Попередня     Головна     Наступна






М. Н.



Лямент
о прыгодЂ нещасной
о зелжывости и мордерст†мешча[н]
острозких, що ся им власне прыдало
на день урочьстаго свята з мертвых востання
пана спасителя нашего в понеделок
в процесии идучим под приизд єи милости
паней воєводинои виленскои, которая-то
з обох сторон жалованая пригода
в тых ритмох нижей достатечне ся окажет



До кождого чителника


Ту кождому тую справу подаю пред очы,

Абы кождый, чытаючы, знал що ся в ней точыть.

Хот сут речы мнЂ удатныє и здаются прожныє:

Може их кто собЂ кръстити, иж сут грутовныє;

Єднак що ся мещаном острозким придало,

То ся вшытко в тых рытмЂх шырЂй описало.

Еслы бы мя в тых речах назвал кто матачем,

Теды му ся хочу справити добрым повЂдачем.

Хоть єм на тоє не смотрил очыма своима,

Але єднак довожу людми цнотливыми,

От которых тую нещасную новыну гдым слышал,

Тен ляме[н] во такий способ жалосней описал.


ПренайдостойнЂйшему в ХристЂ отцу и пану єго милости господину Петру МогилЂ з ласки Божей митрополиту києвскому, галицкому и всей Руси, воєводичевы земл молдавских, пану своєму милостивому М. Н. здоров’я, щастя и долголЂтнєго повоженя вЂрно зычу и вЂншую.

Приналежачая то єст розумови людскому до такового кресу справы поважныє умЂєтности и бЂглости своєй кероват, отколя бы усилованя своєго яко бы корист и нагороду якую з славою и потЂхою позыскати могл. А нЂ для чого иного жолнЂр в дЂлах рицерских выцвичоный працам, невчасом вшеляким и небеспеченством розмаитым жывот свой яко бы на шанц выставуєт, толко иж своим учы[н]ком воєным несмертелную славу з славы плынучую, оздобою з оздобы наступуючую, потЂху яко бы нагороду якую трудов своих одержати ся сподЂваєт. Як теж и человЂк посполитый, который ач в науцЂ и довтЂпЂ не єст над люде вывышоный, але єдна [к] стараюся о тоє, жебы до смаку вдячного припадаючий, опера свои ростропне и мудре написано княжатом и монархом офЂровал, которых славы для их зацности и достойности часу бынамнЂй не уменшыт и овшем тым барзЂй оны вывызшаєт и коренит. Не от речы здалося и мнЂ ити тым же тором, мудрых наслЂдуючи, абы-м, тыж тую книжечку мою ведлуг подлои инвенции моєи о несщасном припадку утрапеных мещан острозких рытмом описавшы, под протекцию велибности Вашеи, пана моєго милостивого офЂровал, за чым тая подлая книжечка моя Вашей милости моєго милостивого пана протектора собЂ обыраєт, зацностю, годностю и мудростю великою, яко того, который од молодости лЂт своих аж до того часу науку милуєш, кохаючыся в читаню книг потребных, отколя ся розу острыт а памят им добытым болшая ся помножаєт, от которои предсявзятои науки жадныє рекрациє и забавки в молодом вЂку Вашу милость оторвати не могли, и овшем трудност якобы Геркулес який працею и сталостю звытяжыл-єс. Знак певный єсть милости и вдячности противко наукам, которыє Вашей милости, мой мылостивый пан недавно коштом немалым в КиєвЂ фундоват рачил, поставившы так много лябЂнатов, же так реку, отколя вшитки, которыи ся там удают, солодкий овоц наук относят. Которую рач пане Боже помножат и разшырат, абы ся тым болшая пилность научителей найдовала до насЂня дорогого земли, а ку обронЂ вшытких тых, которыи суть тому протывныи. НЂ маючы теды над то иншого упоми[н]ку, чым был могл Вашу милость моєго милостивого пана [обдарувати], [прошу], абыс той малый упоминок, тыє вЂршыки от мене, найнизшого слуги своєго, вдячне приняты рачил. Ач вЂдаюо певне, же Вашей милости моєму милостивому пану не трудно о кныжки розных авторов латинских и грецких, в которых ся Ваша милость мой милостивый пан кохати рачыш, єднак же я, хотячы вдячность мою шчырую оказати, умыслил-єм той лямент мещан острозких подат под розсудок Вашей милости моєго милостивого пана, о що прошу, нехай теж и я за иных найподлЂйшый с тым подарком не буду взгорженый, що до уваженя остаток мудрым подаю. Бо гды бы ми прышло выличати зацноє уроженя, дЂлные справы, мужество продков Вашей милости моєго милостивого пана, которыи як в побожности, та[к] и в статечности завше-с обирали быт сталыми, пришла бы вшитка реч ку збытней а просторонней мовЂ. Нехай же теды люде, чытаючы тую працу мою под зацным именем Вашей милости моєго милостивого пана поданую и написаную, цноты великиє и достоиности Вашей милости моєго милостивого пана собЂ смакуют, єсли собЂ чого мЂти прагнут. Вашей милости моєму милостивого пана долгого здоровья и щасливого повоженя вЂншую, с которыми ся сполне тож чынячы поволносты послу моих в ласку Вашей милости моєго милостивого пана отдаю. Дата з Ровного, з найубогшеи школы Вашей велебности моєго милостивого пана всей добра зычливый найнызшый служе[б]нык з служебников.





Ту ся починаєт лямент о утрапеню мещан острозких и о зневазЂ шляхты преднЂйшеи от люду посполитого.


Во имя Господнє. Ами[нь].


Дни веселыє, дни зацныє, дни великои радости

Обернулис в смуток и великиє жалости.

Ден той власне, который мЂл быти Богу на хвалЂныє,

Обернулся на взгарду през люде зухвалныє.

О нензная ваша пасхо, нензный ваш обЂде,

Прыятелская утЂхо горкая пры бесЂдє!

Єщо то меншая той обЂд, который тЂлу служыт,

Мовлю я о пожиток, который дцы плужит,

И той вас был омынул. Жался, моцный Боже!

Чого з вас обжаловати снат жаден не може.

Азали то не жалос — на первшом потканю,

На первшом, мовлю, на пляц люду выиханю.

На послугу так великую, которая небесного

Монархи великои моци округу земного,

Якая великая поражка и деспект не малый

Поткал оных мещанов, которыи панскои хвалы

Стерегли з великою охотою, вслЂд за нею идучы,

Створытелеви своєму звыклє ся молячы.

Который же то та был гордый, же ся вам спротивыл?

Не вам то, але Богу самому провиныл,

Же смЂл руку подносити на так святыє справы,

Чым ся всЂ щитимо и достаємо славы.

Розсуди, который ту выннЂйшый в таковой гордости,

Кто был затвердЂлшый в своєй злой крнобрности,

Иж под той час таковая справа ся точыла,

А правдЂ ведлуг свЂта неровна прибыла,

Же пани мЂста того на той час Ђхала

И с тою ся процессиєю людей оных поткала.

Що в правдЂ кром похлЂбства зступитися годило,

Леч гды бы на увагу мудрых прыходило,

Єслы людей, прынамнЂ Бога, пошановат,

Постояты было, вша конЂ моглы бы загамоват,

Моглы ж бы на господы зараня ся ставити,

Гды ж там спона годыны не моглы забавити.

Єслы оны през упор свой противныє былы,

Же ся болшой потузЂ горде поставилы,

Яко твердят нЂкоторыи, же бы то быти мЂло,

Яко бы послов поспольство паньских зневажило.

Але зацно потвору людей поклепыват!

Кто ж бы ся смЂл з мотыкою на солнце порыват?

Яко ся колвек стало и чый был початок,

Єслы ж с шляхты алболы розных небожаток,

Жался, Боже, их глупства и мудрых мудрости,

Же не умЂли розумом спокрыти их глупости.

Тым ся раз притрафило к урочыстыє свята,

Же снат тая процасия на жал свады зачата.

Смотры, з якою зневагою мусЂлы шванковат,

Иж ся пры том схотЂлы дужо опоноват,

Що ач з жалю тяжкого мусЂлы учынит,

Гды ж ся такои пригоды знагла не сподЂвали.

Ах, албо то не жалосная! Кто правду милуєт,

Нехай кождый уважный в тую реч усмотруєт,

Как трудно єсть зносити крывды в невинности,

Или что ся дотыче бозкои учтивости.

Єсли люде поганскыи того перестерЂгалы,

Абы учтивос[ть] своим Богом выряжалы,

Як ся о их славу заставляли менжне,

Боронячы их учтивости аж до горл потенжне,

О чом єсть в гисториях прикладов не мало,

Которыи гды бы-м вспоминал, мЂстца бы не стало.

Але хто бы хотЂл чытаты красомовцу цного

Цицерона, Ясона, Марцера давного,

Тыи бы му достатечне о том повЂдЂли,

Як ся о их славу заставити умЂли.

Юж прикладеш поганских болш занехавшы,

Але другий над иныє святых прыдавшы,

О муцЂ доброволной Христа спасителя.

НадЂи и теж вЂры нашой скончителя:

Колы был до Аннаша од жидов веденный,

Абы был в невиности на смерть осужденный,

Смотри ж, як ся найшол єдын з оных смЂлый,

Любо был не до конца пры своєм пану сталый,

Єднак и той до меча порвался з жалости,

Хоч нЂлга было боронити панскои учтивости.

Яко ж ся тыж иначый оным не годило,

Гды-с сердце напол з жалем заятрыло,

Бо гнЂв єсть у человЂка [на] двоя дЂленый —

Частю добрый, а частю на злоє запаленый.

Тыи бовЂм о потребЂ духовной ходилы,

Абы церков с похвалою панскою навЂдили;

Тыи ся на тоє зо вшиткою щиростю удалы,

Абы свои офЂры Богу залецалы,

Там за свои преложоныи звыкле молилы,

Але тоє невдячностю оным заплатыли,

Що ж далей было чынити? Хот бы камЂнноє было

Сердце в людєх, снат бы ся и тоє ужалило,

Посмотрывшы на такоє срокгоє замЂшаня,

На такий великий утыск и пренагабаня,

Которого бы не вытрвал снат и святый нынЂ,

Хиба бы зошол з свЂта где в глухии пустынЂ.

Ач много причын дают нещасным мещаном,

Славным, мовлю, нЂколи-с милым острожаном,

Звлаща тыи, которыи звады таємне вщынают, —

Хоч ся людєм на постав святоблывыє удают:

Яко бы самы мещанє здавна тог хотЂлы,

Абы деспект таковый им вырядити мЂли, —

Єднак латво о лЂску, хто хочет песка карати,

И о леда прычыну лацно-с постарати.

Бы так мЂлы доброг що-колвек учиныти,

А тыи звады не взгнЂщати, згоршеня не чиныти,

ЗвЂрхности не побужат ку таковой срокости,

Але и овщем научат святои побожности!

Абы ся своим подданым ласкаве ставылы,

Не яко лвы тиранско з ними ся рядилы.

И на що ж ся вам зыйшло, презацныи отцеве,

Хотя ж будет з вас который противный моєй мови,

Же-сте к тому прывелы поцтивую матрону,

Же єсть тЂло порушеноє отца єи з гробу!

Снат ся нЂны молитвы даремне мовляют,

Бо тИла людскиє покою в гробЂх не мают.

Що ж вжды с того за корыс, повЂжте ми, прошу,

Нехай я за тоє неласки от вас не отношу,

Же ся спираю: для чого тоє тЂло вынятоє?

Бо вшак было непророцкоє, могу мовити, не святоє,

Любо то был за живота человЂк справедливый,

Хвалца Божый, милосник отчизны правдывый.

Але що ж, кгды по смерти юж вшистко устало,

Хиба слава и межство трваєт и будет трвало.

Рекл бым, же бысте жадали за жыт єго рады,

Але ж бы то розсудо был барзо шкарады,

Гды ж и святыє на оных сродзе нарЂкалы,

Которыє им отпочынков в гробЂх не давалы.

Мовыл грознє Самуил-пророк ку кролеви

Оному взгорженому от Бога Саулови,

Которого для порады през чары взбудыла

Оная вЂщая невЂста, кгды над ним ворожыла,

Мовячы: «Про що ж мы покою не даєш в моєм гробЂ,

Жебы-м з отци моими отпочивал собЂ?

А то ж вмЂсто порады марне згинути мусиш,

Кгды ж тя господь Бог откинул, юж ся прожно кусиш».

А тои рады Саул от него потребовал,

Коли го фетлистимскый народ преслЂдовал,

Который дознал, бо внятки на тоє угодило

Пророцство, котороє вон час выреченоє было,

Же Саул мусЂл згинути на меч ся пробывшы,

Неприятеля своєго очы натЂшывшы.

Для того я той приклад даю не от речы,

Абысмо ся им каручы умысл свой на печы

Завше пылне ховали, бы нас тоє не поткало,

Єще горшеє нещастя, нЂж ся тому стало.

Кгды ж нам господь Бог до часу ласкаве фолкгує,

Але сами не взглядаємо, якую кару готує.

Не сподЂвалися тыи нещасныи мещанє,

Абы такая прыгода мЂла прыйти на всЂх єдностайнє.

А вжды видимо, якую Пан казн на ных спустил,

Єслы ся который грЂху якого допустил.

Юж я на обЂ сторонЂ правду прызнати мушу,

А похлЂбоват жадному намнЂй ся не кушу.

Пане Боже, пожался обоих прыгоды,

Межы духовными так великои незгоды!

Не дыв, єслы зводят бытву с посторонными,

Але то дыв, же валчат з мещаны своими.

Не дывно, же герезию з свЂта затлумляют,

Але дывно, же свои ж власный члонки забывают.

А чти господь Бог не каже потлумляти жадного,

Гды ж собЂ к воли хоче мЂти человЂка кождого,

Абы ся теды всЂ вобец обачыли,

А в згодЂ в якой нЂкды за оных лЂт были,

Якбы то [нас] найвышшый Пан велце миловал,

Ище бы нам грЂшным нЂщо пофолговал,

И лЂта урожайные жызностю здобленыє

Привернул бы обфитою ласкою окрашеныє,

Которых бы хрыстияне снадно певне дозналы,

Гды бы тылко тых незгод кновати пересталы.

Що ми нынЂ за уцтивос, сщо ми за забава,

Що ми за кротофилЂ, що за добрая слава!

Тыє ся сполне упором шкарадым посплЂтали,

А правду и покой нЂзащо почытали.

Прысмотрыся, як зацную шляхту зневажоно

И дворян що значнЂйшых нЂкчемне зелжоно,

Которыи были на той час пры боку єи милости,

Которая єс накормленая тои зелживости.

През кого ж ся тоє стало, нехай ся сами судят:

Русь то чы ляхи мои милыи блудят?

Гды бы оны покорою упор премагали,

И тыи бы ся мещанє на ны не торгалы.

Чому тыж уступуєм подчас людем з дороги,

Хотя ж ся тыж прытрафит пан не барзо срогый?

Леч там предся неровне далекая розница,

Як небо от землЂ далекая граница,

Же ся подлоє створеня Богу спротивило

И руки свои на святыи справы подносило.

О великая неуваго! Хто ж до того радил,

Абы люде з обох сторон так ганебне звадил?

ПрисмотрЂмося, як свои речы оздобляємо,

Чему собЂ теж иныє лехце поважаємо?

Так святости костелныє велце шануємо,

Для чого ж и церковным тои чести уймуємо?

Коли свои послуги Богу залецаємо,

А чему ж и на иныє крыво поглядаємо?

Кгды ж кождый своим способом хвалит Пана своєго

И всякий потребуєт святои ласки єго.

Далей болше не мовлю, але на остаток

Положу а зособна ту єден прыдаток:

О зневазЂ, мордырст†мещан нещаслывых,

О гордости противной людей нетерплывых,

Як ся там посполитству тому спротивляли,

Яко тыж з обох сторон шкоды начынили.

Юж там было заровно кождому станови —

Як попови, так хлопови, ба и шляхтичови.

Досталося там дЂткам, млоденцом учтивым,

БЂлым головам пребраным, паном и особливым,

Бо там юж сплощ бито, а снат не смотрено —

Каменем ли, обухом кого ударено,

НЂ за що там был дар Божыи и прыготованыє

Хоч з вымовкою, як звычай, яйца фарбованыє.

Чым так свои одЂня сродзе пошпетилы,

А в оном замЂшаню нЂкого не позналы.

Зачым самы ж задавшы до гнЂву прычыну,

Єще на ных, небожат, свою ж власную выну

Вскладают, вензеням их сродзе обтяжившы,

Малжонки з дЂтками оных розлучывшы.

Єще другым аж дотоля смерт прыражают

На тых, которыє стратилы, снат не досыт мают.

Але бы на тоє прыйшло, же бы и тых стратилы,

На которыє ся с порадою єще забавилы,

Якоє бы теж з оных прийшло доконаня?

Тут потреба мЂти судиям доброє розезнаня.

Кгды ж ту лацно невинныє на суд злый скароваты,

Але кгды пред Божий прыйдет апеліоваты,

Так ся оная невынность на той час покажет:

Кгды Пан будет в он час неправых навЂки покараєт.

Чого их невыных рач заховат, Пане,

И тым истикгатором дай упом’ятаня,

Абы ся в своих справах добре оглядЂлы,

А имя твоє з оными сполне хвалилы.

Боже, который з оковов вязнЂ розвязуєш

И оных над надЂю свободою даруєш!

Выбав и той остаток вязнев утрапенных,

Рач их тЂшыти в фрасунках их неутуленных,

Не дай всЂм загинути и стережи их до конца,

ПотЂхо и надЂє, єдыный оборонца!






Придаток:


замкненя той же матерЂи


Срокго, тыранско на свЂтЂ повсталы,

Котороє нынЂ. явне показали

НесподЂване нещасных острожанов,

. . . . . . . . . . . . . . . . . . 1


Трвога по трвозЂ, трудность по трудности,

Жалость припала на них по жалости

Яко нЂкгды-с на Давыда цного,

Мужа побожного,


Которого власный сын пренаслЂдовал,

Пред которым в темных яскинях ся ховал,

СвЂтла не видячи очима своими

Пред людми злыми.


Заровно той спра†и нынЂ ся стало

Кгды ж свои ж члонки, як бы власноє тЂло,

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

. . . . . . . . . . . . . . . . 2


1 Очевидно, тут один короткий рядок пропущено.

2 Очевидно, пропущено два рядки.



Як ся тоє стало, о Боже всемоцный.

В мЂстЂ Острогу на день великоночный,

Гды в понеделок всЂ выступили,

Бога хвалили,


Та ся споткали с панею мЂста того,

Не маючи на сердцу гнЂву жадного,

Але ж найперше им прычыну дали

Вступити казали.


Єще нЂкоторыи того докладают

И такіє слова повЂдают,

Якобы кулку послов присылано,

Жебы почекано.


Єды[н] мещани[н] обрался зухвалый,

А для єдного вшитки вины зосталы,

Же ся на посла панского замЂрыл,

Снат го ударил.


Такиє новины о том повЂдали

Люде, которыє на той див смотрыли,

Але ся в мо†своєй не згажают,

Розно бают.


Єднак як ся на мостЂ споткали,

З замку выйшовшы, внет ся замЂшали,

Коли возница почал их бычовати,

Казал вступовати.


Що видячы оныи люде нещасливыи,

Будучы с того барзо жалослывыи,

С попудливости всЂ ся порвали,

Кыи побрали.


Слуги тои паней и всЂ дворяне,

Видячы, же не жарт, кинулися на ных єдностайне,

Шабел добывшы, внет же по собЂ:

То мнЂ, то тобЂ.


На той час єи милость в каретЂ сидЂла,

«Перестате!» з обох сторо[н] вшитких гамовала,

Абы тои звады болше понехали,

ДалЂй ихали.


Леч трудно было: барзо заюшыли,

З обох сторо[н] битых, раных начиныли,

Єдны с перестрахов в вал з мосту падали,

Шыи ламали.


Хто ж що несл в руках, того не жаловали:

Яйца фарбованыє тым шаты смаровали,

Не смотрено тог, вара кого замЂрыл,

Быле бы ударыл.


ВЂдЂла тоє пани, поцтивая матрона,

Же єсть з дворяны своими зелжона,

Нат звичай панский на цви[н]тар утЂкаєт,

Бытва ся розмножаєт.


В том замЂшаню а знат не бес того,

Бо приходило близко коло того,

Же ся в той звадЂ и самой достало,

Дай ся золгало.


Там на цвинтару плачливе вздыхала,

До Христа пана где крыжем лежала,

Абы тую зваду успокоити рачил,

Быс обачил.


Наконєц там же паня[н]ка поцтивая,

Цорка мешанская, в цнотЂ особливая,

Хотячи ся вывиляти с тумулту оного

До дому свого —


Єде служалец, а що вЂдати який,

Єслы был зацный албо ляда-який,

Тял єи в лоб шаблею, аж упала,

Тканка єй спала.


В том єи з убіоров сличных обнажыли,

А по полы умерлую там же зоставили,

А мати нещасливая гды до неи прыбЂжала,

Горко плакала.


А других зася сродзе посЂчоно,

Кийми побыто, нЂкчемне золжено,

Чого за ных, ах, не стуйте ж, пане!

Трудноє зезнаня.


Потом заледве гды ся укоили,

Крве людскои гды ся сполне насытили,

Помалу-малу почали отходити,

До дому входити.


В том псяжа пришлы, панюю подвигнули,

Велце смутлывую упоминати почали,

Абы фрасунку того понехала,

В замок ихала.


А она в жалю праве омдлЂвала,

АбовЂм в тых трмЂнах нЂкгды не бывала,

Пресвятой Богородици себе полецаючы,

Оной ся отдаючы.


Там же с цви[н]тару оного повставшы,

ВсЂла в карету слезами ся облявши,

Мовлячи: «На якиє прихожу зневаженя ганебныи

През свои подданыи!»


На заутрЂє рано раду учыныли,

Вшитких до суду зособна водилы,

Пытаючы: «Который был бы прычыною того?

Ставте вынного!»


Оны в той способ так отповЂдЂлы:

«Мы своих духовных в туй мЂрЂ слухали:

Кгды бы ся оны до церкви вернули,

А мы бы были».


А в том и попов призвати росказано,

И в тыи теж слова власне запытано:

«Для чого с процасиєю не уступалы,

Гды им казалы?»


Єден презвытер на то одповЂдЂл:

«Мосци панове! Бы то кождый видЂл,

Єсли вам идет о свои зелживости,

Нам теж о святости».


«Для того вам з дороги не уступили,

Бо-смо ся были на тоє спорядыли,

Жебы поцтивос впрод Богу отдали,

Ви не витрвали».


Внет мещан зацных в колоду посажано,

А найубогшых в темницу загнано,

Абы росправы до часу чекалы

И горло дали.


ХотЂлы духовныи в тую справу вложыти

А на их здоровя горло своє положыти,

Але им слова на то рещы не дано,

Преч им казано.


Под час юрмарку нЂкгды-с славного,

А тепер, реку, юж занедбалого,

На самую взгарду звести их казано,

Жебы стинано.


Там килку мещан мечем прыкро стято,

Четвертому ушы и носа утято,

Α оныє трупы ховат заказали,

Псом торгати дали.


А других єще дано за поруку,

Радячи, що им дадут за муку;

Толко потаємне звады якиєсь кнуют,

Що им готуют.


Болше убогих там єсть выноватый

И предше згинет, нЂжлы богатый,

Хто зась лЂпше пЂнязми заложит,

Той ся не трвожит.


НЂмаш ся як розмовити з сусЂдами,

Бо потаємнои здрады полно завсЂгды,

Там под окнами и в ночи слухают,

Що розмовляют.


О ты, О[с]трогу, мЂсто справедливоє!

В тобЂ бывали мешканцы цнотливыє,

Не єден тепер твоєи прыгоды плачет, —

Єсть кто и скачет.


Тыс было хлЂбом завжды прыходневи,

Ты убогому маткою было студентовы,

В тобЂ хто мешкал, нЂгды не шкодовал,

Хто ся шановал.


Тераз не стуйте ж! Нащо ж юж прыходыт!

Снат ся юж на тоє, подобно, заводыт,

Жебы-с юже было в нЂвеч обернено,

З грунту знищоно.


О паны зацная! Буд же литостивая,

Не буд крве людскои так ганебне хтивая,

А тот гнЂв в собЂ рач умодероват,

Ласку дароват.


Отпусты ж вины виноватцом своим,

Бы теж Пан єсли-с пребачыл и твоим,

В которым ся кохаєш, єго наслЂдуєш,

ВЂрне милуєш.











ПРИМІТКИ


М. Н.



Лямент о прыгодЂ нещасной о зелжывости и мордерст†мешча[н] острозких, що ся им власне прыдало на день урочистаго свята з мертвых восстання пана спасителя нашего в понеделок в процесии идучим под приизд еи милости панеи воєводинои виленскои, которая-то з обох сторон жалованая пригода в тых рытмох нижей достатечне ся окажет през мене, M. H., c пилностю описаных року Божия 1636, мЂсяца июня, дня 14. — У рукописі, що його П. Житецький одержав із Седлецької губернії від «збирача усних і писаних пам’яток української старовини Я. П. Андрієвського» (С. 10). Рукопис зберігається в ЛНБ, шифр: НТШ-85.

Публікація: Житецький П. Острозька трагедія // ЗНТШ. — 1903. — Т. 51. — Кн. 1 — 24. — Текст на с. 11 — 24.

Рукопис цей П. Житецький характеризує таким чином: усі три елементи твору (передмова, лямент і «придаток») «написані на однім зшитку, зложенім із десятьох чверток, одною рукою. На жаль, друга вірша не має кінця; зате вона в порівнянні з першою визначається більшою простотою та ясністю вислову, більшим реалізмом у малюванні деталей. Письмо не зовсім чітке, нагадує скоропись XVI в. Правопись видержана досить добре...» (Житецький П. — С. 10).

Про автора твору можна повторити тільки те, що сказав про нього П. Житецький: «Із передмови до вірш можна бачити, що вони написані тоготаки 1636 р., два місяці по самій кровавій Острозькій драмі. Автор заховав своє ім’я під ініціалами М. Н., але міркуючи по даті «з Ровного, з найубогшей школы», можна думати, що се був її учитель, один із репрезентантів українсько-руської просвіти, що в ній шукав дороги для відродження самостійного життя українського народу. Нема потреби розводитися тут про характер тої просвіти, чужої для католицької Польщі своїми цілями, а близької їй своїм методом і способами. Оця близькість і виявила себе поперед усього в багатьох місцях передмови.

В дусі того воєнного віку автор порівнює працю письменника з подвигом вояка, який «живот свой, яко бы на шанц выставляєт», аби заслужити «несмертелную славу», і думає, що обов’язок письменника лежить у присвяченні своїх праць, «ростропне и мудре написанных, княжатом и монархом» для збільшення й розповсюдження їх слави (і, додамо від себе, задля пробудження їхнього сумління. — Упор.). Хоча він і не вважає себе чоловіком визначним «в науцЂ и довтЂпЂ», та проте, «мудрых наслЂдуючи», присвячує «книжечку» свою київському митрополиту Петрові Могилі, аби виявити йому свою пошану за те, що він полюбив науку, «кохаючы ся в читаню книг потребных». Він згадує про недавній подвиг Петра Могили, який «коштом немалым» розширює в Києві науку. Не маючи іншого дарунку для свого патрона, він просить його прийняти «тыє вЂршики»» (Житецький П. — С. 4 — 5).

Подається за рукописом.
















Див. також:

М. Н. ЛЯМЕНТ. Українська література XVII ст.

Лямент. Хрестоматія давньої української літератури О.Білецького.

М. Н. Лямент про нещасну пригоду, про лихо й мордування острозьких міщан, 1636 р. Переклав В. Шевчук.











Попередня     Головна     Наступна


Вибрана сторінка

Арістотель:   Призначення держави в людському житті постає в досягненні (за допомогою законів) доброчесного життя, умови й забезпечення людського щастя. Останнє ж можливе лише в умовах громади. Адже тільки в суспільстві люди можуть формуватися, виховуватися як моральні істоти. Арістотель визначає людину як суспільну істоту, яка наділена розумом. Проте необхідне виховання людини можливе лише в справедливій державі, де наявність добрих законів та їх дотримування удосконалюють людину й сприяють розвитку в ній шляхетних задатків.   ( Арістотель )



Якщо помітили помилку набору на цiй сторiнцi, видiлiть мишкою ціле слово та натисніть Ctrl+Enter.