онъ сехавъ, войску турецкому присматривался; но ничего распознать не могъ, потому что лагерь неприятелскій стоялъ в долинЂ, а толко примЂтилъ, что стражъ турецкая вчетверо болше, нежели прежде видЂли оную, превосходила, которая волохамъ себе постеречь не допуская, в долину тихо скрилась. Итакъ Ивония, не провЂдавъ совершенно о непріятелЂ, с войскомъ своимъ, котораго было 30,000, двинулся, на тридцять часътей оное раздЂливши; в каждой части были пушки и морътирокъ меж ними восЂмъдесятъ; конница особъ, а пЂхота особъ были поставленни. Любили зЂло рядовіи Ивонію. и для того къ виезду его не пущали, опасиваясь, что бъ господа волоскіе измЂннически его туркамъ не видали; а толко была въ единихъ козакахъ вся надежда. Ивония, войско устроивши, и пока к бою прійдетъ, самъ опять к непріятелю подехалъ и усмотрЂлъ, что турковъ болЂе 50,000 явилося. Тогда уже, познавъ Еремиеву измЂну, его к себЂ призвалъ. Однакъ онъ, виговариваясь перед ним, в знакъ своей к нему вЂрности, в передЂ противъ неприятеля иттить хитро приобЂщался; и когда бой с турками зачался, то онъ Еремій передомъ всЂхъ к бою съ своими пошолъ — и тотъчасъ знамя свое къ земли спустилъ и всЂмъ шляпи с головъ снять, на копЂяхъ и мушкети взложить и самимъ к земъли наклонитися велЂлъ. Турки, сіе дЂйство увидя, от битви приостановилися и его, измЂнника Еремия, меж себе приняли. Волохи, тою измЂною Еремиевою стревожившись, и об оной Ивоніи извЂстивши, усумнЂватся начали. Ивонія, какъ мужъ сердца доброго, волоховъ ободряя, смЂло с турками битись велЂлъ. Турки измЂнниковъ в самомъ чолЂ противъ Івоніиного войска поставили и какъ



Тамъ же стр. 186. /344/



скотину погнали, на коихъ Ивония от великаго гнЂва со всего оружжа стрЂдять по нихъ повелЂлъ. Итакъ измЂнники — однЂ от турокъ, а другіи от своихъ — всЂ до единого побити, и столь много ихъ тамъ полегло, что турки чрезъ ихъ трупи переходить не могли. Козаки, видя сіе дЂйство, какъ найскоряе к туркамъ поскакали и такъ ихъ силно разили, что ихъ в замЂшателство привели. А волохи съ другой сторони на нихъ же ударили и такъ храбро съ ними бились, что турки назадъ уступили — либо что ихъ удержать не могли, либо что бъ ихъ на свои пушки заманили. Но СвЂрчовскій, тотъ турецкій обманъ постерегши, на волохъ к возврату крикнулъ, и волохи возвратилисъ. А турки опять на нихъ наступили: толко жъ волохи силно имъ противилися и, въступній бой с ними дЂлая, мужественно турокъ отгоняли. Потомъ турки осилились и (на) волохъ всею храбростию насътупили и изъ огненнаго оружжа палили, и такой силной от обоихъ сторонъ бой начался, что такъ турки, какъ и волохи, с лошадей какъ снопи падали, и такъ силно обЂ сторони сЂклись, что имъ в рукахъ ни сили, ни ружжа не доставало; ктому жъ и пиль такъ великая приключилась, что напослЂдокъ одинъ другого видЂть и распознать и от весма густой стрелбы ничего слишать не могли, а пушкари не видЂли, куда стрЂляли. Въ томъ времени Ивония прискочилъ къ своимъ и за пушки свои уступитъ и знаменъ своихъ беречь приказалъ; да и турки такъже назадъ отступили. ТЂмъ временемъ дождь великій лить сталъ и пиль тую прикрилъ. Сей дождь волохамъ былъ не в ползу, потому что волоскіе пушки, на коихъ вся сила оборони зависала, замочилъ. И такъ волохи принуждени с турками саморучно биться и от трудовъ крайне изнемогали; что же татари, люди свЂжіе,



Тамъ же. /345/



избоку на волохъ напали, тіе волохи утЂкать начали, а татари и турки, за ними гонясь, ихъ убивали. И такъ на мЂстЂ баталіи толко саміи рядовіи и козаковъ полтораста остались, на коихъ турки, будучи такъже утруждены, наступать уже не дерзали. Ивония, к козакамъ прискакавъ, рЂчъ сию имъ говорилъ:

„Видите, мои храбріи воини, что чрезъ измЂну Еремиеву до того намъ пришло, что голови свои неприятелю дадимъ; но гдЂ ваши голови лягутъ, тамъ и моя с вашими, а души наши пущай идутъ в небо“.

На что СвЂрчовскій кратко отвЂтствовалъ: „Смерть намъ найменЂе не страшна, и намъ всЂмъ умирать любо есть, толко жъ во убіеніи тЂхъ псовъ погановъ волю нашу потЂшить“.

Сие сказавши, съ лошадей всЂ скочили и, с черню волоскою, коихъ било еще 20,000, соединясь, тотъчасъ полевие пушки отняли у турковъ; а самъ Ивония одну пушку захватилъ и столь силенъ билъ, что оную, хотя и великая била, к своимъ притягъ. Однако, уходя назадъ, тЂ пушки зарядивши полніе порохомъ, тамъ же бросили и милю тогожъ дни от мЂста баталіи ушли, и въ одномъ селЂ на пожарищи ставши, в безводномъ мЂстЂ окопались. Турки всЂ собрались и того жъ дни передъ заходомъ слонца подъ тЂмъ же селомъ вкругъ ихъ обступили, и было неприятеля толикое множество, что ихъ окомъ пересмотрЂть било не возможно. Турки волоховъ и козаковъ, что бъ не убЂжали, цЂлую ночъ берегли и нЂсколко домовъ в томъ селЂ зажгли, от котораго огня такъ какъ въ день было видно. Турки скоро на разъсвЂтЂ на волоховъ и козаковъ съ пушекъ палили; токмо жъ безвредно, потому что окопъ ихъ гораздо билъ поччиненъ,



Тамъ же, стр. 187. /346/



изъ котораго три дни храбро боронились и нЂсколко вилазокъ противъ турковъ чинили. Турки, видя, что ихъ достать трудно, съ Ивоніею о здачЂ трактовать похотЂли, понеже онъ от нихъ на томъ мЂстЂ оборонитись не можетъ. Ивония, хотя ему и жаль было чернЂ потерять, а козаки при немъ хотя и умирать били готови, однако умислилъ туркамъ поддатся на такихъ кондицияхъ: 1) что бъ козаки при цЂломъ здравіи отпущени били; 2) что бъ его живого къ султану турецкому, государу его, отдали; что же до чернЂ касалось, умолчалъ, ибо онъ не усомнЂвалъся, что ихъ турки животомъ пожалуютъ, понеже не кому иному, какъ самому султану, естли би ихъ погубить, уронъ здЂлали бъ. Турки тЂ кондиціи присягою утвердили.

Ивония, взявъ с собою всЂхъ козаковъ, вийшолъ изъ окопу, и пришедъ къ туркамъ, сію рЂчъ говорилъ: „Понеже въ томъ божеская состояла воля, что бъ я въ вашихъ рукахъ билъ, того ради прошу васъ тое исполнить, на чемъ ви мнЂ присягли, а тЂхъ храбрихъ воиновъ (козаковъ) волними отпустили бъ; а естли каковъ гнЂвъ противъ нихъ имЂете, тое все на мнЂ отмщайте, а имъ покой дайте“. Потомъ, съ козаками раставаясь, сіе имъ обЂщалъ, что до посълЂднего своего дихания ихъ никогда запоминати не будетъ. Козаки, сие слишачи, с великимъ плачемъ с нимъ раставались и в руку его цЂловали. Потомъ от нихъ на три из лука вистрЂла отшедъ, чернь волоскую съ собою вивелъ и с ними съ великимъ жалемъ прощалъся, а к козакамъ воротясь, что при немъ золота и клейнотовъ ни было, все имъ роздалъ, съ такою рЂчю: „Не хотЂлъ того Господь Богъ, мои храбрии воини, что бъ я васъ болЂе какъ 1,200 человЂкъ имЂть могъ. Я бы о тое, за помощію божіею, поста-



Тамъ же, стр. 188. /347/



рался, что бъ тЂ пси теперь по моей землЂ не ходили, которую мнЂ Господь Богъ отнялъ. Но уже прошло; а я долженъ потерпЂть, что на мене Господь Богъ допуститы и съ вами розставатся случай подать изволилъ. Да провадитъ васъ Господь в доми ваши здоровихъ! А мене, естли Господь от кровожаждущей руки тЂхъ злихъ людей соблюдеть і здраваго мене к государу моему допровадять, какъ я въ государЂ моемъ не усомнЂваюся, что онъ мнЂ мое господаръство привратитъ, которое естли получить возмогу, то я вамъ и знаменитому народу вашему добро дЂлать не престану — присягаю; ибо я и сіе, что себЂ ни имЂлъ, чтобъ межъ васъ досталось, паче желалъ, нежели тЂмъ псамъ, моимъ неприятелямъ, яко же я узнавалъ вашей многократной к себЂ вЂрности, храбросъти, постоянства и благосклонности, которой я по конецъ жизни моей не забуду“.

Сия его рЂчъ подвигнула козаковъ къ такой жалосты, что они, ему благодаря, вьсЂ ревно плакали. Потомъ, мало у нихъ промедлЂвъ и все свое имЂние у нихъ же оставя, само-вторь, яко плЂнникъ, къ туркамъ въ лагирь пошелъ и с ними чрезъ четире часа разговаривалъ; гдЂ пашу рЂчю своею, можетъ бить, оскорбилъ, ибо онъ его въ брюхо саблею пхнулъ и губу ему пересЂкъ, а яничаре его захватя, голову тотъ часъ отрубили и на коп’е възоткнули, а самое тЂло къ двумъ верблюдамъ привязавши, пустили, кои тЂло его пополамъ надвое разорвали; а послЂ турки всЂ тое жъ тЂло на дробніе частици разсЂкли и кровію его саблЂ свои мазали. Богъ его Ивонию за тое, можетъ бить, такою скаредною смертию наказалъ, что онъ родился и билъ християниномъ, а потомъ, ради богатства и чести отступивъ от християнской вЂри, потуръчился, наконецъ паки к вЂрЂ християнской обратился.



Тамъ же, стр. 189. /348/



Турки, по убіеніи Ивоніи, на чернь волоскую тронулися и онихъ какъ скотину сЂкли. А козаки, не утверждаясь на турецкой присяги, хотЂли въ тотъ же свой окопъ убЂжать и въ ономъ по конецъ жизни борониться. Но что въ томъ окопЂ много уже било турковъ, того ради, гдЂ видЂли пореднЂйшіе турецкіе роти, туда впадали и турковъ рубили, пока турки съ своимъ великимъ урономъ ихъ помертвили; а гетмана СвЂрчовского и с нимъ дванадцять человЂкъ живихъ поймали. Хотя жъ турки на свое суевЂрие ихъ наговаривали, однако они не похотЂли, и ихъ козаки із той неволи викупили. Турки такой козачой смЂлости, отвагЂ и великодушному сердцу видивитись не могли. — Итакъ помянутого Петрилу на мЂсто Ивоніи нещасътного на господарство волоское посадили.

*) 1575 года. Гетманъ полскій полній, Синявскій, извЂстясь о великомъ приуготовленіи татарскомъ для впаденія въ Подолію, послалъ нЂсколко сотъ козаковъ для провЂдивания объ онихъ татарахъ. ТЂ козаки, провЂдавъ, гетману донесли, что татари изъ Крима, переправлясь черезъ ДнЂпръ, подъ Чорнимъ лЂсомъ расположились. Противъ которихъ гетманъ изъготовился. А воевода киевскій, из Киева, из Черкасъ и из Канева козаковъ собравши, тот часъ козаковъ под тЂхъ татаръ послалъ, кои, въ чайкахъ или в дубахъ ДнЂпромъ внизъ пустившись, на стражъ татарскую въ нЂсколкихъ стЂхъ состоящую улучили, и на оную нападши, однЂхъ побили, а другихъ живихъ взявши, к нему воеводЂ припровадили. Было тогда татаръ подъ Чорнимъ лЂсомъ около 80,000 под командою кримскаго хана седми синовъ. Съ тЂхъ татаръ 16,000, впадши под мЂстечко Синявку на Подоліи, уже било начали огнь, что бъ оное зажечь, раскладивать; толко жъ отъ по-



Гвагнинъ о ПолшЂ, кн. 1, часть 2, стр. 190, 191 и 192. /349/



ляковъ и от козаковъ отбити, а къ кошу ихъ самимы козаками прогнани. Когда жъ потомъ поляки войско свое все распустили, то тЂ жъ татари, черезъ ДнЂпръ переправлясь, под тое жъ мЂстечко Синявку нечаянно подпадши, загонами своими въ тамошнихъ рускихъ краяхъ неописаную обиду учинили; ибо, кромЂ малихъ побитихъ дЂтей, живихъ обоего пола около 6,000 в полонъ забрали, лошадей на 150,000, а скота и овецъ безъ числа угнали; которимъ полономъ и добичею с вишеобявленимъ господаремъ волоскимъ Петрилою татари подЂлившись, в Кримъ отошли.

*) Гвагнинъ о низовихъ запорожскихъ козакахъ такъ предъупоминаетъ: „Ежели би поляки на пограничнихъ от татаръ мЂстахъ городи и крЂпости построили и самихъ толко козаковъ болЂе приспособляли бъ и въ тЂхъ городахъ и крЂпостяхъ населили бъ, и имъ бы тую плату, которую на татаръ издерживаютъ, козакамъ давали бъ — никогда би от татаръ такихъ обидъ и разореній въ своемъ королевст†не терпЂли“.

**) Того жъ 1576 года козаки татарамъ тую на Подоліи ними учиненую обиду отмстили. Ходили они съ гетманомъ своимъ Богданкомъ за Перекопъ, и въ Кримъ впадши, многіе шкоди татарамъ подЂлали, Кримъ разорили, жилля ихъ сожигали, татаръ, женъ и дЂтей ихъ, не щадя, кого ни попадали, всЂхъ мертвили, токмо гетмана своего Богданка, которій подъ Асламъ-городкомъ убитъ, потеряли; однако сами съ великою добичею возвратились въ Украину благополучно.

***) 1576 году король полскій Стефанъ Баторій, видя козаковъ противъ турковъ и татаръ толь славную храбрость



*) Гвагнинъ О козакахъ низовихъ запорожскихъ, книга 3, часть 3, стр. 30.

**) Гвагнинъ о ПолшЂ, книга 1, часть 2, стр. 192.

***) Істория Твардовского, прежнее воспоминающая. /350/



и отвагу, привелъ ихЂ въ лучшій порядокъ: гетмана имъ и старшину опредЂлилъ, знамя, булаву, бунчукъ и печать съ войсковимъ гербомъ пожаловалъ, то есть: стоить рицеръ, мушкетъ на правомъ плечЂ держащій, лЂвою ж рукою за бокъ свой держится, съ того жъ лЂвого боку шабля и рогъ (въ которомъ прежде козаки порохъ огнестрЂлній бивало носять), на голо†колпакъ перекривленій; учредилъ имъ по гетманЂ обозного, судей двухъ, писара, асауловъ двухъ, хоружого и бунчучъного войсковихъ, также полковниковъ, старшинъ полковихъ, сотниковъ и атамановъ; а пушекъ не давалъ, для того что козаки, турецкие и татарские городи и крЂпосты разоряя, сами себЂ надоставали. И повелЂлъ имъ бить на стражЂ противъ татаръ около ДнЂпровскихъ пороговъ во всякой всегда поготовности; а объ ихъ храбрости разсужъдая, провЂщавалъ, сказивая: „буде-де из тЂхъ юнаковъ когдась РЂчь посполитая волная“. Тогда жъ и запорожскимъ козакамъ учредилъ атамана, кошового и всЂ ихъ начали и таковие жъ войсковіе клейноти какъ и гетману пожаловалъ, токмо к печаты ихъ пред рицеромъ копье стоящое, воина бодрствующаго знаменующое, прибавилъ. Сверхъ же того, кромЂ старинного города кладового козацкого Чигирина, далъ еще низовимъ для препитания городъ Трехтемировъ съ уЂздомъ и с монастиремъ, даби тамъ болніе и раненіе на войнЂ пребивали. И всЂмъ козакамъ, такъ городовимъ, какъ и запорожскимъ, давалъ жаловане на годъ по чирвонцю и по кожуху, чемъ козаки на долгоо время били очень доволни. Многие войни они съ татарами на земли, а с турками на Чорномъ морЂ имЂли; и въ то же время Азію нападши, на тисячу миль своевали и городъ Трапезонтъ достали и висЂкли, а Синопе изъ основания разорили, и подъ



Руская лЂтопись. /351/



Костантинополемъ немаліе взяли користи. Съ тЂтъ поръ козаки въ болшую славу возрастали. Король Баторій, на то присматриваясь, усомнЂвался, а какъ сказать, и боялъся, чтобъ козаки, укрЂпившись, не могли бить ляхамъ тяжкими, и намЂривалъ билъ ихъ вънизъ около ДнЂпра вигубить. Но они, о томъ его намЂреніи послишавши, найпаче запорожскіе заразъ изъ кочовискъ своихъ къ донскимъ козакамъ пошли, от чего ляхи въ болшій страхъ впали. Итакъ король Баторій козаковъ низовихъ оставилъ до времени в прежнемъ опять ихъ состояніи, а они, возвратившись от Дону, опять войною противъ татаръ упражнялись.

*) 1577 году, городъ Гданскъ противъ короля Батория възбунтовался: граждане въ городЂ заперлись. Король, туда пришедъ, городъ атътаковалъ, а поляки и козаки гданщанъ бунтовщиковъ под мЂстечъкомъ Тщевомъ побЂдили, на мЂстЂ баталіи 4,527 человЂкъ ихъ убили и знаменъ шесть у нихъ отбили, 1,000 человЂкъ живихъ полонили и немалую добичъ получили.

**) Того жъ 1577 году, за короля Стефана Батория, находился между запорожскими козаками братъ родній господара волосъкаго, турками замученнаго Ивоніи, Иванъ Подкова, Сего Ивана запорожскіе козаки назвали Подковой потому, что онъ перед ними конские подкови силою своею бивало переламливаеть.



*) Гвагнинъ о ПолшЂ, книга 1, часть 4, стр. 197.

**) Гвагнинъ о Низовихъ запорожъскихъ козакахъ, книга 3, часть 3, стр. 35.



Волохи, довЂдавшись, что онъ тамъ межъ козаками находится, послали к нему тайно свое прошение, что бъ онъ к нимъ, яко наслЂдній господарь волоскій, приездилъ и отечества своего на его, по братЂ его наслЂдственно спадающаго, никому бъ не допустилъ, и притомъ ему жъ жалились на господара Петрилу, что от него несносніе тер-/352/плять обиди, такъ же и от турковъ, въ которихъ онъ влюбилъся и при дворЂ своемъ содержалъ. Подкова съ реченнаго посолства билъ приятно благодаренъ и совЂта у господъ волоскихъ требовалъ, какимъ би способомъ к нимъ приттить возмогъ. Послали они к нему д†писмЂ: одно къ князю Острожскому Константину, воеводЂ киевскому, а другое къ старостЂ барскому, под печатми многихъ господъ волоскихъ, въ коихъ писмахъ просили дать ему толко до ДнЂстра помощъ, объявляя, что они волохи изъвЂстнаго дня съ войскомъ ожидать его будутъ неотмЂнно. Подкова тЂ писма получивъ, съ оними до Вару приехалъ в лицЂ незнаемомъ и отдалъ оние старостЂ барскому и с нимъ далние разговори секретніе имЂлъ. Оній староста совсЂмъ отказался, сказивая: „могъ би я вамъ въ требованияхъ вашихъ удоволство здЂлать, токмо без волЂ и вЂдома королевъскаго того мнЂ чинить не пристойно, вЂдая о заключеніи его величесътва съ султаномъ турецкимъ мира; а королю о семъ доложить обЂщаюся“ — и ему до резолюціи премедълЂть тутъ велЂлъ. Подкова, поблагодаривъ старостЂ за его приятность, и въ Бару для ославъления себе мЂшкать опасаясь, прочъ отъехалъ. Копицкій, о томъ довЂдавъшись, приехалъ до Подкови и обЂщалъ ему помощъ учинить въ его намЂреніи. Подкова за то ему со бълагодарениемъ наградить одолжился. Копицкій у козаковъ, съ коими до двадцяти разъ противъ татаръ бивалъ на сряженияхъ, имЂя к себЂ благосклонность, к нимъ отъехалъ и сколко денегъ у себе имЂлъ, на нихъ роздалъ, к чему одинъ волошинъ, прозваниемъ Чапа (которій в браславской волости оженяся жителъствовалъ) Копицкому помогалъ. И по его старателству козаковъ самихъ виборнЂйшихъ 330 человЂкъ, над коими гетманомъ Шахъ билъ, собрав-



Тамъ же, стр. 35. /353/



шись к нему Подко†явилися; и хотя въ Волощину били въпали, однако, изъвЂстясь, что Петрило, воевода волоскій, съ многолюднимъ войскомъ и съ многими пушъками противъ нихъ виступилъ, — они жъ козаки, въ малолюдст†будучи, живносътей набравши, назадъ возъвратились, намЂривая иного въремени искать съвоего щастия. Воевода Петрило, о семъ довЂдавшись, чауса, от султана турецкого к королю с мирними трактатами ехавшаго, до кашталяна галицкого отправилъ, жалясь на козаковъ, что они, въ противность мирнимъ трактатамъ, землю султанскую пусътошатъ, и сего ожидаютъ, что бъ Подъкову посадить на волоскомъ господарствЂ, и требовалъ, что б оній каштелянъ к королю писалъ, дабы худое изъ сего слЂдование упредить, а Подкову, поймавши, въ силЂ трактатовъ, наказать, и из тЂхъ собравшихъся вьсЂхъ козаковъ справедливость учинить повелЂлъ; о чемъ всемъ оній кашталянъ королю доложилъ. Король тотъчасъ гетману и другимъ своимъ полководъцамъ Подкову съ его согласниками с’хватить повелЂлъ. Бобелецкій, съ велЂния гетманскаго, въ Немеро†Подкову заставъ, взять било его хотЂлъ, токмо жъ онъ оборонною рукою ушолъ. Когда жъ паки въ Немеровъ возвратился, то его оттоль не видано, и оній Бобелецкій отъехалъ къ своему гетману безплодно. И пока по репорту гетмана полского от короля повелЂно воеводи браславского намЂстънику изъ Немерова его Подкову видать, то онъ Подкова тЂмъ временемъ къ Гарду (что на рЂки Богу) из Немерова прибилъ, гдЂ его гетманъ козацкій Шахъ, оставя козаковъ на Низу 400, а съ собою в’завъ 600 человЂкъ, его волоскимъ господаремъ поздравилъ. Я его Подкову козаки даже до Сороки города припровадили, гдЂ чернь волоская его за господара приняла, и оттоль вьсЂ объще къ Ясамъ пришли.



Тамъ же стр. 36. /354/



Воевода Петрило, съ 500 турковъ и съ своими волохами противъ Подкови и козаковъ изготовившись, турковъ при своихъ пушъкахъ в чолЂ поставилъ. Въ чемъ козаки тотъчасъ предобереглись, и когда съ пушекъ тЂхъ на козаковъ випалено, то козаки, съ велЂния гетъмана своего Шаха, какъ скоро пушечній димъ усмотрЂли, такъ тотъчасъ на землю упали. Турки, разсуждая, будто козаки побиты, к нимъ поскакали, а козаки изъ ручниць въ турокъ зближившихъся такъ цЂлно вистрЂлили, что на томъ же мЂсьтЂ заразъ из лошадей мертвими 300 человЂкъ на землю упали, а прочіе върознь разбЂглись. Какое первое свое несщастие воевода Петрило усмотря, назадъ своимъ уступить повелЂлъ, и оставя Яси, к брату своему, воеводЂ мултянскому въ надалную землю съ мЂста баталіи ушолъ и заразъ посла к султану турецкому отправилъ, съ жалобою на козаковъ, подданихъ королевскихъ, что они его изъ господарства согнали и отдали оное в держание другому, и при томъ султана о помощъ просилъ. Султанъ противъ того его прошения такую виговорку ему здЂлалъ: „я тебе своимъ подданимъ нарицаю, и далъ тебЂ оное господарство точно для сего, что б ты, гдЂ от мене повелЂно будетъ, мнЂ служилъ, а ты, вомЂсто того, себЂ служить мене заставляешъ и велишъ. Итакъ тебЂ повелЂваю, что бъ ты того разбойника и козаковъ вигналъ прочъ. Ежели же сего не исполнишъ, то я твою голову возму и на твое господарство иного пошлю“.

Гетьманъ Шахъ тЂмъ временемъ съ козаками Подкову на господарство въ Яси щастливо безъ всякого урону впровадилъ 18 ноябра, того жъ 1577 году, гдЂ Подкова плЂниковъ вьсЂхъ тамъ находящихъся на окупъ випустилъ, потомъ волохамъ уряди раздалъ и гетману Шаху всЂхъ волоховъ въ команду отдалъ, ЧапЂ маръшалковство, а Ко-



Тамъ же, стр. 37. /355/



пицкому буркалабство или губернаторство хотЂнское въручилъ. Къ султану турецкому по знамя посла отправилъ; однако онаго въ путы словлено и къ султану не допущено.

Петрило воевода немалое войско опять собралъ. Гетманъ Шахъ и козаки довЂдались, что воевода Петрило съ войскомъ къ Ясамъ сълЂдуетъ, — Подко†совЂтовали, что бъ онъ неприятеля въ замку не дожидалъ, но виступилъ би противъ него въ поле. Когда жъ Петрило къ Ясамъ прибълижился, то Подкова с козаками и волохами противъ него вишолъ и къ бою въ передЂ волоховъ поставилъ. Козаки ему того дЂлать но допускали, понеже волохамъ не довЂрали. Гетманъ Шахъ нЂсколко козаковъ на стражЂ послалъ для присматривания — какимъ образомъ Петрило войско свое к бою исправляетъ, — и усмотрЂлъ, что онъ передомъ велЂлъ гнать стадо лошадейное и скотское, намЂривая тЂмъ стадомъ пЂхоту Подковину стерты, передъ которимъ стадомъ турковъ коннихъ наездниковъ виправилъ; кои турки на лошадяхъ столь долго скакали, чего уже теръпЂть и козакамъ надокучило; но Шахъ, что б турки еще надближались, козаковъ удерживалъ. Какъ же турки близко на козаковъ наступили. Шахъ съ дробного ружжа по нихъ цЂлно стрЂлять повелЂлъ; от какой стрЂлби турки однЂ тамъ же побити, а другіи подали плечи. Тогда козаки и въ оное стадо стрЂлять почали, и такъ оное стадо, назадъ оборотясь, войско Петрилово топтало. Подкова, сіе видя, съ праваго крила (ударилъ?), и такъ онихъ замЂшанихъ убивали и сЂкли, что многіе мертъвими на полЂ пали, а съ послЂдними Петрило едва убЂжать возмогъ.

Однакъ Подкова, по той вигранной (побЂдЂ?) может ли онъ на томъ господарст†удержаться — усомнЂвался, а особливо послишалъ, что Петрилу от Седмигродскаго воеводи помощние



Тамъ же, стр. 38. /356/



немаліе войска идуть; чего для, взявъ съ собою пушекъ 14 и все лутшое забравъ и провиянтомъ себе и козаковъ призапасивъ, завременно изъ Ясъ виехалъ. Бурколабъ старій хотЂнскій, Копыцкимъ изъ ХотЂни вигнанній, мЂшкалъ по той сторонЂ ДнЂстра, въ Подоліи: а довЂдавшись, что Подкова изъ Ясъ выйшолъ, тайно из Подоліи виехалъ, и имЂя стражъ на Копицкого, его поймалъ; съ которимъ когда, къ господару своему ПетрилЂ уходя, на тЂхъ козаковъ улучилъ, кои от Подкови противъ Копицкого были отправлени, дабы онъ безопаснЂе съехалъ, — тотъчасъ оние козаки Копицкого у того старого боркулабы отняли и его самого разсЂкли да и при немъ бившихъ вьсЂхъ поубивали.

Подкова, к городу СорокЂ приближаясь, размишлялъ, какимъ бы путемъ слЂдовать въ Запорожже: степомъ ли, — но великихъ снЂговъ опасался; а мимо Немеровъ итьтить боялся гетмана и воеводи браславского. которимъ, по королевскому указу, его что бъ словить, всЂми мЂри трудиться повелено. Яко же гетманъ полскій на него Подкову былъ наехалъ, толко жъ видя его к баталіи вьсякую исправность, отступилъ, в разсужденіи, что можетъ его достать і безъ пролития крови. А воевода браславскій въ Немеро†попросилъ нЂсколкихъ козаковъ, между коими и гетманъ Шахъ билъ, к себЂ въ дворъ и тамъ имъ сказалъ, какую онъ, ничего не будучи виновенъ. имЂлъ у короля трудность за него Подкову, котораго они на господарство волоское провадили и тЂмъ султану турецкому причину подали къ разриву мира; однако жъ, что бъ себЂ сие легко не уважали и короля на себе не гнЂвили бъ, совЂтовалъ имъ Подъко†сказать, что бъ онъ к королю поехалъ и его величеству оправдился бъ; ибо, что онъ билъ мужъ воинскій, король его милостиво прійметъ,



Тамъ же, стр. 89. /357/



и онъ воевода самъ его к гетману обЂщаетъ провадить, а гетманъ с нимъ к королю поедетъ. Козаки сие обьявили ПодковЂ, которій къ сему совЂту согласился и с нимъ воеводою к гетману отъехалъ, и дарилъ ему воеводЂ двенадцять а д†гетману Яскихъ пушекъ. Гетманъ его к королю въ Варшаву отправилъ, гдЂ король его арестовалъ и, сковавъ ноги, под крЂпкимъ карауломъ содержать повелЂлъ.

1578 года король по сеймЂ изъ Варшавы отехалъ до Лвова найболЂе для тЂхъ смятеній, кои били начались чрезъ Подъкову; и по требованию объявленного чауса султанского, ему ПодковЂ, за нарушение с турками мира, во Лво†голову отсЂкти повелЂлъ; по руской же лЂтописи, козаки тЂло его въ Каневскомъ монастирЂ погребли.

Тотъ же чаусъ королю жалился на воеводу браславского и на Филона Кмиту, что они въ маетностяхъ своихъ козаковъ содержать, кои въ турецкихъ земляхъ немаліе шкоди дЂлаютъ. Сискани они были противъ того указомъ королевскимъ и по слЂдствию явились невиновними.

*) 1578 году козаки, ярясь за онаго Подкову, съ братомъ его Александромъ многократно въ полскую землю впадая, великіе шкоди дЂлали. Да при семъ же Гвагнинъ такъ точно о козакахъ пышеть: былъ-де сей народъ козачій всегда полякамъ зЂло помощній и храбрій противъ каждого неприятеля полскаго короннаго и литовского, найпаче же противъ турокъ и татаръ, кои отъ азовскихъ краевъ часто на Украину, также на полскіе и литовскіе мЂста бивало нападають и великія убитки и разорения дЂлають, какъ-де о томъ старие лЂтописи свидЂтелствують, да и тепер-де (говоритъ тотъже Гвагнинъ) тЂ юнаки или воители туркамъ и татарамъ строй мЂшають, за что да будеть-де прославленно имя Господне.



*) Гвагнинъ, о Низовихъ запорожъскихъ козакахъ, книга 3, ч. 3, стр. 39. /358/



Того жъ года король Стефанъ Баторій, по требованию от отоманскаго двора, посилалъ нарочнихъ комисарей в Запорожже изслЂдовать объ обидахъ, от козаковъ туркамъ и татарамъ чинимихъ, дабы ихъ усмирить и оттого удержать. Толко жъ тЂмъ комисарамъ, ради споровъ козачіихъ, оное слЂдствіе произвесть и запрещения имъ учинить било трудно; и такъ оние комисари, ничего не зъдЂлавъ, назадъ возвратилисъ.

*) Того жъ года татари въ Волынію впали и тамъ въ селЂ князя Заславского Султана Пятигорца, вожда козацкого, и съ нимъ около 300 козаковъ, въ млинЂ запершихся, тую мелницу съ оними козаками сожгли; и такъ малое число козаковъ отъ рукъ татарскихъ спаслося.

**) 1579. Королю Стефану Баторію ханъ кримскій жалился чрезъ посла своего и просилъ запрещение козакалъ учинить, чтобъ они ему обидъ и разореній не дЂлали и въ Перекопъ на татаръ не ходили. Король хану тЂмъ отговаривался, что козаки люди волніи, и ихъ, яко волнихъ, ускромлять и наказывать трудно и непристойно, однакожъ стараться будетъ о такомъ козакамъ запрещеніи. ТЂмъ времененъ для бережения границъ от татарского нападения войско свое по границамъ король разставилъ.

***) Тогожъ 1579 и слЂдующого 1580 годовъ козаки литовские республики полской съ немалою ползою противъ Россіи служили.



*) Гвагнинъ, о ПолшЂ, книга 1, часть 2, стр. 201

**) Тамъ же, стр. 206.

***) Тамъ же, стр. 209, 210, 210 и 217.



Въ царствование цесара римского Максимилияна, въ 1562 (sic!) г. на цесарство избранаго и обнародованаго, восталъ в земли Саксонской Мартинъ Лютеръ, великій еретикъ, ко-/359/торій прежде былъ римскимъ монахомъ, попомъ и проповЂдникомъ, а опосля, изъвергъ изъ себе монашество, женилъся на монахинЂ КатеринЂ. Много онъ о ересЂ писалъ и училъ противъ папъ римскихъ и противъ костела римского. Собырахуся противъ него многажди собори, по повелЂнію папы Леона спорили съ нимъ на онихъ соборахъ, но одолЂть его не могли, пока въ той же земли Саксонской не умре съ тою жъ злобою.

ИмЂлъ онъ учениковъ и поборниковъ своей ереси: Цвинглія, Компадиуса, Кальвина, Мелянтона, Колостидула. Всякъ свою ересь вимислилъ и оной народъ научалъ; кои ереси и до нинЂ въ нЂмецкой земли продолжаються.

*) 1582 года. Папа римскій Григорій XIII съ римлянами календаръ или пасхалію противъ старого юлиянского греческого штиля перемЂнили и 10 дней, часовъ 5, минутъ 9 и нЂсколко песЂкомихъ убавили, и от сотворенія мира противъ греческаго исъчисленія 1565 годовъ уступили илы откинули. Сей новій календаръ и Полша приняла.

Того жъ 1582 и слЂдующаго 1583 годовъ ляхи русЂ начали великия насилия дЂлать, дабы съ ними объще свята ихъ праздновали. Даже король Стефанъ Баторій 1584 и 1585 годовъ привилегіями своими ляхамъ запретилъ, дабы такова насилія не дЂлалы, но русси бы по старому календару свои свята отправляли. Отъ сего-то времени русЂ и козакамъ съ поляками взаимная вражда здЂлалась.



*) Гвагнинъ, о ПолшЂ, книга 1, часть 2, стр. 219. ДостовЂрная руская лЂтопись.



1588 году, за короля полского Жигмонта III, за папы римского Климентия VIII и за митрополиты киевского Онисифора прозваниемъ ДЂвочки, приехалъ въ рускую землю святЂйшій патриярхъ константинополскій Иеремій, от крещения /360/ россовъ первій посЂтилъ свою паству и былъ принятъ от всЂхъ съ великою честію и радостію.

1589. Жигмонтъ король, по желанію князя Острожского Константина, найпаче жъ и самъ король, вЂдая и призънавая его быть природнимъ патриярхомъ восточнаго россійскаго благочестия, далъ ему привилегій съ виражениемъ такой волности, чтобъ онъ без всякаго препятствия и возбранения разсмотрЂлъ и исправилъ церковъ восточную россійскую, какъ въ коронЂ полской, такъ и въ княжест†литовскомъ. Тогда нашелъ патриярхъ великия неустройства въ духовнихъ не только меншаго чина, но и в самомъ митрополитЂ. Ибо сей митрополитъ ДЂвочка былъ двоженецъ, однако, на собълазнъ иновЂрнимъ, не постидился престолъ митрополіи киевской руской держать, и онъ, по изслЂдованію патрияршому, въ тЂхъ своихъ безъзаконияхъ изобличенъ. Патриярхъ же, по правиламъ церковнимъ, сдЂлалъ его чуждимъ святителскаго престола; на мЂсто жъ его изъбрала русь Михайла Рогозу, человЂка учоного. Но патриярхъ, по сокровеному божію водхновенію, об немъ не благоволилъ и посвятить его на митрополію не хотЂлъ, но прошениями многихъ к тому убЂждаемъ билъ, однако просителямъ такъ сказалъ: „Ежели достоинъ есть, какъ ви говорите, то буди достоинъ; ежели же не достоинъ, то я чистъ от сего — ви узрите“. И такъ его посвятилъ, а Тимоθея, супрасльскаго архимандриту, за убивства и за другия безъзаконния его низложилъ и въ его мЂсто иного поставилъ. Еще же, хотячи оказать апостолскую любовъ, по городамъ братства церковния уставилъ, а во Лво†и в ВилнЂ ставропЂгіи учредилъ; что вьсе Жигмонтъ и другие короли полскіе привилегиями своими подтвердили. И сие отчасты исправивши, для посЂщенія своихъ словеснихъ овецъ



Русская достовЂрная лЂтопись. /361/



въ Москву отехалъ, гдЂ также все, яко пастирь добрій, на ползу церкви устроивалъ и исправлялъ. Тогда жъ и патриярху в Моск†перваго Іова, по изволенію и благословенію еще трехъ православнихъ престолнихъ патриярховъ, посвятилъ. По немаломъ же времени, з Москви въ Русь возъвратившись, митрополитЂ Михайлу РогозЂ соборъ собрать, на которомъ все било бъ исправлено и безъчиннихъ казнено, повелЂлъ, ибо слихалъ патриярхъ о безчинияхъ Кирилла, луцкого епископа, и прочиихъ. Но Кириллъ и прочіи безчинци, боячися собора, митрополиту такъ перелукавновали, что день от дня тое собрание собора отлагалъ; да и самъ митрополитъ, нЂкакую вину въ себЂ чувствуя, того жъ собора опасался. Патриярхъ видя, что изъ приобрЂтенаго в Моск†много на себе изъдержалъ, а собрание собора продолжаеться, во-своя отехать пожелалъ и, написавъ листъ к митрополитЂ, далъ ему совершеную власть, в томъ же листЂ вираженую, собрать соборъ и Кирилла Терлецкого, епископа луцкого. и прочіихъ безъчинцовъ именемъ его судить и по дЂламъ ихъ казнить; а о себЂ обявилъ, что, не имЂя на чемъ зде жить, отежаеть к Волохамъ и тамъ нЂсколко промедлитъ, ожидая, что на томъ соборЂ произойдетъ. Сей листъ патриярхъ послалъ къ митрополиту, бившому тогда уже в ВилнЂ, чрезъ Григорка. Послишавъ же о семъ Кириллъ, епископъ луцкій, и убоясь соборнаго суда, съ Гедеономъ Балабаномъ, епископомъ лвовскимъ, отехалъ к патриярху и представилъ ему, что невиннЂ онъ пред нимъ оклеветанъ, чемъ де хощеть онъ передъ патриярхомъ оправдится на соборЂ. И такъ оба епископи проводили патриярху даже до граници волоской. А Кириллъ, мимовЂдомо епископа Балабана, послалъ за Григоркомъ своихъ вершниковъ, кои его под ПЂнскомъ достигши, не токмо



Руская достовЂрная лЂтопись. /362/



патрияршій листъ у него отняли, но еще со всего ободравши и поранивши, едва живого оставили.

Прослилось сае Кириллово безъзаконие повсюду. Мелетій Богуринскій, епископъ володимерскій и архимандритъ печерскій, всЂ дЂйства онаго Кирилла к патриярхЂ написалъ. Патриярхъ Дионисия, своего эксарху, къ Мелетию съ листами послалъ, давъ ему соверъшенную власть съ своимъ эксархомъ собрати соборъ (естли не восхощетъ митрополитъ) и на ономъ соборЂ Кирилла и прочіихъ безъчиннихъ именемъ его казниты даже до самого митрополити. Потомъ сей эксархъ поехалъ и до митрополити, повелЂное исполняя, а потомъ упоминался у митрополити награждения за то, что патриярхъ, живучи в ЗамостЂ и ожидая собора, изъдержалъ; тотъ эксархъ от митрополиты ни съ чемъ отправленъ.

Не по многомъ времени епископъ володимерскій Мелетій, бывши въ одномъ мЂстЂ с Кирилломъ луцкимъ, и не хотя ему открился, сказивая: „имЂю-де я на тебе нЂчто от патриярхи“. Кириллъ, внушивъ сие слова, самъ оное в мисли своей изъяснилъ, что худо об немъ думають велми; отъ того слова убоялся и, какъ хитрій и лукавій человЂкъ, около Мелетія лукавновать не переставалъ, пока самъ подпилъ и Мелетія допяна упоилъ. Мелетій пяній заснулъ, а Кириллъ хитрецъ у него ключики от ларчика своровалъ; какъ же ноччю всЂ уснули, онъ ларчикъ его тЂми ключиками отомкнулъ, патрияршіе листы и все, что въ ларчику ни было, забралъ. Въ тоже время прилучилось Кириллу поссоритись съ нЂкоторимъ придворнимъ князя Острожского. Тотъ придворній вьсЂ безъзакония его Кирилови зналъ и всЂмъ въ слухъ расказивалъ: о яденіи нимъ мяса, о двоженст†его, о убиеніи нимъ Филиппа маляра, и что блядуеть съ братнею женою,



Руская достовЂрная лЂтопись. /363/



и что съ ворами дружбу имЂеть, и что фалшивие червонци во мЂсто золотихъ дЂлаеть и прочія, — якоже и князь Острожскій, призвавъ к себЂ, его въ томъ объличилъ и отътолЂ Кирилла уже не любилъ.

Не по многомъ же въремени Мелетій Богуринскій, епископъ володимерскій, архимандритъ печерскій, преставился. Изъбрали жъ на епископію володимерскую ПотЂя, человЂка родовитого и ученого, однако весма не постояного; ибо онъ всякихъ вЂръ и во въсякое время проживая, отвЂдалъ, кажеться, и жидовской и турецкой, а что в немъ благодать божія мЂста не имЂла, то сіе такимъ чудомъ показалось: когда Кириллъ луцкій его въ ВолодимерЂ въ чернечество постригалъ, то въ самое тое время, когда ПотЂй по обичаю въ волосяницЂ передъ царьскіе върата пришолъ, а двери онихъ въратъ затворени были, то нагло въ церк†вихоръ нечаянній восталъ и, подвЂявъ на ему волосяницю, даже на голо†его всю положилъ, и все совсЂмъ заднее его тЂло даже до шеи людямъ зрящимъ показалося; а потомъ по обичаю на епископство оное поставленъ. Сей ПотЂй, по освященіи своемъ, съначала во всякомъ добродЂтелномъ житіи, то есть въ постахъ, въ молитвахъ и во всякихъ благоугоднихъ посътупкахъ изряднимъ являлся, но не надолго; ибо Кириллъ луцкій на свой обичай его перемЂнилъ и всякимъ лукавствомъ его напоилъ. Примирился онъ съ Григоркомъ и его потомъ епископомъ полоцкимъ своимъ тщаниемъ учинилъ и его Германомъ нарекъ. Но и в семъ Богъ не благоволилъ, которій, видя сердца человЂческая, провЂдЂлъ его злобу, которую страшнимъ чудомъ показалъ: ибо когда сего Германа на епископство производили, напалъ на него дияволъ, ударилъ его объ землю передъ вьсЂми на него смотрящими, и лежалъ на



Руская достовЂрная лЂтопись. /364/



земли нечувственъ, какъ бы мертвъ, чрезъ вьсю службу божію. Однако жъ лукавихъ и сие страшное чудо не привело въ чувство. Ибо Кириллъ луцкій, лукавій какъ бЂсъ, умислилъ отъторгнутись отъ патриярхи, боясь, да не когда за безъчиния свои впадетъ въ его руки, и началъ нелЂностно подвизатись, прелщая и прочіи епископы, дабы ихъ тожъ от патриярхи отторгнуты — и вопервихъ Гедеона Балабана, епископа лвовского — клевеща на патриярху, сказивалъ: „Сей патриярхъ пришолъ к намъ не какъ отець, но какъ грабитель и мятежникъ. и не на строеніе, но на распри. Ибо, обезчестивъ митрополиту Онисофара ДЂвочку, отнялъ от него въласть, противъно обычаю нашему; ибо в нашей земли такой обычай есть, что въсякъ за королевскимъ привилегіемъ на своей волносты пребиваетъ. Уставилъ же онъ и братства и ставропигіи, дабы наши овци не повиновалися намъ; да еще на насъ нЂкія прелести сошиваетъ, вини, какъ бы из насъ кого обезъчеститы и себЂ приобрЂсти денги, какъ то и митрополитЂ заповЂдалъ давати себЂ неповиннЂ денги; и естли мы о себЂ не очувствуемся, то и болшія сотворитъ намъ мятежи и смущения“. Сей лукавець таковая и болшая сихъ клеветалъ на праведнаго. И такъ Балабанъ, лвовскій епископъ, прелщенъ, присталъ к нему Кириллу, ибо гнЂвался и той на праведнаго за ставропигію лвовскую. Такимъ же объразомъ прелстилъ и ПотЂя, епископа володимерскаго, какъ сущаго непостояннаго, да и Михаила премиского, которій тогда былъ подъ неблагословениемъ у митрополиты; такъ же и митрополита на сердцЂ имЂлъ, чтобъ поклонитися папЂ, толко сего никому не отъкривалъ. И такъ лукавець Кириллъ наусътилъ всЂхъ на патриярху.



Руськая достовЂрная лЂтопись. /365/



1591 году упросили митрополиту, чтобъ онъ собралъ соборъ въ БрестЂ Литовскомъ. На томъ соборЂ ничего достойнаго не было, кромЂ толко что Кириллъ, какъ бЂсъ, не переставалъ прелщать на патриярха, прибавилъ же и сіе, что „мы русь греческои вЂры, а церкви наши многия пакосты отъ ляховъ поносятъ; нинЂ мы умислили въседушно приложитись к тому и короля просить и всего сената, чтобъ насъ сохраняли при волностяхъ по правамъ нашимъ“ и прочая. РЂчъ была сія люба и приятна вьсЂмъ и, единодушно на сие согласясь, просили всЂ Кирилла и ПотЂя, чтобъ они, яко въ семъ дЂлЂ искуснЂйшіи, потрудились, а имъ отъ нихъ во всемъ спомоществование будетъ. Кириллъ и ПотЂй к тому соборъ привели, что, на бЂлихъ и чистихъ листахъ бумажнихъ руки свои подписавши, имъ в руки дали съ тЂмъ, чтобъ Кириллъ и ПотЂй, что надобность укажетъ, на онихъ написали. ТЂ лукавіи епископи, доставши того, чего желали, заразъ по соборЂ къ Бернату МацЂевскому, бЂскупу луцкому, прибЂгши, ему тайну свою открили, обявляя, что они хотятъ отступити отъ патріарха и поклонитися папЂ римскому. БЂскупъ о семъ тотъчасъ послалъ къ королю. Король не медля послалъ по тЂхъ епископовъ, по Кирилла луцкого и по ПотЂя володимерского.

1592 году. Кириллъ луцкій и ПотЂй володимерскій, всякаго зла изобрЂтатели, сискавши своей злобЂ вигодное время, написали на онихъ чистихъ, соборомъ подписаннихъ, листахъ именемъ митрополити и всЂхъ епископовъ прошенія: одно къ королю, что бъ имъ путь показалъ, какъ бы они могли поклонитися папЂ римскому, а другое къ папЂ римскому. Король любезно принялъ отъ нихъ тое соборное прошеніе, присемъ и обЂщалъ имъ въ томъ быть помощникомъ.



Руськая достовЂрная лЂтопись. /366/


еше же и всякія волности и сидЂнія въ сенатЂ такъ, какъ и римскимъ духовнимъ, на что и привилегій имъ далъ, а въ способное время посла своего къ папЂ съ прошеніемъ о тЂхъ епископахъ послалъ и съ нимъ же посломъ онихъ епископовъ своимъ коштомъ въ Римъ отправилъ. Папа, по рекомендаціи королевской, принялъ тЂхъ епископовъ честно. Они ему именемъ всей Руссі и поднесли вышереченное соборное прошеніе, желая уніи или соединенія съ римскимъ костеломъ и поддаваясь папЂ под его благословеніе и послушаніе на вЂки; токмо себЂ сіе предохранили прошеніемъ своимъ, дабы по своему греческому обыкновенію службу и пЂнія въ церквахъ отправляли, а свята по старому календару содержали бъ. И такъ тЂ всЂ обЂщанія въ костелЂ святаго Петра присягою ствердили. Папа далъ имъ листъ своего благословенія в вЂчнія роди, которій написанъ 1595 году. и отпущени тЂ епископи съ миромъ и дарами великими, кои, возвратившися, принесли съ собою необыкновенное папино благословеніе. Митрополитъ и прочіи епископи, услышавши о семъ, смутишася велми; такъже и князь Острожскій и вся руская шляхта не хотЂли той уніи и востали всЂ на Кирилла и на ПотЂя, отъ чего въ Руссі произошелъ мятежъ великій.

1596 году. На сеймЂ господа рускіе и вся шляхта и нЂкоторіе из еретиковъ или иновЂрнихъ не хотЂли ничего начинать, пока русь успокоена не будетъ. Но бЂскупъ и езуити помогали Кириллу и ПотЂю. Король, желая миръ въ своей земли имЂть, повелЂлъ митрополитЂ со всей Руссіи соборъ собрать октября на 6 число въ БрестЂ Литовскомъ, дабы тамъ о вЂрЂ возмогли примиритись и пріитить въ совокупленіе. Тогожъ года на повелЂнной срокъ собралосъ до Брестя великое множество такъ духовнихъ, какъ и мирскихъ



Руская достовЂрная лЂтопись. /367/



господъ и шляхти. Изъ духовнихъ были тЂ преимущественнЂйшіе: вопервыхъ, Никифоръ, протосиггелъ и дидаскалъ и эксархъ отъ святЂйшаго патріярхи константинополскаго Іеремія; Кириллъ — отъ святЂйшаго Мелетія, патріархи александрійскаго; Лука, митрополитъ бЂлоградскій; Гедеонъ Балабанъ, епископъ лвовскій; Михаилъ Негребецкій, епикопъ премискій; такожде архимандрити: Печерскій Никифоръ; Макарій из Святія гори монастира святаго Симона Петра, отъ Паисія, епископа венецкаго; Матθей изъ Святія гори монастира святаго Пентелимона, от Амфилохія, епископа мукацкаго: Генадій, архімандритъ дерманскій; Іларіонъ супраслскій, Елисей пЂнскій, Сімеонъ росовскій, перонскій грекъ СергЂй и игуменъ смолницкій, и прочіихъ священниковъ и игуменовъ и протопоповъ без числа. А от мирскихъ былъ самъ князь Острожскій и другихъ господъ и шляхти и пословъ повЂтовихъ не мало, а всЂ православніе. А отъ сторони владиковъ уніатовъ: вопервихъ, Михайло Рогоза, митрополитъ кіевскій, уже прелщенніи; Кириллъ Терлецкій, епископъ володимерскій; Леонтій Палчицкій, епископъ пЂнскій; Германъ Григорко, епископъ полотскій; Діонисій Збируцкій, епископъ хелмскій; Янъ Соколовскій, арцибЂскупъ гнезненскій; Бернатъ МацЂевскій, бЂскупъ луцкій; Станиславъ Гомолинскій, бЂскупъ хелмскій; Петръ Скарга, езуита, и от короля нЂкоторіи дворяне ляхи; а отъ руссовъ при нихъ не было ниединаго.

Когда жъ пришло время опредЂленное, митрополитъ и прочіи его единомисленники не хотЂли съ православними соборовать, но ниже церкви дали имъ на соборованіе. Православніи же, не могши имЂть церкви, засЂли соборъ по своему обыкновенію въ домЂ одномъ великомъ, коимъ былъ предсЂ-



Руская достовЂрная лЂтопись. /368/


датель премудрЂйшій богословъ и дидаскалъ или учитель Никифоръ, протосиггелъ и эксархъ святЂйшаго патріярхи θрону или престола константинополскаго Іеремія, съ вышереченними епископами и архимандритами и прочіими, особливо жъ господа и шляхта и посли повЂтовіе, и чрезъ три дни соборовали. И къ себЂ на соборъ митрополиту съ его епископами чрезъ посланниковъ просили, но, по наученію бЂскуповъ и езуитовъ, не пошли къ православнимъ. Эксархъ Никифоръ, имЂя полную власть отъ святЂйшаго патріархи, со всЂми реченними святителми и со всЂмъ соборомъ, въ четвертій день собора, то есть октября 10 дня, Михайла Рагозу, митрополиту, со всЂми его единомисленниками уніатами, изъ достоинствъ, яко кривоприсяжцовъ патріаршихъ, низвергли и анаθемЂ или проклятію предали; къ сему жъ и протестацію на гродЂ берестЂйскомъ о ихъ непослушаніи октября 16 дня на нихъ занесено. Митрополитъ. на то не смотря и ничтоже о семъ не радя, по окончаніи клятви, на него учиненной, свой соборъ въ церковъ съ своими единомисленними владиками и съ реченними выше сего бЂскупами, одягшись во святителскія ризи, засЂли, и вопервыхъ архимандритЂ на амбонЂ листъ папЂжскій читать повелЂли, а по чтеніи сказалъ митрополитъ и всЂ его единомисленники: „не надобно намъ уже собора патріаршаго, но какъ мы одиножди поклонилися папЂ и ему себе въ послушаніе отдали, такъ и теперь при томъ стоимъ и съ костеломъ его лобизаемся“. И сіе сказавши, всЂ изъ сЂдалищъ своихъ встали и, обнявшись съ бЂскупамя и съ ксіондзами, цЂловались и тотъчасъ литургію начали и по обыкновенію римскому служили, на ектеніи жъ папу и бЂскуповъ воспоминали. Когда жъ пришло время ко причащенію, чудомъ божіимъ обрЂлась въ



Руская достовЂрная лЂтопись. /369/



чашЂ божественная кровъ въ воду перемЂнилась (хотя, по обычаю римскому, води и не приливають), но уже изъ дому съ тою жъ чашою самою, принесши віна, невЂстимо какъ освятили, и причастившись и службу совершивши, пошли изъ церкви съ крестами до костела, и тамъ пЂсни свои отпЂвши, соборъ веселясь скончили; по окончаніи же сего всего къ королю отъ своего собора послали. Православніи же во всякомъ гродЂ протестовали, токмо въ Варша†протестаціи ихъ не приняли; однако они въ РадЂе†занесли протестацію. Митрополитъ уніатъ, по соборномъ себе и своихъ низверженіи, не токмо не покаялись, но паче помощію духовнихъ полскихъ на православнихъ великое гоненіе воздвигли, какъ то было во время Нерона и аріановъ.

1597 году. Помянутаго Никифора, патріаршаго эксарху, на соборЂ берестЂйскомъ первенствующаго, митрополитъ съ единомисленними владиками низложили, многія на него неповиннія клевети сплетши, на сеймЂ въ Варша†безстудно осудили и въ Малборгъ на заточеніе послали, гдЂ, яко добрій исповЂдникъ истини, преставился. Сіи жъ апостати или отступники, римскіи унЂти, отторгшися отъ востока, къ западному римскому костелу присоединилися, православнихъ руссовъ и козаковъ жесточайше гонили и къ той проклятой уніи принятію всякими мЂри ихъ принуждали; однако русси и козаки въ своей православной вЂрЂ твердо и непоколебимо стояли. А уніати, въ своемъ отступст†пребывая, церковъ божію православную въ королевст†полскомъ и въ великомъ княжест†литовскомъ непрестанно гонятъ и донынЂ; однако жъ козаки за тую унію противъ ляховъ часто воевать начали.

1594 году гетманъ козацкій КосЂнскій, ревностію благочестія подвиженъ, съ войскомъ козацкимъ въ Литву ходилъ



Руская достовЂрная лЂтопись. /370/



и тамъ ляховъ воевалъ; однако ляхи под Пяткою его побЂдили и убили.

1596 году гетманъ козацкій Наливайко съ козаками воевалъ венгровъ, и пришедъ на Украину, ненавидя новоявлшойся уніи, собралъ еще изъ низовихъ козаковъ болшее войско, съ коими ходилъ въ Литву; тамъ, по многой войнЂ, городи Слуцкъ и Могилевъ спалилъ, ляховъ немало побилъ и съ добичею въ Украину возвратилъся.

1597 году гетманъ коронній Жолковскій, съ войскомъ полскимъ пришедши въ Украину, на него Наливайка под Лубнями напалъ и войско козацкое на урочищЂ СолоницЂ побЂдилъ, а гетмана козацкого Наливайка и съ нимъ полковниковъ двохъ Лободу и Мазепу, живихъ словивши, въ Варшаву припровадилъ, гдЂ ихъ всЂхъ троихъ новоизобрЂтенною неслиханною жесточайшою казнію помертвили, то есть: въ ражженномъ жестокимъ огнемъ мЂдномъ волЂ, живихъ въ оній вбросивши, спалили.

1599 году. *) НЂкоторій благочестивій воинъ, прозваніемъ Гайдукъ, уніатскому митроподитЂ Ипатію ПотЂю отсЂкъ голову за то, что онъ благочестивихъ руссовъ уніею утЂснялъ.



Руская достовЂрная лЂтопись.

*) Приведенное подъ этимъ годомъ извЂстіе о смерти Ипатія ПотЂя отъ руки убійцы не подтверждается никакими другими свидЂтельствами и потому болЂе чЂмъ сомнительно. Что же касается года смерти ПотЂя, то настоящее обозначеніе его (1599) совершенно не вЂрно, такъ какъ изъ современныхъ актовъ вполнЂ достовЂрно извЂстно, что Ип. ПотЂй умеръ въ 1613-мъ году.



Вотъ какъ сему отъ православной вЂры отступнику, святЂйшаго патріарха, по благочестію ревнителя, нечестивому презрителю, невиннаго ексарха, истини исповЂдника, лютому гонителю, судьбина божеская недовЂдомимъ способомъ за пра-/371/ведника отмстила и, нечаянною смертію жизнь ему пресЂкши, душу его отступническую во адскій тартаръ ввергла.

ЗдЂсъ оканчивается совсЂмъ оное Историческое Собраніе; а отъ сего мЂста начинаются разнія съ 1606 по 1648 годовъ въ Руссіи, въ УкраинЂ, въ ПолшЂ и въ Лит†приключенія, такъже и войни между какими народы происходили, и когда какимъ образомъ проклятая унія римская во всемъ тогдашномъ полскомъ владЂніи и въ Лит†и чрез кого и какъ началась (сіе уже извЂстно выше сего) и утвердилась; и какія гоненія благочестивія русси и козаки, что оной не приняли, терпЂли; и какъ эксархъ константинополскаго престола, безвинно изгнанній отъ уніатовъ, въ МалборгЂ былъ и тамъ преставился; какое православнимъ за унію еще будетъ страданіе; и какъ ляхи изъ 50,000 козаковъ украинскихъ, на войнЂ противъ турокъ съ гетманомъ своимъ Сагайдачнимъ бывшихъ, толко 6,000 учредили, гетманское ихъ достоинство уничтожили и многихъ ихъ гетмановъ различними лютити смертми помертвили, а прочіихъ всЂхъ оставшихся от реченнаго числа 44,000 козаковъ въ подданство поработили, и изъ тЂхъ — инихъ явно, а инихъ тайно — погубляли и ихъ всЂми добрами завлаживали, да и посполитій народъ украинскій съ ними тяжчайшими податми озлобляли; наконецъ же и на болшую правовЂрнимъ горесть церкви божія православнія жидомъ въ аренду или въ откупъ такъ запродивали, что жиди ключи отъ церквей у себе держали, и ежели какое набоженство отправлять, албо младенца крестить или кого вЂнчать и проч., дань урочную отъ правовЂрнихъ взимали, священниковъ ругали и безчестили, били и волоса из бородъ и изъ головъ рвали, — словомъ заключить: какія вимишленнія бЂди ляхамъ на умъ ни набрели, все тое, ни Бо-/372/га, ни страшнаго его суда не боясь, руссамъ дЂлали, о коихъ ихъ злодЂяніяхъ слЂдующіе исторіи пространно и обстоятелно покажутъ.






ПримЂчаніе редактора. Для объясненія послЂдней тирады, мы должны сказать, что въ рукописномъ сборникЂ Лукомскаго, кромЂ напечатаннаго нами выше „Собранія Историческаго“, заключаются еще д†части: одна изъ нихъ содержитъ разсказъ Матвея Титловскаго о войнахъ султана турецкаго Османа въ 1620 и 1621 годахъ, значительно дополненный въ началЂ и въ концЂ извЂстіями о южнорусскихъ событіяхъ, взятыми изъ „руской достовЂрной лЂтописи“; другая же часть (по счету 3-я) заключаетъ переводъ дневника Окольскаго о войнЂ Остраниновой съ поляками, также съ дополненіями изъ русской лЂтописи. ОбЂ эти части сборника Лукомскаго напечатаны Коммиссіей въ IV ч. ЛЂтописи Самоила Велички (въ приложеніяхъ). Такимъ образомъ тотъ краткій конспектъ событій въ Южной Руси въ XVII в., которымъ Лукомскій заключаетъ первую часть своего сборника, служитъ у него какъ бы переходомъ къ слЂдующимъ двумъ частямъ, въ коихъ дЂйствительно передаются упоминаемыя имъ событія.






Див. також:

Записки Тимофея Титловскаго 1620-1621. (Ч.2)

Дневникъ Симеона Окольскаго. 1638 (Ч.3)

Дополненіе дневника Окольскаго, составленное С. Лукомскимъ. (Ч. 3).












© Сканування та обробка: Максим, «Ізборник» (http://litopys.kiev.ua)
11.XI.2004






Попередня     Головна     Наступна         Передмова


Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.