Попередня     Головна     Наступна         Передмова





ДОПОЛНЕНІЕ ДНЕВНИКА ОКОЛЬСКАГО
СОСТАВЛЕННОЕ СТЕПАНОМЪ ЛУКОМСКИМЪ
1639 — 1648.


Ђтопись событій въ Югозападной Россіи въ XVII вЂкЂ составилъ Самоилъ Величко. Т. IV. Приложения. К., 1864. — С.297-313.]





ДОПОЛНЕНІЕ ДНЕВНИКА ОКОЛЬСКАГО.



*) 1639 году гетманъ коронній Конецъполскій Сътаниславъ, опасиваясь, чтобъ козакы крайне огорченіе, изъ Украинскихъ городовъ не выходили и, въ ЗапорожЂ собыраясь, не умножались, а за свои обЂди Ляхамъ не мстились, созвавъ своего войска начальнЂйшихъ, обще усовЂтовали, чтобъ тотъ имъ замиселъ воспретить, надъ первимъ въ гору ДнЂпра порогомъ городъ Кодакъ съ замкомъ устроить, подъ тЂмъ прикритіемъ, будтобы султанъ турецкій у двора полскаго на козаковъ жалился, что они Чорнимъ моремъ, подходя въ близкіе мЂста его держави, города и села разоряють, а въ самомъ дЂлЂ для козачіего погубленія.



*) Русская ЛЂтопись достовЂрная.



Которій городъ онъ, гетманъ устроилъ и въ ономъ нЂмецкій гарнизонъ посадилъ, для береженія онаго и въ Запороже знатную команду свою отправилъ, чтобъ Ляхи, тамъ пребывая, и козаковъ, туда изъ УкраинЂ идущихъ, /300/ перенимая, ловили, въ ДнЂпрЂ топили и въ спепахъ вьсякими образы мертвили, а самихъ Запорожцовъ, и за малія выни, погублялибъ. Сьлучилось однажди быть оному гетману въ КодакЂ, которому и Хмелницкій, сотникъ Чыгиринскій съ козаками тамъ же присутъствовалъ. Оній гетманъ, мимо Богдана Хмелницкого (идучи), сьпросилъ козаковъ имъ въ досаду хвастливо: угоденъ ли вамъ козаки сей Кодавъ. Противъ чего козаки умолчали, а Хмелницкій такъ отвЂтствовалъ: что человЂческая рука сдЂлаеть, таяжъ рука и разорить можетъ. Гетманъ Конецъполскій, такому отважному Хмелницкого отвЂту (внимая), возимЂлъ было на него нЂкоторое подозрЂніе; но вЂдая зънатніе и вЂрніи его къ коронЂ полской прислуги, что онъ во время войни султана турецкого Осьмана, съ Поляками и козаками подъ Хотиномъ бывшей, на Чорномъ морЂ будучи главнимъ командиромъ, кораблей турецкихъ болше двадцяти съ запасами въ томъ же морЂ потопилъ, двухъ Кантемировъ королю Жигмонту III плЂнниками представилъ, отъ коихъ о худихъ на Полшу отъ султана турецкого замислахъ довЂдался, и его Хмелницкого мимо сенаторей въ совЂти употреблялъ, и ему флота морского главное правительство повЂрялъ, онъ, гетманъ Конецьполскій ему, Хмелницкому за тотъ отвЂтъ никакова худа не здЂлалъ.

Гетманъ Конецьполскій, о ЗапорожжЂ и о городЂ КодакЂ вьсе по намЂренію своему распорядивши, войско лядское по обоимъ сторонамъ рЂкЂ ДнЂпра, въ украинскихъ городахъ и селахъ, чтобъ противъ прежняго еще тяжчайше народъ малороссійскій, найпачежъ онихъ 44,000, въ подданство порабощенихъ, козаковъ утЂснять квартирами, расположилъ; а самъ съ другимъ войскомъ въ Полшу отошелъ. Тутъ въ УкраинЂ Ляхи еще противу прежняго распространятся начали, многія вотчини, которими козаки въладЂли, у нихъ насилъственно отняли, а ихъ самихъ (кромЂ реестровихъ 6,000) какъ рабовъ и подданихъ вьсякою работою жесътоко отяго-/301/щали и никто оттого отягощенія защищати не моглъ *) (какъ въ унЂверсалЂ гетмана Богдана Хмелницкаго 1648 года юля..., въ БЂлой Церкви состоявшомъ, и во всей УкраинЂ публикованномъ, точно значится). Ляхи тогда самого короля Вьладислава IV къ тому, чтобъ со всЂми войсками въ Украину итьтить, огнемъ и мечемъ козаковъ своевать, жилля ихъ разорыть, въ прахъ и пепелъ обратить, а самихъ козаковъ однЂхъ выгубить, другихъ въ немилосердную неволю забрать, а инихъ въ далечайшія мЂста, за Вислу рЂку запровадивши, сьлаву козачую, въ часты свЂта европейскаго присносьлавимую, и въ отлеглихъ за Чорнимъ моремъ азыятическихъ сьтранахъ довольно вЂстимую, исьпразднить и поглотить, наговарывали и возбуждали. И такъ по руской лЂтописЂ господа полскіе, овладЂвши козацкими (кромЂ онихъ реестровихъ) землями, на онихъ, въ подданство порабощенихъ козаковъ, какъ и на всЂхъ благочестивихъ украинскихъ людей неслиханніе, нововымишленіе налагали и брали дани, такъ названніе: дуды, повивачное, огородщизну, подимное, поголовщину, поемщину, очковое, сьтавчизну, сухомещизну, пороховщизну, пересуды и аренди, а сверхъ того отъ всякого ськота и отъ пчелъ десятую долю, а отъ рибнихъ ловлей урочное возимали **),



*) Универсалы: воспоминаніе Хмельницкаго универсала и Остраницы.

**) Изъясненіе даней, жидами взимаемыхъ: отъ игранія на дудкЂ, на свирЂли, на скрипцЂ и прочую (4), отъ дЂтей новорожденихъ за повіячъ (200); овсянихъ, садовихъ и огороднихъ плодовъ (200), отъ каждой хаты (5), подушенній окладъ (10), отъ вступающихъ въ бракъ (6), отъ улія пчолъ (2), отъ рыболовнЂ изъ стадолЂ (sic) (10), отъ вЂтранихъ млиновъ и жорновей (20), судніе посули то есть на..... позвахъ для судящихъ (20): отъкупы жидовскіи церквей Божіихъ такъ же и всякихъ питейнихъ вещей; пороговщину отъ каждого рога волового и корового, десятую долю, а ежели нету десяти то......***).

***) Въ рукописи Лукомскаго примЂчаніе это сдЂлано отчасти на поляхъ, отчасти въ текстЂ: оно писано двумя почерками съ многочисленными поправками и выносками: цифры выставлены церковно-славянскими буквами безъ опредЂленія какую монету или стоимость онЂ должны изображать.



да и реестровихъ /302/ въ такомъ утЂсненіи держали, что ихъ къ топленію печей; къ чищенію дворовъ, лошадей, конюшень, хортовъ и къ собачей охотЂ, посадя на лошадь безъ сЂдла и вруча имъ на смичахъ хортовъ, да и въ другіе непристойніе имъ дЂла употребляли, ни честы, ни судовъ инъ не давалы. Поймаетъ ли кто изъ нихъ звЂря: дай холопъ кожу на пана; добудетъ ли кто у непріятеля либо ружжа, либо что иное: дай холопъ пану; напослЂдокъ всю волю у нихъ такъ отняли, что они ничего свободного не имЂли, кромЂ жени, и то не всякой, въ домЂ; а въ подданст†порабощенныхъ козаковъ такъ жестоко озлобляли, что, какъ въ томъ же универсалЂ Хмелницкого обявляется, двумъ али троимъ на ринку, или на улицЂ, или въ домЂхъ своихъ въмЂстЂ сьходится, и между собою ни о чемъ, хотя бы и о господарскихъ нуждахъ разъговарывать, не допускали и запрещали и уста ихъ, которія Вьсемогущій Творецъ далъ человЂку на глаголаніе, сьтрогими указами своими заграждать и нЂмотствовать, противъ самой природы и противъ всеобщаго обичая, повелЂвали, шейми въ колоди или въ плетенЂ въ самую жестокую стужу сажали, отчего многимъ руки и ноги отмерзали, а многіе на смерть отъ морозовъ помертвили; къ томужъ по ложнимъ, отъ старостовъ или прыкажчиковъ ихъ доносамъ достаточнЂйшихъ изъ тЂхъ же порабощенихъ козаковъ, хотя и за малій какой проступокъ, обухами, кіями и другими орудіями нещадно били, убывали и различними смертми ихъ погубляли, а добрами и имЂніями завлаживали, женъ же ихъ ледъ орать или рисовать въ плуги запрягали, жидовъ плетми ихъ погонять заставляли, и инихъ, на лду постановя, воду съ прорубей брать и ихъ поливать и въ тЂхъ же прорубахъ погружать повелЂвали *).



*) Историка Ваповского ужасное свидЂтельство о лядскомъ надъ народомъ украинскимъ мучителствЂ, что они женъ сосца деревами пригнЂтали и дЂтей въ котлахъ варили.



Историкъ Ваповскій Веспасіянъ, полскій авторъ о такомъ безчеловЂч-/303/номъ ихъ мучителствЂ, котораго въ нинЂшніе вЂка нигдЂ въ свЂтЂ викогда не бивало, свидЂтельствуетъ: что Ляхи тЂхъ порабощенихъ козаковъ женъ сосца деревами прыгнЂтали и дЂтей въ котлахъ варили, коими своими тиранствами невЂрнихъ поганъ, да и самого жесточайшаго Фараона, въ ЕгиптЂ надъ жидами тиранствовавшого, превосходили и перевишали; да и церкви православніе во всей УкраинЂ, иніи подъ Унію отнимали; а иніи заключали и жидамъ арендовали или запродовали, давши имъ такую власть и силу, чтобъ они отъ всЂхъ церковнихъ обрядовъ, какую отъ всякаго дань похотять, бралы и ключи церковніе у себе держали; почему священники благочестивіи ни Литургіи Святой отправлять и младенцовъ крестить, ни, въ бракъ въступающихъ, вЂнчать, ни мертвихъ погрЂбать, ни инихъ обрадовъ церковнихъ, въ церквахъ, безъ вЂдома и позволенія жидовского дЂлать не могли, не уплатя жидамъ наложенихъ нимижъ отъ всякого обряда даней; а ключи церковніе обратно жидамъ относили, да при томъже они, жиди тЂхъ священниковъ, какъ хотЂли, такъ безчестили и съ нихъ разніе насмЂшки дЂлали, а Ляхи, съ какой либо прычины, ругалы, были, раскривавливали, волоса изъ ихъ головъ и бородъ виривали, и урЂзивали. Но еще, паче всего, правовЂрніе малороссійскіе христіяне съ горесною жалостію и съ плачевнимъ воздиханіемъ принуждени отъ гордихъ Ляховъ вьсегда слишать, какъ они вЂру истинную каθолическую, отъ вЂковъ ни въ чемъ не поколебимую, вЂрою хлопскою, вЂрою отступническою, сами будучи отступниками, називали, ругали, хулили и вовся уничтожали и на то едино, какъ въ томъ же Хмелницкого универсалЂ обнародовано, всекрайнейше положились, чтобъ, мимо волю королевскую, зачавъ отъ самихъ дикихъ поль, какъ то: отъ Чигирина, отъ Полтави, Трехтемирова, Переясловля и инихъ городовъ украйно-малороссійскихъ, въ власной предковЂчной козацкой отчизнЂ, отъ Святого Владимира, князя кіевскаго, Русь крещеніемъ святимъ просвЂтившаго, истиннимъ и непоколебимимъ благочестіемъ /304/ сіяющихъ, знатнЂйшихъ людей и козаковъ вигубити и викоренити, а самимъ посполитимъ и простодушнимъ малороссійскимъ народомъ завладЂвши, оній не толко въ неволничое ярмо запрягши, но и по своей безбожной волЂ и въ душевредную, правиламъ святихъ отецъ противную, унію въвергнути силилися; какъ то они, въ прошедшія вЂки, прямими русскими провинціями: кіевскою, галицкою, львовскою, хелмскою, белскою, подолскою, волинскою, премислскою, мстиславскою, витебскою и полоцкою, за умаленіемъ и оскуденіемъ тогда князей кіевскихъ, острожскихъ и инихъ истинихъ и прыроднихъ русскихъ князей завладЂвши, въ онихъ провинціяхъ и земляхъ славное имя козацкое исьпразнили и загладили, а козацкую честь — въ нечестіе и въ незнаніе опровергши, вьсЂхъ тамошнихъ Руссовъ въ неволническое, подданическое ярмо запрягши, отъ вЂри отеческія, православнія, душеспасительныя, грекорускія отторгнули и отвратили и до пагубной уніи и до римского заблужденія силою, гвалтомъ и иними безъсовЂстними мученіями и безъчеловЂчними тиранствами привлекли, приневолили и подклонили: вьсЂхъ своихъ первихъ королей полскихъ и великихъ князей литовскихъ привилегія и указы, благочестіе грекоруское утверждающихъ, презрЂвши и уничтоживши. (До тЂхъ мЂстъ оній унЂверсалъ Хмелницкаго).

Вьсякъ, истинную правду любящій, изъ всего вишеобявленого усмотрЂть и удивится можеть, какія, найпачежъ по смерти козацкого гетмана, Сагайдачного, съ 1622 по 1648 годовъ, безъчисленія народнія озлобленія, огорченія, отягощенія и утЂсненія неисповЂдимія, мучителства и безчеловЂчнія умерщвленія Украина малороссійская, по обоимъ сторонамъ ДнЂпра, отъ гордихъ и ненавистнихъ Ляховъ, будучи сама изъдревле сьвободная, терпЂла. Духовенство правовЂрное, посвященное, украйно-малоросійское отъ невиннобіеній, отъ раскровавливаній и отъ разриваній и вириваній изъ бородъ и головъ волосовъ и отъ бесчещеній жидовскихъ сьтрадало; какъ церкви Божіи, православніи, будучи у жидовь арендаровъ или /305/ откупщиковъ подъ неволею, подъ заключеніемъ и подъ властію, за отправленіе своихъ узаконеннихъ обрядовъ имъ платя дань, сьтонали; какъ вЂра правая каθолическая, Апостолская, вЂра святая, отъ проклятой уніи гонима, осьмЂваема, ругаема и уничтожаема съ воплемъ ко Богу объ отмщеніе воздихала и моленія приносила. Даже всевидящее милосердіе Божіе, призрЂвъ свише на такія невиннія терпЂнія, страданія, воздиханія и моленія, мужа, по православію поборителя, и по благочестію ревнителя, Богдана ЗЂновія Хмелницкого возбудило и во отмщеніе онихъ всЂхъ бЂдствій опредЂлило.

Тотъ Хмелницкій (о котораго родЂ 1620-го года, тамъже и о войнЂ съ Турками на ЦіоцорЂ. вышЂ сего уже ськазано) латинскаго ученія былъ изобученъ, въ воинскихъ дЂлахъ весма иськусенъ, въ вЂрнихъ своихъ къ короне полской прыслугахъ сълавенъ, въ политическихъ обхожденіяхъ знатенъ и у королей полскихъ: у Жигмонта III и у сина его, Вьладислава IV великія милости, по достоинству своему, получалъ; да и у знатнихъ войска Запорожского товарищей сьвоихъ почтенія и отъ нихъ себЂ прыятнія благосклонносты имЂлъ, хотяжъ онъ совЂршенно вЂдалъ лядскія воинскія непорядки и неправносты, на козаковъ предпріятія, ихъ хитрія замисли и намЂренія, куда онія наклоняются да и по договорамъ своимъ съ козаками многократныя ихъ неустойки, клятвопреступленія и вЂроломства; однакожъ все тое въ сердЂ своемъ укривалъ, никому не обявляя, а и Ляхамъ таковъ всегда являлъся, будтоби онъ никакова зла имъ не мислитъ и не желаетъ. Какь же ему пришлось было бЂду терпЂть и голову потерять отъ плута и лживца, дозорци или прикажчика, Чаплинского (о чемъ будетъ нижей), то онъ, Хмелницкій, чтобъ Украину малоросійскую отъ лядского освободить ига, а козакамъ прежніе ихъ права и волносты отискать, вознамЂрилса съ Ляхами войну начать и то не безъ вЂдома и позволенія его королевскаго величества Владислава IV, какъ въ вышепомянутомъ егожъ, Хмелницкого унЂверсалЂ зъначмтся, 1636 году, во вре-/306/мя своей коронаціи, при которой и онъ съ Барабашомъ полковникомъ Черкаскимъ и съ иними зънатними войска Запорожского товарищи были, прикладомъ прежнихъ королей полскихъ, своихъ антецессоровъ, всЂ войсковіе малоросійскіе давніе права и волности, при особливомъ утвержденіи вЂри православной Грекоруской, новимъ своимъ, на паргаминЂ написаннимъ, королевскимъ, при подписЂ руки своей и при отворчатой коронной печати, прывилегіемь ствердилъ и ихъ, знатно надаривши, въ доми отправилъ; а при томъ отправленіи, на единЂ бывшомъ, егожъ величество въ нимъ наизусть съказалъ: чтобъ они себЂ по прежнему гетмана постановили и при своихъ правахъ и волностяхъ крЂпко стояли, не подавая Ляхамъ въ попраніе и защищая себе егожъ королевскими и иними давнЂйшими привилегіями; а еслибы господа полскіе, ихъ дозорци или прикажчики не послухали, то сказалъ его величество: имЂете де мушкетъ и шаблю при боку, коими можете боронити съвоихъ, отъ Поляковъ поврежденихъ, правъ и волностей. Посля сего нЂсколько лЂтъ, когда на УкраинЂ отъ Ляховъ злобніе бЂди и крайніе разоренія (о коихъ выше сего изъяснено) дЂлатись не переставали, то онъ Хмелъницкій съ тЂмъ же Барабашомъ и съ прочими козаками, его королевскому величеству, томужъ Въладиславу IV, презъ нарочнихъ пословъ своихъ били челомъ; тотъ король при отправленіи онихъ пословъ, какъ прежде словесно, такъ и приватнимъ листомъ съвоимъ королевскимъ, къ оному Барабашу и ко всЂмъ козакамъ писаннимъ, тую свою рЂчъ, прежде имъ: Барабашу и Хмелницкому сказанную, то есть: имЂете на оборону правъ и волностей вашихъ мушкетъ и саблю, подтвердилъ и повторилъ слово. Которое королевское прыватное писмо тЂжъ посли, къ Барабашу привезши, отдали, но (потому) что онъ, Барабашъ былъ не другъ и не желатель добра козацкой отчизнЂ, а особливо вовся нерадивій, то онъ какъ такое королевское милостивое словесное позволеніе, такъ и оное приватное писмо и королевскія прывилегіи у себе таилъ и безъ жадной украинской /307/ ползы сокрывая, ни о избраніи козацкого гетмана, ни о уволненіи отъ дЂлъ лядскихъ украино-малоросійского народа не старался. И для того онъ, Хмелницкій тЂ королевскія привилегіи и приватное писмо отъ него, Барабаша хитростнимъ способомъ отобралъ, о которомъ способЂ ниже обстоятелно съказано будеть.

1647 года, генваря 1. Православній архіепископъ, митрополитъ кіевскій, Петръ Могила, каменъ Православнія вЂры великій защитникъ и оберегатель церквей благочестивихъ, на Ляховъ и Уніятовъ бичъ тяжкій, во вЂчную жизнь переселился и погребенъ въ ЛаврЂ, въ монастирЂ печерскомъ, по немъ поставленъ православнимъ митрополитомъ Силвестръ Коссовъ.

Въ сей исторіи упомянути митрополити кіевскіе православніи, чтобъ зьнать: что есть унія, и когда, и за какого митрополита, и откуда въ малую Россію била вошла, и какъ исчезла, и что сей митропополитъ Силвестръ Коссовъ, по силЂ трактатовъ Зъборовскихъ, посиланъ былъ въ Варшаву для засЂданія въ сенатЂ полскомъ первимъ по примасЂ, котораго Ляхи не приняли, потому что онъ былъ благочестивимъ, а не униятомъ, (о чемъ будетъ ниже пространно). А Михаилъ Рогоза былъ митрополитомъ кіевскомъ, перво православнимъ, а какъ ото православія отступился, его уже не приняли.

Тогожъ 1647 года Ляхи многимъ числомъ въ Украину прышли и по той сторонЂ ДнЂпра: въ ЧигринЂ, въ Черкасахъ и въ инихъ заднЂпровскихъ городЂхъ квартирами стали и, по своему природному праву, еще пуще прежняго людей украинскихъ озлобляли.

Въ тоже время самое, обявленая бЂда и Богдану Хмелницкому, сотнику Чигиринскому, отъ помянутого Чаплинского приключилась, съ той причины: отецъ его Михаило Хмелницкій, такоже сотникъ Чигринскій, которій 1620 года на ЦіоцорЂ убытъ Тукрами, оставилъ ему, сину Богдану, въ наслЂдіе хуторъ свой, називаемій Суботовъ, недалеко отъ Чигрина отстоящій, къ которому и онъ, Богданъ пріобрЂлъ службами /308/своими доволъніе земли и спокийно оними чрезъ многіе года въладЂлъ, населилъ людми слободу и, оного доволствуяся, натніе королевству полскому оказалъ прислуги. Когдажъ король Владиславъ IV тотъ Чигринскій повЂтъ, перемЂнивши на староство, хоронжому коронному, Ивану Жолковскому оное староство пожаловалъ, онъ староста нЂкоторого шляхтича Чаплинского дозорцею надъ тЂмъ староствомъ поставилъ; которій разсуждая: неприлично хлопу, то есть Хмелницкому, быть богатимъ и городи и села имЂть, тую слободу Хмеллницкого, мимо вЂдома его, у оного хорунжого коронного себЂ выпросилъ, чемъ Богданъ Хмелницкій, кровно изобиженъ, съ нимъ, Чаплинскимъ переговаривался Хмелницкій, видя такое чрезъ зависть и зълобу Чаплинского нанесенное себЂ, отнятіемъ той слободи, насилство воспомянулъ отца своего, на войнЂ ціоцорской убытого, такьже и свои коронЂ полской многіе вЂрніе прислуги, за которіе, во мЂсто награжденія, получилъ такую отъ Чаплинского обиду, отъ жалости своей сказалъ: Ляхи де насъ, козаковъ обижаютъ; ещежъ и козацкая не умырала мати. Сіи рЂчи Чаплинскій услишавъ, оніе за бунтъ почелъ и такъ, Хмелницкаго схватя, въ турму посадитъ велЂлъ, а сина его, Тимоша, посередъ города Чигрина, двумя палицами быть прыказалъ, которій и бытъ Хмелницкій, сидя въ турмЂ, ни откуда никакой помощи не надЂялся и сидЂлъ въ оной нЂсколко дней; но судба сердце жени Чаплинскаго къ такому милосердію наклонила, что она мужа своего, чтобъ его выпустилъ изъ тюрми, упросила; которій и випущень жилъ онъ въ своемъ собственномъ домЂ со всякимъ съмиреніемъ, ожидая что вьремя покажетъ, междужъ тЂмъ жена Хмелницкого родила дитя, тогда то Хмелницкій отъ вишеобявленого Барабаша, асауломъ войсковимъ бывшого, реченія короля Владислава IV, привелегіи и приватное, его королевского величества писмо отобъралъ такимъ способомъ: просилъ онъ того Барабаша воспріемствоватъ къ крещенію тую дитину, на коихъ христинахъ Хмелницкій въ него, Барабаша немножко подпитого, /309/ вывЂдалъ: гдЂ и въ чемъ привилегіи и приватное писмо королевскіе лежать сокровенни; потомъ его, Барабаша нарочно такъ упоилъ, что онъ въ домЂ Хмелницкого безъпамятенъ ноччю, спатъ положась, крЂпко уснулъ. Хмелницкій спящого шапку, поясъ и перстень възявъ, оніе съ вЂрнимъ своимъ нарочнимъ, къ женЂ его, въ, Черкаси, ноччужъ отправилъ съ тЂмъ, чтобъ требовалъ у нея, показавши оной шапку, поясъ и перстенъ Барабашевіе, отдачи онихъ привелегій и партикулярнаго писма и съ тЂмъ всЂмъ,тойже ночи, у него, Хмелницкого явилсябъ. Жена Барабашова, сего обмана не вЂдая, тому посланому вьсе отдала, а тотъ нарочній вьсе Хмелницкому одной ночи привезъ. Хмелницкій шапку, поясъ и перстень на тЂхъже мЂстахъ, на коихъ и взяты, положилъ. Барабашъ, проснувшись, о сей хитрости никакъ не ведая, изъ онихъ, христинъ въ домъ свой отехалъ, а Хмелницкій тотъ часъ, секретно своихъ чигринскихъ и другихъ реестровихъ козаковъ собравши, и имъ тЂ привелегіи и приватное писмо королевское прочитавши и силу онихъ вънушивши, по общему съ ними согласію въ Запорожжу бЂжать (постановилъ). И, призапасясь всЂмъ, бЂжали въ Запорожже.

Гетманъ коронній Николай Потоцкій о томъ Хмелницкого побЂгЂ извЂстясь, писалъ къ полковнику переясловскому — Кречевскому, чтобъ его схватилъ и у себЂ подъ крЂпкимъ карауломъ удержалъ. Тотъ Кречевскій, будучи Хмелницкому искренимъ другомъ, о томъ его въ предосторожность писменно заизвЂстилъ. И такъ Хмелницкій съ козаками, при немъ находящимися, въ днепровскіе острова, найпервие въ островъ називаемій Бучки, а потомъ въ Микитинъ Рогъ прибылъ и тамъ Запорожскихъ козаковъ 300 человЂвъ засталъ, коимъ про себе въсе подробно пересказалъ, и какъ Ляхи о козакахъ и о вигубленіи ихъ промишляютъ, и какія обиди, не токмо козакамъ и народу малоросійскому, но и церквамъ Божіимъ православнимъ дЂлають. Народъ Украинскій, послишавъ о та-/310/комъ Хмелницкаго дЂйствіи изъ всЂхъ городовъ къ нему въ днепровскіе луги, какъ рЂки, съ радостію собирались.

Хмелницкій ни самъ на ЗапорожжЂ въ СЂчи быть, ни войска собирать не могъ, потому что тамъ залога лядская и нЂмецкая съ своими начальниками межъ Запорожцами состояла, хотяжъ онъ и видЂлъ, что его предпріятія, по намЂренію его, идуть въ ползу малоросійского народа, однакожъ и коронному гетману Потоцкому многократно посилалъ писменія жалоби на Чаплинского, прося у него суда, но ничего противъ того не получалъ; напослЂдокъ, пришедъ въ Кримъ, просилъ у хана кримскаго помощи; правда что ханъ сперва, о дачи ему помощи, отговаривался на, предстоящаго тогда, Мурзу Тугайбея, которій былъ какъ бы удЂлній и съ которимъ предъ симъ за годъ козаки запорожскіе сраженіе имЂли и его побЂдили, рукою указавши, сказалъ: вотъ де просЂте у него помощи, то какъ Мурза первЂе козаковъ злословилъ, а потомъ въ помощъ съ Хмелницкимъ иттить согласился, да и ханъ самъ помогать ему пріобЂщался, при которомъ Хмелницкій старшого сина своего Тимоша, для лутшого увЂренія (какъ въ томъ же его универсалЂ значиться) оставилъ: идучижъ съ козаками и Татарами къ Жолтимъ водамъ, первЂе въ СЂчи, потомъ въ КодакЂ залоги полскіе и гарнизони нЂмецкіе выколоть велЂлъ.

Народъ украинскій какъ послишалъ, что Хмелницкій, возвратясь отъ хана съ Крима, идеть съ козаками и Татарами къ урочищу Жолтимъ водамъ, зЂло возрадовался съ тЂмъ упованіемъ, что послалъ избавленіе Господь людемъ своимъ отъ лядской неволи, ибо козаки изъ Украйни, день отъ дня въ нему многимъ числомъ еще умножались. Гетманъ коронній Потоцкій, о такомъ его маршЂ послишавъ, приказалъ всему своему войску быть въ крайней готовности, реестровихъ же козаковъ, взявъ съ нихъ вЂрности присягу, какъ и Твардовскій пишеть, съ Барабашемъ, тогда уже войсковимъ асауломъ, ДнЂпромъ, байдаками, а сина своего Стефана (чтобъ ему была /311/ приписана побЂда надъ козаками), старосту нЂжинского, герала войскового, въ поле, Хмелницкого и козаковъ какъ зайцовъ ловить, виправилъ, Хмелницкій, извЂстясь, что оній Барабашъ съ 5000 козаковъ реестровихъ внизъ ДнЂпромъ пловеть байдаками, чтобъ его схватить, къ тЂмъ реестровимъ послалъ своего полководца, Gанжу, съ командою обявить имъ о козацкихъ и Татарскихъ, съ нимъ идущихъ, силахъ и имъ сказать: чію вы кровъ идете разливать не братіи ли вашей? которихъ одна мати Украйна породила. По кому вы поборяете? По костеламъ ли лядскимъ, или по церквамъ Божіимъ православнимъ? Королевству ли полскому пособлять хощете? которое недолею ваше мужество заплатить, или матери ли своей УкрайнЂ, которая васъ свободою дарить будетъ? НадЂетелись вы на Ляховъ? кои многихъ козаковъ, присягу свою сломавши, въ подданство поработили и многихъ безчеловЂчно помертвили, а мужество козацкое въ пепелъ погребти, имя козацкое изъ свЂта изгладити вьсегда силятся, или прежнюю славу козацкую возъобновити и Украйну свою отъ лядского ярма вЂчно освободити вы наложились? Кои рЂчи оніе реестровіе Козаки, переслухавши, всЂ единомисленно и единодушно противъ своихъ началниковъ востали и первій Филонъ ДжеджелЂй онаго Барабаша сплющаго въ байдакЂ копЂемъ скололъ, потомъ свою старшину и лядскихъ полковниковъ съ хорунжими ихъ, такъже и сущихъ НЂмцовъ въ ДнЂпрЂ потопили, а сами, совокупно съ тЂми козаками, кои въ подданство Ляхами были порабощени и въ нЂмецкое плаття были убрани, виступя изъ байдаковъ на землю, Хмелницкому въ помощъ пришли: да и другіе козаки, тожъ въ подданство порабощенніи и въ платте и ружже драгунское убранніе, кои при комисару или главному козацкому правителю находились, о здачЂ своей браттЂ послишивши, къ Хмелницкому зънатнимъ криломъ отъ полскаго войска оторвавшись, къ Хмелницкому пристали.

Хмелницкій, съ ихъ пришествія будучи весма радостенъ, /312/ такъ ихъ, какъ и при нихъ имЂющихся козаковъ и все свое войско къ войнЂ съ Ляхами возбуждать и поощрять началъ тако: браття и молодци славного войска Запорожского! се время пришло, пріймЂте оружіе и щитъ вЂры, имЂя помощника Бога, не бойтеся и не устрашайтеся лядской сили гордой и не бойтеся никакова ихъ свирЂпства, ни ихъ страшилищъ, отъ кожъ лямпардовихъ и перъевъ струсевихъ устроеннихъ, воспомянЂте прежде бывшихъ украинскихъ воиновъ, которіе, еще невЂрними будучи, мужествомъ своимъ многія страны обежжали и устрашали, а вы тогожъ берега дЂти, храбрихъ отцовъ сини, явЂте свою природную храбрость противъ наступающихъ на васъ непріятелей; вамъ по Богу причтется вЂчная слава, а надежда на Бога васъ не посрамитъ. И такъ Хмелницкій, козацкое войско утвердивши, и съ ними, козаками и Татарами къ бою зъготовившись, противъ Ляховъ пошолъ, а драгунъ полскихъ 3,000, его встрЂтя и въ немужъ передавшись, съ нимъ же соединились.

Генералъ оній Потоцкій, какъ увидЂлъ козаковъ и Татаръ, что они неустрашимо къ нимъ идутъ, тотъ-часъ къ отцу своему, гетману коронному, чрезъ нЂкоторого Яска со извЂстіемъ о слЂдующей себЂ бЂдЂ, отправилъ; однакожъ того посланика, съ тЂмъ писмомъ его, Татари словили и, приведши предъ полки лядскіе, такъ его самого, какъ и оное писмо Ляхамъ показали и тЂмъ ихъ въ горшое отчаяніе привели, какъ же отъ обоихъ сторонъ силная баталія и сЂча великая началась, то Ляхи тотъ-часъ плечи показали, хотяжъ ихъ генералъ ободрялъ и они, ободрившись съ козаками и Татарами мужественно бились, однако отъ меча козацкого и Татарского какъ снопи надали и съ поля баталіи уступали. Междужъ тЂмъ дождь великій стался и все полское огненное оружіе замочилъ и такъ Ляхи принуждени своимъ обозомъ двинутись къ Княжимъ байракамъ, къ городамъ украинскимъ по ближе, но Хмелницкій туда напередъ, въ тЂ байраки пЂхоту козацкую заслалъ, чтобъ они тамъ рви покопали, кои и покопани, /313/ къ которимъ рвамъ Ляхи пришедши, замЂшались, а козаки и Татари, заразъ на замЂшаній ихъ обозъ нападши, весь розграбили, многихь Ляховъ побили, а самого генерала оного, гетманского сина, два раза такъ устрЂлили, что тамъже и скончался. Татари Ляховъ оставшихся всЂхъ въ живихъ, въ томъ числЂ СапЂгу и Шембека въ полонъ взяли и въ Кримъ отправили, а Хмелницкому: ЧарнЂцкій, Gродзенскій, Томашъ УлЂнскій, Иванъ Хребтовичъ, воевода новогродскій, да Христофоръ Хелмскій, Гаврилъ Болхацкій, Малицкій и Семигродскій, великородніе господа полскіе въ руки его досталися, но толко шляхтичъ Марко Здешинскій, да и тотъ раненій, изъ той баталіи убЂжалъ къ коронному гетману, съ печалнимъ извЂстіемъ о той козацкой и татарской надъ Ляхами побЂдЂ и что синъ его убитъ.

Сія побЂда, Богомъ данная, 1648 года, мая 8 дня совершилась благополучно. Вотъ судбина Божеская какъ вь началЂ Хмелницкого съ Ляхами войни праведному козацкому оружію поспЂшествовала!

СлЂдуетъ послЂ сей частной, полная тогожъ Твардовского исторія и рускія вЂрнія лЂтописЂ обявляющія: какія войни и миротворенія между Хмелницкимъ и Ляхами происходили, даже до здачи нимь подъ височайшую Всеросійскую державу всей Малоросіи, по обоимъ сторонамъ рЂки ДнЂпра Украини, и что прежде и по смерть его въ той же УкраинЂ тогда происходило, къ той же исторіи и лЂтописямъ читатель отсилается.






Див. також:

С.Лукомскій. Собраніе историческое. (Ч. 1).

Записки Тимофея Титловскаго 1620-1621. (Ч.2)

Дневникъ Симеона Окольскаго. 1638 (Ч.3)











© Сканування та обробка: Максим, «Ізборник» (http://litopys.kiev.ua)
7.VII.2005






Попередня     Головна     Наступна         Передмова


Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.